Меню Рубрики

Кара кала туркменистан вч 2047 песни

  • Пользователи
  • 28 сообщений
  • Регистрация Лет: 13, Месяцев: 4, Дней: 6
    • Пол: Мужчина
    • Город: г. Магадан
    • Интересы: посидеть за хорошим столом в кругу хороших людей.
    • Служил: КСАПО 1989-1993 Кара-Кала
    • Ваше имя: Батов

      Конечно помню! Хотя мы не разу не встречались. Если не ошибаюсь, ты в 91 г. ушел в академию(или перевёлся), заставу принял Коля Егоров. Я в это время я еще был замполитом на 7-ке(Текенжик). Прослужил в Кара-Кала до 96 г. и ушел в академию им. Фрунзе.

    • Форумчане
    • 559 сообщений
    • Регистрация Лет: 14, Месяцев: 4, Дней: 12
    • Страна:
    • Пол: Мужчина
    • Город: г.Голицыно
    • Служил: Везде
    • Ваше имя: Вадим

      Конечно помню! Хотя мы не разу не встречались. Если не ошибаюсь, ты в 91 г. ушел в академию(или перевёлся), заставу принял Коля Егоров. Я в это время я еще был замполитом на 7-ке (Текенжик). Прослужил в Кара-Кала до 96 г. и ушел в академию им. Фрунзе.

      Информация для всех, кто знал В.И.Костина (командир роты связи, начальник связи отряда в 82-86гг). По имеющейся информации, из Средней Азии он был переведен в Калининградскую обл. На днях ребята пробили его по всем возможным базам в Калининградской обл. Упоминаний нет! Может кто помочь в поисках?

    • Пользователи
    • 10 сообщений
    • Регистрация Лет: 12, Месяцев: 1, Дней: 3
    • Служил: Ксапо Мвпкоорку Мукачево Измаил Одесса
    • Ваше имя: Владимир

    • Пользователи
    • 29 сообщений
    • Регистрация Лет: 12, Месяцев: 4, Дней: 10
    • Пол: Мужчина
    • Город: Южно-Курильск
    • Служил: Россия
    • Ваше имя: Андрей

    • Пользователи
    • 10 сообщений
    • Регистрация Лет: 12, Месяцев: 1, Дней: 3
    • Служил: Ксапо Мвпкоорку Мукачево Измаил Одесса
    • Ваше имя: Владимир

      Володя привет. рад дебя увидеть на форуме. Если помниш я Жданов Андрей, начальник НЗ-7 в то-же время , что и ты. Пиши.

    • Пользователи
    • 15 сообщений
    • Регистрация Лет: 12, Дней: 4
    • Пол: Мужчина
    • Город: Украина г. Луцк
    • Служил: КСАПО В/ч 2047 Кара-калинский ПО.фельдшер
    • Ваше имя: Олег Резник

    • Пользователи
    • 28 сообщений
    • Регистрация Лет: 13, Месяцев: 4, Дней: 6
    • Пол: Мужчина
    • Город: г. Магадан
    • Интересы: посидеть за хорошим столом в кругу хороших людей.
    • Служил: КСАПО 1989-1993 Кара-Кала
    • Ваше имя: Батов

      Руслан Батов привет рад за тебя что есть большое желание служить Отечеству да и вообще ты всегда был оптимистом.

      «. Здесь сейчас служит стоматолог Саша Лега.».

    • Пользователи
    • 29 сообщений
    • Регистрация Лет: 12, Месяцев: 4, Дней: 10
    • Пол: Мужчина
    • Город: Южно-Курильск
    • Служил: Россия
    • Ваше имя: Андрей

    • Пользователи
    • 15 сообщений
    • Регистрация Лет: 12, Дней: 4
    • Пол: Мужчина
    • Город: Украина г. Луцк
    • Служил: КСАПО В/ч 2047 Кара-калинский ПО.фельдшер
    • Ваше имя: Олег Резник

      Олег, будь другом, передай персональный привет Сане Леге, и если сможешь, затащи его на форум!

      Олег передай огромный привет Александру Лега от Жданова Андрея- начальника 7 погз (Текенджик — 90-93) .

    • Пользователи
    • 3 сообщений
    • Регистрация Лет: 12, Дней: 4
    • Служил: вч 2047 рота связи
    • Ваше имя: Сергей

      источник

      Копейкин Виктор — Марш пограничников.

      1. Который раз все делят землю на земле
      Скучает, видно, кто-то снова по войне.
      Но, а тебе ночами вновь не досыпать
      Твой долг границы всей России защищать.
      Но, а тебе ночами вновь не досыпать
      Твой долг границы всей России защищать.

      2. Не важно кто ты — офицер или солдат
      Всю жизнь ты будешь вспоминать своих ребят.
      С кем шел в наряде по границе словно в бой
      Они

      14 июля 1920 года решением Совета Труда и Обороны учреждено Центральное управление пограничного надзора при Наркомате внешней торговли.

      Хронология преобразований пограничной охраны СССР и России

      • 1822 г. — принят Указ «Об устройстве таможенной стражи по сухопутной европейской границе».

      • 1827 г. — создана военнизированная пограничная таможенная стража (с 1835 г. – пограничная стража) при Министерстве

      Пограничники Берии: почему немцы не брали их в плен.

      Существует расхожее мнение, что СССР не ожидал нападения гитлеровской Германии. Этим объясняется ряд крупных поражений и значительный урон, который противник нанес в первые недели наступления. Историки спорят о том, насколько тщательно готовилось руководство Советского Союза к войне.
      Возможно, Сталин и его ближайшее окружение рассматривали немецкое

      22 июня 1941 года в 4 утра без объявления войны фашистская Германия и её союзники напали на Советский Союз. Начало Великой Отечественной войны попало не просто на воскресенье. Это был церковный праздник Всех святых, в земле Российской просиявших.

      Части Красной армии были атакованы немецкими войсками на всём протяжении границы. Бомбардировкам подверглись Рига, Виндава, Либава, Шауляй, Каунас, Вильнюс,

      Дорогие пограничники — хранители покоя нашего государства! Поздравляем вас с профессиональным праздником и желаем огромного здоровья и стойкости в продолжении вашей достойной работы.
      Пусть ваши семья всегда встречают вас дома в добром здравии и приподнятом настроении, чтобы домашний очаг радовал вас и звал к себе.
      Пусть ваш труд будет оценён вашими родными и близкими. Низкий вам поклон.

      источник

      Любовь и смерть старшего лейтенанта Кожевникова.

      Любовь и смерть старшего лейтенанта Кожевникова.

      Он погиб в Афганистане почти 33 года назад. Сегодня готовится к изданию книга его о жизни и подвиге

      … Там, на пограничной заставе, Людмила впервые увидела цветок граната. В мае 80-го эти южные деревца стояли, словно облитые молоком, только белое как будто отсвечивало красным. Старинное туркменское село Кара-Кала (на русский его название переводится как Черная крепость) служило когда то крепостью, охранявшей дорогу из Ирана. А сейчас здесь расположились советская погранзастава и, что было удивительным для Людмилы, филиал Всесоюзного института растениеводства, красивейший питомник. Субтропические деревья и кустарники, собранные со всего света, поражали воображение. Плантации винограда, абрикосы, миндаль, инжир — чего там только не было. Говорят, что в районе Кара-Калы, в горах Копетдага, ученые нашли даже волшебное растение мандрагору. Но больше всего здесь было гранатовых деревьев, ботаникам удалось собрать самую крупную коллекцию в мире, более 800 видов и форм. И особо романтичные составители путеводителей называли Кара-Калу «гранатовым раем».

