Меню Рубрики

Колодец у крепости чуфут кале

Тику-Кую или, проще говоря, осадный колодец Чуфут-Кале — древняя гидротехническая система подземных сооружений. Сенсационное открытие было сделано в 1998–2001 годы.

С давних пор вода в крепости была привозной — ее брали в источниках Карай-Чокрак и Гази-Мансур. Использовали также дождевую и снеговую воду. Запасы воды в виде снега и льда хранили в пещерах под соломой и войлоком.

В период осады воду доставляли из тайной системы гидротехнических сооружений. Когда крепость утратила былое военное значение, сведения о ней, имевшие скрытый характер, забылись. Но не всеми. Тайну расположения подземных сооружений передавали из поколения в поколение избранным; с течением времени ее хранителями стали старейшины и руководители народа караимов. Краткую информацию обнародовал караимский гахам (духовный глава) С. Шапшал в 1895 г.:

«Караимы могли переносить продолжительную осаду благодаря тому, что близ Малых ворот Кырк-Йера имелся подземный ход к источнику, находящемуся у подножия скалы».

Позднее о том же писал М. Фиркович (1907):

«В Кале в былое время существовал еще один грандиозный колодец, называемый Тик-кую, то есть колодец перпендикулярный. Сам колодец с водой находился за Кале недалеко от Кичик-Капу (Малых ворот) с маленьким в пол-аршина отверстием. Он теперь разломан, колодец забросан камнями и называется Сокур-кую, то есть „слепой колодец”. Ход же к этому колодцу был в Кале на Бурунчаке, откуда косо вырублен туннель к воде. Отверстие этого туннеля на Бурунчаке ныне скрыто под кучею камней».

Наиболее раннее упоминание о колодце принадлежит французскому путешественнику де Ла Мотрэ, автору книги «Путешествие в Европу и Азию»; ссылаясь на него, Дюбуа де Монпере пишет:

«…здесь (на Бурунчаке) имелся колодец или естественная цистерна, облицованная тесаными камнями и наполненная водой, никогда не иссякавшей. Местонахождение колодца, который был, несомненно, заделан турками, сегодня неизвестно».

Более 100 лет в различных научных публикациях мелькали отрывочные сведения, скорее красивые легенды, о затерянном колодце, секретном гидротехническом сооружении, из которого жители осажденной крепости Чуфут-Кале могли брать воду.

Располагая опубликованными сведениями и преданиями, а также опираясь на данные геологической разведки местности, группа энтузиастов предприняла поиски. Внимание исследователей привлекло небольшое углубление западнее Малых ворот: интуиция не подвела — уже на второй день работ в августе 1998 г. было вскрыто устье колодца. Поначалу здесь трудились члены крымских караимских общин, а также представители других национальностей, в основном в свои выходные дни. Однако к 2001 г. стало ясно, что их сил недостаточно — грандиозность открытой ими подземной гидротехнической системы по масштабам превосходила все, доселе известное в Крыму. К решению задачи были привлечены Ассоциация крымских караимов, Институт минеральных ресурсов и Центр спелеотуризма «Оникс-тур» во главе с А. Ф. Козловым, ранее осуществивший превосходное оборудование карстовых пещер Мраморная и Эмине-Баир-Хасар на Чатырдаге. Ими был выполнен огромный объем работ, в результате которого раскрыт и доступен обозрению туристов следующий комплекс.

В 150 м западнее Малых ворот и в 35 м южнее стены Пенджере-исар (Стены с окном) расчищен вертикальный колодец диаметром от 1,8 до 2,2 м на протяжении 27 м ; на глубине 25 м открывается вход в наклонную, уходящую куда-то косо вверх галерею с вырубленными в полу широкими ступенями. Дна колодца исследователи достигли лишь на глубине более 30 метров. Ниже входа в галерею колодец не только расширялся (с диаметра 1,8–2,2 метра до почти 5 метров), но и приобретал совершенно иную форму — это уже была настоящая винтовая лестница, уводящая от портала галереи в недра земли.

На месте выхода галереи на поверхность расчищена башня, сложенная из крупных квадров. Высказано предположение, что эта система служила не только для скрытого подхода к воде. При необходимости в ней могло укрыться множество людей. В этом случае приобретают реальный смысл фольклорные сюжеты крымских караимов об исчезающем войске и о князе с отрядом джигитов, который обладал способностью появляться одновременно и на стенах крепости, и в тылу врага. Исследователи не исключают и культовое назначение подземного сооружения в нижней части колодца Тик-кую. Это могло бы послужить дополнительным объяснением ореола тайны, окружающей Ашырын Йол (Тайный путь).

Пока неясно, как из него доставлялась вода в осажденную крепость, — ведь он находится вне оборонительных стен. Возможно, в раннее средневековье оборона этого участка усиливалась передовой стеной. Вероятно, в XVI веке, а может быть и ранее, колодец уже не функционировал.