      Но если есть на свете рай, то где-то должен быть и ад. А он был совсем рядом, за горами. «Ввод ограниченного контингента советских войск в Афганистан» произошел 25 декабря 1979 года. Там шла настоящая война. На эту войну пограничники ездили в командировки, из которых можно было и не вернуться.

      Недалеко от войны

      Тогда, в мае 80-го, про войну в Афганистане если и говорили, то только шепотом. Но уже летели в советские города самолеты с «грузом 200». И в это время Людмила приехала в Кара-Калу, чтобы навестить сестру, офицерскую жену.

      И был жаркий май, и была их первая встреча с Виктором. И были ночи при луне, и белел в темноте жасмин, и цвели деревья и кусты, которые свезли сюда из всех субтропиков мира трудолюбивые ботаники, и журчали арыки, и пели лягушки, и пахло скошенной травой.

      Если бы они знали, что им отпущено быть вместе только полтора года…

      А тогда Людмила уехала в Москву, кончился отпуск. Они писали друг другу письма, осторожные, боясь спугнуть только возникшее чувство. Потом отпуск был у Виктора, он приехал на родину, в Верхнеуральск, где его ждали родные. Но дома побыл совсем немного, быстро собрался в столицу. Когда они гуляли по Красной площади, Виктор сделал Людмиле предложение. Свадьбу решили играть в Кара-Кале. Поженились они 20 декабря 80-го. И начали жить в «гранатовом раю», недалеко от войны.

      Кружилась летучая мышь

      Уже потом, через много лет после окончания той войны, заговорили об участии в ней пограничников. По словам полковника С. В. Богданова (тогда он был еще капитаном и командиром Виктора), « зеленых фуражек вроде бы и не было на той стороне Амударьи». Но ведь это не так! В своих воспоминаниях он пишет: «Практически все время, пока велись боевые действия в Афганистане, пограничники выполняли поставленные перед ними специфические задачи. С целью предотвращения проникновения на нашу территорию бандформирований, оружия, наркотиков была создана зона ответственности для пограничных войск, глубиной до 150 километров».

      Конечно, ничего этого Людмила не знала. Не знали и родные Виктора в Верхнеуральске. Младшая сестра Наталья говорит: «Он нам не рассказывал, что был в Афганистане и участвовал в боевых операциях. Но он часто уходил в себя, в свои мысли. И я заметила тогда, что у него были седые виски. А когда он в последний раз приезжал в отпуск, ему было 23 года, а погиб он в 24».

      Незадолго до гибели Виктор сообщил родителям, что представлен к ордену за выполнение служебного задания. Но пока готовились наградные документы, случился тот самый последний бой. Орден Красного Знамени вручили родителям Виктора, Николаю Ивановичу и Вере Васильевне, после смерти сына.

      … А пока в военном городке текла своя жизнь. Людмила устроилась работать на ковровую фабрику. В командировки Виктор начал ездить все чаще. Людмила все время его откуда то ждала. Она вспоминает: «Перед последней командировкой я просто поливала его слезами. Он мне еще говорил: ты меня заранее хоронишь. А однажды (может, это было как раз в момент его гибели) у нас отключили свет. Были сумерки. Я посмотрела в окно, передо мной молниеносно кружилась летучая мышь, а потом прямо камнем полетела вниз. Меня такой ужас охватил».

      Наша Голгофа

      В свою последнюю командировку Виктор уезжал в день рождения жены. Они планировали поехать в отпуск в Верхнеуральск, к родителям Виктора, но поездка не состоялась. Уезжал он на две недели, а пробыл два месяца . Свое последнее письмо он написал за день до гибели, отчаявшись дождаться замены: «Здравствуй, моя любимая, самая близкая Людмила. Пишу тебе. Пока жив и здоров. Ничего меня не берет. Ни холод, ни дождь, ни… В общем, все пока нормально. Очень и очень, Людмила, скучаю по тебе… Звонил Чернобровкину, обещал замену. Вот вроде и все. Целую. Виктор. 16.10.81 г. 16.40.»

      А завтра был его последний бой. Историки потом назовут октябрьскую 1981 года операцию в Куфабском ущелье первым крупным поражением советских войск в Афганистане. Это была широкомасштабная операция по перекрытию путей доставки оружия, боеприпасов в Афганистан из Пакистана.

      Говорят о просчетах командования, о стратегических ошибках. Но это нисколько не умаляет подвига десантников, которые были выброшены в Куфаб прямо в лапы к душманам. Группа из 8 вертолетов попала в засаду под перекрестный огонь крупнокалиберных пулеметов противника. Кровавый бой продолжался двое суток, еще трое суток собирали раненых и погибших. Один из участников тех событий сказал так: «Это была наша Голгофа».

      Те, кто остались в живых, постарались описать тот бой до мельчайших подробностей. Вот что вспоминает штурман вертолета Ми 8 Валерий Романов: « Капитан (речь идет об С. В. Богданове. — Авт.) ведет разговор по рации с «Миной»: «Выноси раненых и убитых, выноси раненых и убитых…» Я ему: «Отводи переднюю группу назад, духи пошли вперед»! Он кричит: «Мина… Мина!». В ответ — тишина… Уже потом, когда вывозили на бортах убитых, я нашел среди них старлея с позывным «Мина». Он дрался до последнего патрона, израненный. Басмачи переломали ему все суставы, выкололи глаза…Вечная слава Герою!»

      «Мина» — это был позывной старшего лейтенанта Виктора Кожевникова. В самый разгар обстрела, когда горели и взрывались вертолеты, капитан Богданов приказал Виктору организовать поиск пропавших из виду десантников. Вот что полковник в отставке Богданов рассказывает сегодня: «Виктор с тремя десантниками, маскируясь за валунами и поддерживая связь со мной по радиостанции, начал разведку. Она проходила под постоянным обстрелом афганцев. Через некоторое время Виктор доложил, что видит наших товарищей под большим валуном, дальше за сгоревшим вертолетом, и что он попытается помочь им. Через небольшой промежуток времени я услышал по радиостанции от Виктора о том, что по нему стреляют и тут же он прокричал, что ранен и просит помощи. Десантники, оказавшиеся под валуном, к этому времени были погибшими. Через некоторое время стрельба несколько стихла. Мы предприняли попытку вынести тела погибших и найти Виктора. Виктора нашли на левом берегу речки Куфаб, недалеко от моста. Он был раздет (оставались только брюки) без оружия и снаряжения. По заключению врача, Виктор погиб от полученного ранения. Но на нем были следы от тяжких издевательств со стороны душманов».

      Книга о герое

      Людмила узнала всю правду о гибели Виктора только спустя 30 лет.

      Людмила говорит: «То, что он достойно вел себя, как настоящий офицер, нисколько не утешает. Он был честным и порядочным при жизни, и это уже был повод гордиться им. Мне сейчас не легче, а тяжелее, чем раньше, зная, что Витя умер от пыток. Добрый, светлый человек! Он оставил о себе такую же память. Его помнят и сослуживцы, и солдаты, у которых он был командиром. Я очень благодарна судьбе за встречу с Виктором, за любовь и счастье, которое я испытала».

      Виктора хоронили в родном Верхнеуральске. На похороны пришел, кажется, весь город. Кода гроб проносили мимо школы, прозвучал прощальный звонок, как дань любви к одному из лучших учеников. Гибель его потрясла городок. «Мы отомстим за смерть Виктора!». Эти слова произнес тогда на траурном митинге первый секретарь Верхнеуральского райкома комсомола Владимир Образцов. Сегодня он вспоминает: «Виктор был одноклассником и другом моего младшего брата, он рос на моих глазах. Тогда, провожая его в последний путь, я и не предполагал, что совсем скоро, через несколько лет я окажусь в горах Афганистана, в самом пекле страшной войны. Я часто вспоминал там о Викторе, настоящем офицере, который погиб, выполняя приказ».

      Виктора Кожевникова нет в живых уже почти 33 года. И все это время Владимир Образцов (сегодня он руководит филиалом Почты России в Челябинской области) хранит о нем память. Вместе с родными Виктора он все эти годы собирает воспоминания десятков людей, которые знали нашего земляка с самых ранних лет и до последних мгновений его жизни, фотографии, газетные материалы. Весь этот богатейший материал должен стать основой для книги. Чтобы не стерлась память о Викторе Кожевникове и о многих тысячах солдат, которые отдали жизни в Афгане. Чтобы люди помнили, что такое война, и не забывали, что такое любовь.

      Алевтина Никитина

      КОЖЕВНИКОВ ВИКТОР НИКОЛАЕВИЧ
      2.10.57 — 17.10.81
      старший лейтенант

      Уроженец г. Верхнеуральска Челябинской области. Русский. Образование высшее. Член КПСС. В Афганистане — командир инженерно-саперной роты (в/ч 2047).

      В 1979 году с отличием окончил Тюменское высшее военное инженерное командное училище имени маршала А. И. Прошлякова.

      С 1979 по 1981 г. — служба в Туркменистане в г. Кара-Кала, в в/ч 2047 погранвойск КГБ СССР.

      1981 год — Афганистан. 17 октября 1981 года погиб в бою.

      Награжден орденом Красного Знамени (посмертно). Похоронен в г. Верхнеуральске Челябинской области.

      источник

      Самое крупное селение расположено в средней широкой части долины. Это поселок городского типа Кара-Кала — районный центр, в котором живет 5 тыс. человек (1968 г.) — около четверти населения всей долины.

      Кара-Кала — старое поселение, которое когда-то служило крепостью, охранявшей дорогу из Ирана, и называлось Карры-Кала«Старая крепость». Со временем название превратилось в «Кара-Кала», то есть «Черная крепость».

      В истории туркменского народа Кара-Кала — особенно дорогое и памятное место: здесь провел ранние годы Махтумкули-Фраги, происходивший из племени гокленов. Родоначальник туркменской поэзии, поэт и философ, он отдал свой талант обличению лжи, зла и насилия, он призывал туркмен покончить с межплеменными распрями, объединиться, чтобы обрести силу и независимость.

      Певцы и сказители — бахши, разносившие стихи-песни Махтумкули по Туркменистану, любили рассказывать, что поэта свело в могилу «огорчение сердца из-за непрекращающейся кровавой вражды племен, губившей народ». В афористичных, стройно-звучных стихах Махтумкули звучала страстная мечта о единении туркмен, мечта, которая смогла стать реальностью только в годы независимости:

      «Единой семьею живут племена,
      Для тоя расстелена скатерть одна;
      Здесь братство — обычай и дружба — закон
      Для славных родов и могучих племен. »

      В 1960 г. на родине Махтумкули, в поселке Геркез, в бывшем ауле Юзван-Кала. Кара-Калинского района, был установлен памятник поэту.

      В самой же Кара-Кале расположен республиканский питомник субтропических культур, а вблизи селения находятся участки Туркменской опытной станции Всесоюзного института растениеводства и плантации совхоза субтропических культур. На опытной станции под открытым небом создана живая коллекция субтропических плодовых и декоративных растений из разных уголков земного шара. Изучая их, работники станции отбирают сорта, наиболее приспособленные к природным условиям республики, и ведут с ними селекционную работу. Наряду с этим станция изучает местную дикую флору для отбора наиболее ценных ее видов и улучшения на их основании культурных сортов. Особенно известна своими исследованиями старейший научный работник станции, ее директор Ольга Фоминична Мизгирева. Ей, в частности, удалось найти в бассейне Сумбара редкое растение — мандрагору, корень которого подобно корню женьшеня напоминает фигуру человека. Из плодов и корней мандрагоры приготовляют анестезирующие, стимулирующие и другие лекарственные препараты.


      В небольших колхозных садах долины Атрека хорошо плодоносит гранатовое дерево; с каждого гектара насаждений здесь снимают 130 ц плодов

      Субтропические культуры — недавние поселенцы на Сумбаре. Прежде здесь, как и в других местах Туркмении, выращивали главным образом абрикос и виноград. Теперь в долине много инжира, миндаля и нет колхозного сада без граната.

      Но как уже говорилось, земледелие в бассейне Сумбара ограничено из-за недостатка воды; орошаемых посевов здесь мало, и среди них еще преобладают озимые пшеница и ячмень, томаты, лук, редис, морковь, дыни. Заметная роль в хозяйстве Сумбарского бассейна принадлежит разведению шелкопряда и связанному с ним выращиванию шелковицы, а также животноводству на горных пастбищах — разводят овец, коз и коров. Однако наиболее перспективная специализация сумбарских колхозов — субтропическое садоводство. Оно уже теперь дает республике гранаты, миндаль и другие плоды, которые не вызревают или вызревают поздно и в недостаточном количестве в других ее районах.

      Промышленность в бассейне Сумбара совсем не развита. Местное сельское хозяйство пока еще не может служить для нее достаточной базой, а богатства недр района изучены слабо, хотя известны месторождения барита, витерита, киновари, горючих газов и рассолов с ценными минеральными компонентами.

      Медицина в Кара-Кала развита достаточно хорошо, но всё же многих специалистов краю не хватает. Поэтому многие жители пользуются советами гинеколога онлайн бесплатно . Также посредством интернета можно получить и другие медицинские советы и рекомендации от ведущих специалистов Туркменистана.

      Для дальнейшего хозяйственного развития Сумбарской долины необходимо зарегулировать сток Сумбара плотинами. Тогда можно будет в ней еще шире развернуть субтропическое плодоводство и выращивать ранние овощи, а также приступить к разработке недр, строить в этом живописном районе со здоровым климатом дома отдыха и санатории.

      Кара-Кала и вся долина Сумбара служат как бы связующим звеном между северными предгорьями Копетдага и широкой долиной Атрека.

      источник

      • Автор: Большой2020
      • Рядовой
      • Зарегистрирован: 2014-02-17
      • Приглашений: 0
      • Сообщений: 1
      • Уважение: [+0/-0]
      • Позитив: [+0/-0]
      • Провел на форуме:
        1 час 8 минут
      • Последний визит:
        2015-12-13 19:46:53

      Доброго времени всем пограничникам. Молчал очень долго, но все таки решил написать коротко все, что видел и знал.

      КО ДНЮ ВОИНА-ИНТЕРНАЦИОНАЛИСТА
      Унылые горные пейзажи, днем — жара, ночью — стужа, дефицит воды, за каждой сопкой — притаившийся «дух» с автоматом. Афганистан — он до сих пор отдается болью в душе многих, кто прошел через эту мясорубку. Чужая страна, чужой, часто озлобленный народ, всегда готовый к бою автомат. Прошло уже более 20 лет с момента вывода советских войск из Демократической Республики Афганистан, а память осталась. Остались и герои, сложившие свою голову в пыльных горах Афгана. А те, кто выжил, имеют на сердце глубокую рану.
      15 февраля в нашей стране отмечается день вывода войск из Афганистана, или, как его называют, День воина-интернационалиста. По традиции, отдают почести погибшим, собирают вместе живых «афганцев». Звучат речи, поздравления. Но есть среди побывавших в Афгане и такие, про которых государство и общество забыли, кто не имеет ни льгот, ни наград, ни даже удостоверения военнослужащего, принимавшего участие в спецоперациях в Афганистане
      С Сашей Ульяновым, который живет в Коврове, я познакомился давно. Спортсмен, судья республиканской категории по баскетболисту, кандидат в та и перворазрядна командным видам спорта, настолестящий видеооператор (закончил Академию международного сотрудничества). ..
      У Александра много увлечений, которые помогают ему зарабатывать на жизнь. Он активный политический деятель на местном уровне, коммунист.
      Не так давно я узнал, что он был на афганской войне. Хотел сделать материал как с воином-интернационалистом, но оказалось, что, принимая участие в спецоперациях, два раза живым выйдя из страшных боев с «душманами», спасая от смерти товарищей, Саша не имеет даже удостоверения афганца, не говоря уж о каких-то льготах.
      Высокий, баскетбольного вида Саша Ульянов родился и вырос в Коврове, учился в школе № 2, потом в Ковровском энерготехникуме. Там и получил уникальную специальность — механик автоматических систем, стрелкового вооружения всех видов войск, специализация «иностранное оружие». На призывном пункте сказал, что все равно в какие войска придется попасть, лишь бы не расставаться с баскетболом. Но все оберну¬лось иначе: Сашу отправили служить на границу Советского Союза — в Туркмению
      — После того как я приехал в часть № 2047 в г. Кара-Кала, -рассказывает Александр, — через месяц похудел на 20 кг. Кормежка, мягко говоря, никакая, мы уби¬вали в основном стратегический запас «сушары» — картошка, сваренная в 1952 году, засушенная и засыпанная в бумажный пакет. Ели ее два раза в день пять раз в неделю, вода питьевая привозная. Большая часть личного состава переболела желтухой. Это был 1985 год, самый разгар войны в Афганистане.
      — Как лее ты в первый раз туда попал?
      — В июне 1985 года, до принятия присяги, по личному приказу начштаба майора Малофеева был отправлен в главный штаб погранвойск в г. Ашхабад с лейтенантом Нечаевым. В двух ведрах вез фрукты для какого-то полковника. Потом был отправлен в гостиницу для рядового состава комендатуры погранвойск.
      15 июня в гостиницу прибыл майор, фамилию которого я не знаю, переписал всех солдат и их специальности. Меня спросил — как стреляю, могу ли показать. Поехали на полигон, где я из автомата АК-74 выбил 92 очка из 100. Майор объявил благодарность.
      Вечером пришли играть офицеры в волейбол, я тоже напросился и через них вышел на баскетболистов, потом меня пригласили играть в Куйбышев, на Всесоюзную спартакиаду вооруженных сил. Там отыграл три игры, а потом за мной приехал полковник и сказал: «Солдат, ты призван служить, а не играть», и отвез меня вертолетом прямо в воинскую часть г. Тахта-Базар.
      Там меня переодели из погранформы в форму Варшавского договора, взяли подписку о неразглашении военной тайны, забрали документы, повесили на шею какой-то медальон с плохо видным номером и отправили на аэродром. Самолетом перелетели в г. Мазари-Шариф, а оттуда вертолетом в район Кандагара.
      — Какие были первые впечатления от Афганистана?
      — Природа в тех краях своеобразная: днем жарища неимоверная, ночью замерзаешь, всегда носишь с собой флягу с водой и теплые вещи. В грунте нет песка, одна пыль, и из такой пыли афганцы строят свои хижины.
      Местный народ к нам относился по-разному. Зависело от того, какие у местных были впечатления от советских военнослужащих. Кто сотрудничал с нашими — и относился соответственно хорошо.
      В жару на улицах никого не увидишь, селения оживают с утра или вечером. Вода — на вес золота, очень мало.
      Необыкновенно красивое ночное звездное небо в сопках и горах, видны даже маленькие звездочки и пролетающие спутники.
      В наших широтах такого не увидишь. Эти же звезды помогали ориентироваться на местности.
      — Но вы приехали туда выполнять спецзадание?

      Мне был дан приказ в бой с «духами» не вступать, отбирать после боя иностранное оружие, которое может иметь ценность.
      Мы около недели ходили какими-то тропами, пока не попали под обстрел «духов», потом получили приказ отступать, занять высоту и держать до подхода основных сил.
      При обороне высоты мы услышали приказ идти на выручку нашей колонне, попавшей в ущелье в засаду. С боем мы прорвались на сопку, потеряв при этом больше половины состава группы.
      Слышал, как капитан Курбанов кричал: «Какая операция «Лесник»? У меня люди гибнут, где авиация?».
      На нас ползли около 200 «духов». После двух часов боя осталось в живых пять человек: молодой лейтенант отстреливался из пулемета рядом с ним уже лежало несколько прапорщиков. Всех снял снайпер. По приказу Курбанова я из снайперской винтовки убил снайпера «духов» и по¬лучил приказ держаться, пока не пройдет колонна с ранеными и гражданскими. Лейтенанта за пулеметом прошила очередь. Курбанова ранило. Он мне махнул рукой — к пулемету. Держались еще минут 30, потом появилась колонна. А вскоре прилетели вертолеты и стали отрабатывать позиции «духов». Капитан был еще жив, но стрелять уже не мог.
      Я потащил капитана к машинам, напоследок он сказал: «Держись и дай колонне уйти, я тебя к «герою» представлю». Но тогда о наградах не думал, пропустил мимо ушей. .
      Передал капитана в руки солдат из этой колонны, потом вернулся к пулемету. Бой продолжался еще 1,5 часа. Колонна уходила, но каково же было мое удивление, когда увидел, что после взрыва мины из последней машины начали вываливаться коробки с японской аппаратурой «SНАRР», «АКАI», «SОNУ». А нам говорили, что там гражданские, дети. Уже потом я узнал, что в Ашхабаде была комиссионка, где все это продавали.
      На склоне в живых больше ни¬кого не было, к вечеру все стихло. Связаться с нашими было невозможно — рация разбита. Двое су¬ток бродил по сопкам, пока, голодный и без воды, не вышел на пост своих частей. В санчасти мне перевязали простреленную левую ногу. Вскоре пришел майор особого отдела, стал расспрашивать. Я рассказал все, что видел. Он связался с каким-то полковником, и я услышал, как по рации ему сказали: «Не лезь куда тебе не положено!». Майор сказал, что капитана Курбанова доставили в полевой госпиталь и он там в госпитале написал на меня представление к награде. Но вертолет с документами сбилиивсе пропало.
      Как же так ведь можно было восстановить справедливость , написать рапорты.
      Ябыл рядовой , и этим все сказано,офицеры старались себя обезопасить по полной программе. А мы что? Получил приказ -и вперед. Где я, рядовой, искал бы этого капитана? Был в Ашхабадском госпитале, а оттуда меня снова отправили в свою часть. Там сказали про секретность, иначе — дисбат. Какое уж тут отстаивание своих прав. Хорошо, что жи¬вой вернулся.
      — Но ты ведь еще раз был в Афгане?
      — В конце сентября меня отправили снова в командировку в Афган. Мы уезжали вместе с прапорщиком Данилишиным в комендатуру отряда Бахарден, потом в Ашхабад, где меня взял с собой старший лейтенант Савченко. Нас переодели и посадили в вертолет МИ-8. По прилете в Кушку по¬кормили и вооружили — сказали: берите все, что можете тащить. И опять маневренная группа из 28 человек. Друг друга не знаем, разговаривать не разрешали . Я мог говорить только с Савченко. Командовал группой Василич, фамилии его мы не знали. Нас выбросили на парашютах. По тропам в районе Лахмана двое суток мы бродили, пока не вышли в заданный квадрат. Там установили какую то аппаратуру и пошли дальше. Через сутки вышли на разбитую колонну духов. Мое дело — оружие. Отобрал три пулемета.
      Пошли в другой квадрат, через некоторое время услышали бой, пошли в обход, но нарва¬лись на засаду «духов». Отстреливались около двух часов. Потом ко мне подполз Василич и приказал из автомата и подствольника прикрыть ребят, которые тащили какие-то железные ящики. Я отстреливался минут 30-40, пока меня не накрыло взрывной волной. Когда я поднял голов, Василич с ребятами и ящиками быстро уезжали на машине. Нас осталось несколько человек. Отстреливались.
      Минут через десять прилете¬ли вертушки и открыли огонь. Поднялся огромный столб пыли, при котором ничего видно не было. Когда я спустился с бугра, то никого не увидел из своих. Обнаружил раненого. Он был одет в «духа’», но говорил по-русски. Просил доставить к командующему 40-й армией. И опять все повторилось. В бреду он шептал: «Я тебя к награде представлю, но только к командующему, ни к кому больше». Он терял сознание постоянно ,но когда приходил в себя в бреду повторял, крот аушев, крот аушев.
      На нем была старая и рваная одежда, весь в старых кровяных пятнах с большой и длинной бородой. Я его тащил несколько суток, пока не вышел на блок пост СА. Человека отправили вертолетом, я его больше никогда не видел. В дивизии меня долго расспрашивали особисты. Потом самолетом отправили в Ашхабад, в госпиталь. Сопровождавший сказал тогда на ухо: «Забудь все, что видел».
      — Как закончилась служба?
      — После Ашхабада меня отправили в в/ч 2047, где я дослуживал до осени 1986-го. Как-то на полигоне выдавали гранаты молодым солдатам, а через какое-то время раздался взрыв, и я ничего не помню. Очнулся уже в госпитале Ашхабада, меня долго вы¬хаживали.
      Потом меня комиссовали, и я 2 декабря 1986 года вернулся до¬мой без документов, с одной только справкой, что я военнослужащий в/ч 2047.
      Через полгода пришли и военный билет, и у четно-послужная карточка. В военкомате мне личное дело не показывали и ничего толком не рассказали. Только в военном билете были странные записи, что я совершил два спецпохода в Демократическую Республику Афганистан по приказу № 89, 94 от 20.10.85. Задание особого назначения в/ч 2047. Причем даже не на той странице, где это нужно, и без печати воин¬ской части. Все это как-то странно .Я. делал несколько запросов в разные инстанции но но ответ получил только от депутата ГД Идюхина, в письме он указал что мои данные косвенно подтверждаются но вдокументах нет никакой информации обо мне, после нового года будет проведена спец проверка, но в скорее Илюхина отравили , т.к.он был главным обвинителем военного трибунала по обвинению Путина В.В.
      Как же так? Два боя, геройские поступки и нет даже удостоверения военнослужащего-«афганца»? Нет льгот?
      — Я был рядовой погранец, а в Афгане ,был только в двух командировках. Вот и не стали афиши¬ровать, а на все мои запросы отвечают молчанием. Откуда же тогда запись в военном билете? Мы долго разбирались, мама моя искала правду, но все скрыто. Даже фотографий с Афгана никаких нет.
      * * *
      Сашу Ульянова в Афгане в шутку называли «Ленин» из-за соответствующей фамилии. Вот так, два боя, ранения — и ни одного документального следа. Когда мы договаривались об интервью, Александр скромно заметил, что не хотелось бы, чтобы статья получилась жалобой какого-то рядового, которому не дали каких-то наград.
      Скромность, конечно, качество хорошее. Но как легко наше государство забывает вот о таких маленьких подвигах, как легко награды выдают разным полковникам и генералам и напрочь забывают о рядовых, которые первыми шли под пули.
      Вот такой необычный «афганский» рассказ. Годы прошли, а боль в душе Александра не утихает.
      — Вот найти бы этого капитана Курбанова, не для наград, а просто узнать, жив ли он, — напоследок помечтал вслух Александр Ульянов, «афганец» по прозвищу Ленин. — Очень хотелось бы снять кино об этих событиях. Может, когда-нибудь эта мечта и осуществится.
      Владимир ВОРОБЬЕВ.

      Владимирские Вести 6 февраля 2011года.

      может кто нибудь слышал или знал про это. Где сейчас Василич и разведчик который раскусил крота.? просьба писать на мыло Ulson2008@ya.ru

      Отредактировано Большой2020 (2014-02-18 09:11:21)

      источник

      15 февраля в нашей стране отмечается день вывода войск из Афганистана, или, как его называют, День воина-интернационалиста. По традиции, отдают почести погибшим, собирают вместе живых «афганцев». Звучат речи, поздравления. Но есть среди побывавших в Афгане и такие, про которых государство и общество забыли, кто не имеет ни льгот, ни наград, ни даже удостоверения военнослужащего, принимавшего участие в спецоперациях в Афганистане.
      С Сашей Ульяновым, который живет в Коврове, я познакомился давно. Спортсмен, судья республиканской категории по баскетболу, кандидат в мастера спорта и перворазрядник по игровым командным видам спорта, блестящий видеооператор (закончил Академию международного сотрудничества)…
      У Александра много увлечений, которые помогают ему зарабатывать на жизнь. Он активный политический деятель на местном уровне, коммунист.
      Не так давно я узнал, что он был на афганской войне. Хотел сделать материал как с воином-интернационалистом, но оказалось, что, принимая участие в спецоперациях, два раза живым выйдя из страшных боев с «душманами», спасая от смерти товарищей, Саша не имеет даже удостоверения афганца, не говоря уж о каких-то льготах.
      Высокий, баскетбольного вида Саша Ульянов родился и вырос в Коврове, учился в школе № 2, потом в Ковровском энерготехникуме. Там и получил уникальную специальность — механик автоматических систем, стрелкового вооружения всех видов войск, специализация «иностранное оружие». На призывном пункте сказал, что все равно в какие войска придется попасть, лишь бы не расставаться с баскетболом. Но все обернулось иначе: Сашу отправили служить на границу Советского Союза ‑ в Туркмению.
      — После того как я приехал в часть № 2047 в г. Кара-Кала, — рассказывает Александр, — через месяц похудел на 20 кг. Кормежка, мягко говоря, никакая, мы убивали в основном стратегический запас «сушары» — картошка, сваренная в 1952 году, засушенная и засыпанная в бумажный пакет. Ели ее два раза в день пять раз в неделю, вода питьевая привозная. Большая часть личного состава переболела желтухой. Это был 1985 год, самый разгар войны в Афганистане.
      — Как же ты в первый раз туда попал?
      — В июне 1985 года, до принятия присяги, по личному приказу начштаба майора Малофеева был отправлен в главный штаб погранвойск в г. Ашхабад с лейтенантом Нечаевым. В двух ведрах вез фрукты для какого-то полковника. Потом был отправлен в гостиницу для рядового состава комендатуры погранвойск.
      15 июня в гостиницу прибыл майор, фамилию которого я не знаю, переписал всех солдат и их специальности. Меня спросил — как стреляю, могу ли показать. Поехали на полигон, где я из автомата АК-74 выбил 92 очка из 100. Майор объявил благодарность и отправил на кухню отъедаться.
      Вечером пришли играть офицеры в волейбол, я тоже напросился и через них вышел на баскетболистов, потом меня пригласили играть в Куйбышев, на Всесоюзную спартакиаду вооруженных сил. Там отыграл три игры, а потом за мной приехал полковник и сказал: «Солдат, ты призван служить, а не играть», и отвез меня вертолетом прямо в воинскую часть г. Тахта-Базар.
      Там меня переодели из погранформы в форму Варшавского договора, взяли подписку о неразглашении военной тайны, забрали документы, повесили на шею какой-то медальон с плохо видным номером и отправили на
      аэродром. Самолетом перелетели в г. Мазари-Шариф, а оттуда вертолетом в район Кандагара.
      — Какие были первые впечатления от Афганистана?
      — Природа в тех краях своеобразная: днем жарища неимоверная, ночью замерзаешь, всегда носишь с собой флягу с водой и теплые вещи. В грунте нет песка, одна пыль, и из такой пыли афганцы строят свои хижины.
      Местный народ к нам относился по-разному. Зависело от того, какие у местных были впечатления от советских военнослужащих. Кто сотрудничал с нашими — и относился соответственно хорошо.
      В жару на улицах никого не увидишь, селения оживают с утра или вечером. Вода — на вес золота, очень мало.
      Необыкновенно красивое ночное звездное небо в сопках и горах, видны даже маленькие звездочки и пролетающие спутники. В наших широтах такого не увидишь. Эти же звезды помогали ориентироваться на местности.
      — Но вы приехали туда выполнять спецзадание?
      — Была сформирована маневренная группа из 28 человек. Мой непосредственный командир — капитан Курбанов из Таджикистана, еще было два лейтенанта, пять сержантов, остальные прапорщики! Очень молодые. Из рядовых я один.
      Мне был дан приказ в бой с «духами» не вступать, отбирать после боя иностранное оружие, которое может иметь ценность.
      Мы около недели ходили какими-то тропами, пока не попали под обстрел «духов», потом получили приказ отступать, занять высоту и держать до подхода основных сил.
      При обороне высоты мы услышали приказ идти на выручку нашей колонне, попавшей в ущелье в засаду. С боем мы прорвались на сопку, потеряв при этом больше половины состава группы.
      Слышал, как капитан Курбанов кричал: «Какая операция «Лесник»? У меня люди гибнут, где авиация?».
      На нас ползли около 200 «духов». После двух часов боя осталось в живых пять человек: молодой лейтенант отстреливался из пулемета, рядом с ним уже лежало несколько прапорщиков. Всех снял снайпер. По приказу Курбанова я из снайперской винтовки убил снайпера «духов» и получил приказ держаться, пока не пройдет колонна с ранеными и гражданскими. Лейтенанта за пулеметом прошила очередь. Курбанова ранило. Он мне махнул рукой — к пулемету. Держались еще минут 30, потом появилась колонна. А вскоре прилетели вертолеты и стали отрабатывать позиции «духов». Капитан был еще жив, но стрелять уже не мог.
      Я потащил капитана к машинам, напоследок он сказал: «Держись и дай колонне уйти, я тебя к «герою» представлю». Но тогда о наградах не думал, пропустил мимо ушей.
      Передал капитана в руки солдат из этой колонны, потом вернулся к пулемету. Бой продолжался еще 1,5 часа. Колонна уходила, но каково же было мое удивление, когда увидел, что после взрыва мины из последней машины начали вываливаться коробки с японской аппаратурой «SHARP», «AKAI», «SONY». А нам говорили, что там гражданские, дети. Уже потом я узнал, что в Ашхабаде была комиссионка, где все это продавали.
      На склоне в живых больше никого не было, к вечеру все стихло. Связаться с нашими было невозможно — рация разбита. Двое суток бродил по сопкам, пока, голодный и без воды, не вышел на пост своих частей. В санчасти мне перевязали простреленную левую ногу. Вскоре пришел майор особого отдела, стал расспрашивать. Я рассказал. Он связался с каким-то полковником, и я услышал, как по рации ему сказали: «Не лезь куда тебе не положено!». Майор сказал, что капитана Курбанова доставили в полевой госпиталь и он там написал на меня представление к награде. Но вертолет с документами сбили и все пропало.
      — Как же так, ведь можно было восстановить справедливость, написать рапорты.
      — Я был рядовой, и этим все сказано. Офицеры старались себя обезопасить по полной программе. А мы что? Получил приказ ‑ и вперед. Где я, рядовой, искал бы этого капитана? Был в Ашхабадском госпитале, а оттуда меня снова отправили в свою часть. Там сказали про секретность, иначе — дисбат. Какое уж тут отстаивание своих прав. Хорошо, что живой вернулся.
      — Но ты ведь еще раз был в Афгане?
      — В конце сентября меня отправили снова в командировку в Афган. Мы уезжали вместе с прапорщиком Данилишиным в комендатуру отряда Бахарден, потом в Ашхабад, где меня взял с собой старший лейтенант Савченко. Нас переодели и посадили в вертолет МИ-8. По прилете в Кушку покормили и вооружили ‑ сказали: берите все, что можете тащить. И опять маневренная группа из 28 человек. Друг друга не знаем, разговаривать не разрешали. Я мог говорить только с Савченко. Командовал группой Василич, фамилии его мы не знали.
      Нас выбросили на парашютах. По тропам в районе Лахмана двое суток мы бродили, пока не вышли в заданный квадрат. Там установили какую-то аппаратуру и пошли дальше. Через сутки вышли на разбитую колонну духов. Мое дело ‑ оружие. Отобрал три пулемета.
      Пошли в другой квадрат, через некоторое время услышали бой, пошли в обход, но нарвались на засаду «духов». Отстреливались около двух часов. Потом ко мне подполз Василич и приказал из автомата и подствольника прикрыть ребят, которые тащили какие-то железные ящики. Я отстреливался минут 30-40, пока меня не накрыло взрывной волной. Когда я поднял голову, Василич с ребятами и ящиками быстро уезжали на машине. Нас осталось несколько человек. Отстреливались.
      Минут через десять прилетели вертушки и открыли огонь. Поднялся огромный столб пыли, при котором ничего видно не было. Когда я спустился с бугра, то никого не увидел из своих. Обнаружил раненого. Он был одет в «духа», но говорил по-русски. Просил доставить к командующему 40-й армией. И опять все повторилось. В бреду он шептал: «Я тебя к награде представлю, но только к командующему, ни к кому больше».
      На нем была старая и рваная одежда, весь в старых кровяных пятнах, с большой и длинной бородой. Я его тащил, пока не вышел на пост наших солдат. Человека отправили вертолетом, больше я его никогда не видел.
      В дивизии меня опять долго расспрашивали особисты. Потом самолетом отправили в Ашхабад, в госпиталь. Сопровождавший сказал тогда на ухо: «Забудь все, что видел».
      — Как закончилась служба?
      — После Ашхабада меня отправили в в/ч 2047, где я дослуживал до осени 1986-го. Как-то на полигоне выдавали гранаты молодым солдатам, а через какое-то время раздался взрыв, и я ничего не помню. Очнулся уже в госпитале Ашхабада, меня долго выхаживали.
      Потом меня комиссовали, и я 2 декабря 1986 года вернулся домой без документов, с одной только справкой, что я военнослужащий в/ч 2047.
      Через полгода пришли и военный билет, и учетно-послужная карточка. В военкомате мне личное дело не показывали и ничего толком не рассказали. Только в военном билете были странные записи, что я совершил два спецпохода в Демократическую Республику Афганистан по приказу № 89, 94 от 20.10.85. Задание особого назначения в/ч 2047. Причем даже не на той странице, где это нужно, и без печати воинской части. Все это как-то странно. Я делал несколько запросов, но ответов нет.
      — Как же так? Два боя, геройские поступки и нет даже удостоверения военнослужащего-«афганца»? Нет льгот?
      — Я был рядовой погранец, а в Афгане был только в двух командировках. Вот и не стали афишировать, а на все мои запросы отвечают молчанием. Я писал даже в Госдуму, депутату Илюхину. Он ответил, что моих данных нигде нет. Откуда же тогда запись в военном билете? Мы долго разбирались, мама моя искала правду, но все скрыто. Даже фотографий с Афгана никаких нет.
      * * *
      Сашу Ульянова в Афгане в шутку называли «Ленин» из-за соответствующей фамилии. Вот так, два боя, ранения — и ни одного документального следа. Когда мы договаривались об интервью, Александр скромно заметил, что не хотелось бы, чтобы статья получилась жалобой какого-то рядового, которому не дали каких-то наград.
      Скромность, конечно, качество хорошее. Но как легко наше государство забывает вот о таких маленьких подвигах, как легко награды выдают разным полковникам и генералам и напрочь забывают о рядовых, которые первыми шли под пули.
      Вот такой необычный «афганский» рассказ. Годы прошли, а боль в душе Александра не утихает.
      — Вот найти бы этого капитана Курбанова, не для наград, а просто узнать, жив ли он, — напоследок помечтал вслух Александр Ульянов, «афганец» по прозвищу Ленин. ‑ Очень хотелось бы снять кино об этих событиях. Может, когда-нибудь эта мечта и осуществится.

      источник

      1988-1992 года кто служил ком,роте отзовитесь мой номер +99361838353 звоните Те времена служили к-н Колбасов Ю,П,

      Отзовись, Рота связи. Кара-Кала. — 370 дней назад Рекомендую! Рота связи 1984-1986.наш комроты капитан Вискуп. начальнак связи отряда майор Костин!! Стардисимус Мартынов! Сайт нашел совершенно случайно, но очень рад, что нашел!! — 1705 дней назад

      Отзовись рота связи. Кара-Кала. — 370 дней назад Рекомендую! Рота связи 1984-1986.наш комроты капитан Вискуп. начальнак связи отряда майор Костин!! Стардисимус Мартынов! Сайт нашел совершенно случайно, но очень рад, что нашел!!

      Кара-Кала. — 370 дней назад Рекомендую! Рота связи 1984-1986.наш комроты капитан Вискуп. начальнак связи отряда майор Костин!! Стардисимус Мартынов! Сайт нашел совершенно случайно, но очень рад, что нашел!! 15:50 26 января 14

      Кара-Кала. — 370 дней назад Рекомендую! Рота связи 1984-1986.наш комроты капитан Вискуп. начальнак связи отряда майор Костин!! Стардисимус Мартынов! Сайт нашел совершенно случайно, но очень рад, что нашел!! 15:50 26 января 14

      МОЙ ОТЕЦ- ПЛЕСОВСКИХ АЛЕКСАНДР МИХАЙЛОВИЧ -Служил в Кара Кала 75-77год СТАРШИЙ ЛЕЙТЕНАНТ ПРЕКРАСНЫЙ ГОРОДОК

      МОЙ ОТЕЦ- ПЛЕСОВСКИХ АЛЕКСАНДР МИХАЙЛОВИЧ -Служил в Кара Кала 75-77год СТАРШИЙ ЛЕЙТЕНАНТ ПРЕКРАСНЫЙ ГОРОДОК

      МОЙ ОТЕЦ- ПЛЕСОВСКИХ АЛЕКСАНДР МИХАЙЛОВИЧ -Служил в Кара Кала 75-77год СТАРШИЙ ЛЕЙТЕНАНТ ПРЕКРАСНЫЙ ГОРОДОК

      Как я люблю свою Родину, слов нет. Очень хочу побывать,но все так не просто. Учился я в школе 1,мое фамилия Шевцов Евгений, может кто помнит.

      Я находился в Кара-Калинском детском доме в 1968-1972гг.Мы,детдомовцы,ходили в шк№1.Летом все три месяца отдыхали в легере,который располагался в ущелье Ёл-Даре,между горами Сюнт и Хасар.Какие это места — сказка. Что там только не растёт!Заросли ежевики вдоль горной речки,алыча,тутовник,груша,грецкий орех,виноград,инжир,миндаль,гранат.Кто может себе представить огромное дерево грецкого ореха (20-30м),опутанного виноградною лозою до самого верха,усыпанной сладким сочным виноградом.А какая там чистейшая вода бьёт из родников.Описать такое невозможно просто словами,там надо быть. Очень Хотелось бы вернуться в те места,ощутить вкус детства.

      Родился в Кара-Кала,учился в школе№1. Прошло очень много лет,но любовь к своей Родине остается неизменной.Как я хочу там побывать просто нет слов. Целую тебя Родина моя.

      19 ти летним мальчишкой я попал служить в кара калинский погран отряд места там конечно экзотичные но дедовщина там была просто охуеть надо псевдоним

      Я, с Александрии Кировоградской обл служил ИСАПР 80 83 в однокласниках набирите сайт Кара Калинский Погран отряд. Там много сослуживцев.

      служил в кара кале 1991 -1993 гг рота связи начальник связи мойор вискуп потом был капитан грязнов хорошие офицеры. я сам был радистом ком роты был старлей абаев очень хороший командир ,эх как я хочу туда поехать и вспомнить .

      Отзовитесь друзья однополчане.Годы службы 1980-1983г.г. ОРТМ-водитель ЗИЛ-131Киреленко Николай г. Черкасы

      Я служил в Каракалинском п/о на п/заставе Чекан-Кала перид 1977_79 места очень хорошие ,я службу вспоминаю с большим удовольствием, каракалинцы большой вам привет—Россия.

      Рота связи 1984-1986.наш комроты капитан Вискуп. начальнак связи отряда майор Костин!! Стардисимус Мартынов! Сайт нашел совершенно случайно, но очень рад, что нашел!!

      Неужели никто не читает этот сайт? За месяц никто не отозвался. Ну все-равно надежду не теряю.Вдруг какой-то бывший вояка и отзовется.С новым 2014 годом всех бывших воинов.

      Я,Бородавка Н.В. служил в Каракалинском погранотряде в 1980-1983году в ОРТМ водителем «варэма»32-80ДЭ.Очень хочется узнать об сослужмвцах-Таран Ю. ,Быков В.,Кириленко Н.,Чорновил А.,Курбатов-командир,Федорове,Курбанове,Яценко Косте других воинах. Мой мобильный телефон 066-204-54-69. Все.

      Кара-Кала отлчный город на берегу реки Сумбар. Прошло ухе больше тридцати лет,как ушел на дембель,но досих пор споминаю тебя-маленький,уютный город моей юности.Хочется узнать,что же сейчас находится на территории нашей части.что там сейчас в казармах,куда подевались наши грозные «ВАРэМЫ»,что там находится в ОРТЭоМе кто там несет вместо нас военную службу,где грозный прапорщик Федоров

      Мой отец служил в пограничном отряде. Наша семья прожила в Кара-Кала с 1983 по 1991 год. Была бы возможность, с большим удовольствием побывал бы там еще раз. Всем кто там проживает и проживал большой привет .

      источник

      Сегодня мы посетим государство, занимающее четвертое место в мире после России, Ирана и Катара по разведанным запасам и добыче природного газа. Добро пожаловать в Туркменистан.

      В предыдущем посте мы подобрались к самой границе Казахстана и Туркменистана, преодолев 335 километров от Актау, четверть из которых — фактически вне дороги.

      Таможенный пост Темир-баба не перегружен транспортом, поскольку официального товарооборота между двумя госудаствами практически нет. На таможне преобладают толпы челноков, перетаскивающих в закрытое государство дорогие или дефицитные товары народного потребления. Удобства, соответственно, челночные, без изысков. Нашу экспедицию пррвожал заранее предупреждённый казахский таможенник в уютной форме пижамной раскраски.

      На оформление документов, выгрузку всех вещей из машин, прохождение сканеров и загрузку всего скарба обратно ушло около пяти часов. На удивление, при завидных возможностях Туркменского государства, на границе все бумажки и данные паспортов заполнялись вручную. Было время изучить монументальность окрестных клозетов.

      Уставшие, но довольные въездными штампами на самой труднополучаемой визе, мы ожидали увидеть легендарные туркменские асфальтированные дороги. Не тут то было, цивилизация сюда ещё ни дошла и следующие 40 километров нам предстояло проехать не то что вне дорог — по направлениям.

      Для разнообразия, каждый ехал по своей колее. Все вместе не пропустили только одну большую лужу, впервые встретившуюся с момента выезда из Астрахани и немного в ней порезвились.

      Ближайший населёный пункт на карте — город Карабогаз — бывший промышленный поселок Бекдаш, где в советское время в больших количествах добывались ценные виды химического сырья: сульфат натрия, глауберова соли и пр. Назначение легко объяснялось его расположением — в богатейшей естественной «химической кладовой» Туркменистана — на берегу залива Кара-Богаз-Гол.

      Garabogazköl — дословно «озеро чёрного пролива». Во время обмеления Каспия залив превратился в озеро, отделённое от моря узкой песчаной косой.

      В время шторма солёные волны приносят в озеро новые порции солей и минералов. Из-за высокой испаряемости площадь водного зеркала сильно меняется по сезонам, а единственный канал постоянного сообщения с морем — искуственно прорытый — в засушливый сезон длиной не больше двухсот метров.

      Солёность Кара-Богаз-Гола совершенно другого типа, чем солёность Каспийского моря, и достигала 310 ‰ в начале 1980-х. Местная фауна очень скудна, поэтому на берегу — не привычный морской ракушечник, а древние отложения окаменелых моллюсков.

      Саша поймал лучи солнца, стремительно заходящего за территорией Азербайджана, по другую сторону Каспийского моря.

      Здесь, за холмом, начнётся долгожданная, вся в заплатках, но асфальтовая дорога.

      На подъезде к туристическому курорту Аваза, километров за сорок, нам в лицо засветил мощнейший прожектор. Только через полчаса езды, щурясь всё сильнее и сильнее, мы увидели очертания Нефтеперерабатывающей станции. Так горит туркменский газ.

      В Авазу вьехали глубокой ночью и сразу же поехали селиться в отель. Сопровождающие по всему городу фонарные столбы заставили нас переглянуться от удивления.

      Гостиница с порога потрясла своим уровнем и размахом. В интерьере — ноты восточной роскоши.

      Заглянем в номер sergeydolya немногим больше ста долларов в сутки.

      Туркменские ковры — в каждой спальне. А «лавка для массажистки» по-правильному называется рекамье.

      И кабинет для написания постов в четыре руки. Правда, интернет здесь, по словам хостес на ресепшене, «временно не работает».

      Спустимся в лобби. В Туркменистане есть мобильный оператор Алтын Асыр. Переводится, как «Золотой век». В лифте приём отличный, правда значок интернета в телефоне не зажигался в стране ни разу.

      Явно просматриваются интерьеры какого-нибудь пятизвездочного отеля в Дубаи, которыми, судя по всему, вдохновлялись архитекторы.

      Вот они, туркменские дороги, о которых ходили легенды: идеальное покрытие, чёткие указатели, антиослепляющие фонари и щадящие, не ломающие диски, скошенные бордюры. А вместо рекламы — интерактивные патриотических экраны и часы с температурой.

      Город произвёл впечатление абсолютно пустого, и мы чувствовали себя здесь фактически единственными туристами. Но позже, пообщавшись с местным жителем ashkhabadka пришли к выводу, что в сезон загрузка отелей — почти полная. Обслуживающий персонал есть, но в небольших количествах — например, полив растений полностью автоматизирован.

      Аваза продолжает активно строиться. Отели, в основном, возводят мастера монолитного строительства из турции на государственные туркменские деньги. А после сдачи отель переходит в управление какому-либо министерству, ведомству или крупному предприятию.

      Задумка Президента Гурбангулы Мяликгулыевича Бердымухамедова потрясает своей масштабностью. Уже отданы распоряжения о строительстве на авазинском взморье аквапарка с развлекательным центром, океанариума, центра картинга для занятий мини-автоспортом, гольф-центра, супермаркетов, велотрека, дельфинария, планетария, кинотеатра, парка аттракционов и Конгресс-центра.

      Стоит представить, что ещё в 2008 году здесь была степная пустыня, а уже через два года были сданы в эксплуатацию опреснитель морской воды и газотурбинная электростанция мощностью 254 мегаватта и новый международный аэропорт.

      Часть мест в отелях распределяется между сотрудниками государственных организаций по путевкам, а в перспективе планируется сделать здесь курорт международного масштаба.

      Летом 2012 года на Авазе стал возможен семейный отдых, были открыты комплекс коттеджей «Шапак» и «Йупек йолы» и яхт-клуб «Йелкен».

      К осени 2010 года набережную Авазы украсили морские гейзеры высотой до 100 метров и парковый ансамбль интерактивных фонтанов, а также заведения досуга и амфитеатр для массовых торжеств.

      На открытиях новых объектов на Авазе выступили Дженнифер Лопес, Мустафа Сандал, Нэнси Аджрам, Зийнет Сали и даже Филипп Киркоров. 🙂

      Сегодня построено 26 отелей из запланированных 60. Уже сейчас курорт готов принимать до 8000 человек в сутки при том, что всех въездных виз в Туркменистан выдаётся всего 15000 в год, большинство из которых — по дипломатическим задачам. По территории бывшей пустыне прорыты искуственные каналы, а все набережные обеспечены всеми условиями для комфортных прогулок.

      Но Президент сказал. И Туркменистан строится.

      В следующем посте — город Туркменбаши и ещё незатронутый глобальными стройками Туркменистан.

      источник

    Читайте также:  Staphylococcus aureus в кале как лечить