Открыватели галереи назвали ее по древней караимской традиции Алтын-МердвенЗолотая лестница, и это название оказалось пророческим. В 2002 г. последовало еще одно сенсационное открытие. Около башни, прикрывающей вход в колодец, на глубине 45 см был найден клад — горшок с монетами. В нем было 30 золотых монет, 4253 серебряные и 1 медная. По мнению автора находки, В. В. Майко, клад был зарыт в 60–70-е гг. XV в. Возможно, это было непосредственно связано с борьбой за власть в Крымском ханстве, обострившейся в то время. В 1466 г. умирает первый крымский хан Хаджи-Гирей. К власти приходит его старший сын Нур-девлет, а спустя два года его смещает младший брат Менгли-Гирей. Но против него выступили представители могущественного рода Ширинов во главе с Эминеком. Менгли-Гирей ищет убежища в генуэзской Кафе: там он становится пленником турок и его увозят в Стамбул. Эминек не сумел укрепить свое положение, и смуты продолжались. В 1478 г. турки отпускают Менгли-Гирея, он становится ханом, а Крымское ханство — вассалом Османской империи. Во время смут крепость Кырк-Ор была местом, где хранили жизнь и сокровища, и можно предположить, что в какой-то острый момент противоборства представитель той или иной партии спрятал близ передовой стены клад.

Сведения о системе подземных сооружений, естественно, должны были носить тайный характер. Но когда с течением времени крепость утратила былое военное значение, то отпала и необходимость поддержания скрытого осадного колодца. О нем забыли, память о его существовании, переходившая из поколения в поколение, передавалась немногим.

Вышеописанные подземные сооружения, на сегодняшний день оборудованные и доступные для осмотра, составляют лишь часть системы; ведется поиск продолжения уже открытого и других подземных ходов. Далее, предстоит серьезная исследовательская работа по осмыслению открытий и включению ее в систему оборонительных сооружений древнего Кыркора.

источник

Осадный колодец Чуфут-Кале — это подземное гидрологическое сооружение с технический оснащением, предназначенное для добычи питьевой воды с недр поверхности земли. Такие сложные строения появились не в XX, и даже не в XIX веках, а в седой древности Средневековья. Сооружен он рядом с Чуфут-Кале и выявлен в 1998-2001. Хотя, до сих пор нет четкого мнения по данному архитектурному памятнику. Мнения ученых, не смотря на кажущуюся очевидность, расходятся по поводу назначения шахты. Об этом мы немного попозже поговорим. А сейчас о том, что же из себя представляет обнаруженная система?

Осадный колодец Чуфут-Кале

Предание об особом глубокоземном туннеле пытала умы не одних ученых. И вот, благодаря археологии, разгадка явлена. Для чего вообще нужен был тайный колодец? Из покон веков вода в Джуфт-Кале была привозной. Её набирали в Карай-Чокрак, а также Гази-Мансур источниках. Использовалась также дождевая и изредка снеговая вода, которыми заполнялись рвы у крепостных стен и искусственная цистерна, расположенная недалеко от Средней оборонительной стены. Единственной зацепкой, позволяющей горожанам не надеяться на милости природы и не ходить за тридевять земель по воду, был тайный колодец у дачи Фирковича. Но дата его основания точно не известна. Возможно, он был выкопан уже в более поздние времена. Тем не менее, к XVI столетию, как передают письмена, русло источника в расщелине скалы уже иссякло. Таким образом, город, не смотря на всю строгость своих защитных стен, не мог бы продержаться даже мало мальского времени в случае натиска неприятеля, лишь из-за того, что не было в нем запасов пресной воды.

Но для чего все же жители возвели разветвлённую сеть охранного комплекса, когда на всю предосторожность можно было умереть от жажды и обезвоживания организма. Ответ найден, как историческим свидетельством, так и ныне археологическим. Это нами описываемое гидротехническое сооружение — осадный колодец Чуфут-Кале. Именно оно решало проблему снабжения города.

Во времена осады, воду добывали из тайной шахты. И вполне успешно, так что осаждавшие бывали в недоумении. Они искали русла рек, чтобы их перекрыть, но не находили.

Но прошли былые времена и крепость начинает утрачивать свое значение. Приходят времена довольно тихие (хотя и непродолжительны во времени). Поселение постепенно оставляется жителями, жизнь замирает. С уходом племен, улетают в небытие и воспоминания, тайны, хранимые в ущельях местности. Так случилось и в нашем случае. Водный тайник был информацией не для широкого пользования, а носил скрытный характер. Ещё в период бурной жизни, о нем далеко не каждый местный мог знать.

Вышло так, что, сведения о расположении подземных коммуникаций начали передаваться из уст в уста людям посвященным. Со временем, главными носителями тайн караимской общины стали их руководители и старейшины. Слава Богу, но благодаря тому, что «ключники» секрета иногда делали некоторые конфиденциальные записи, исследователи смогли узнать, благодаря им, об некоторых «скрытных» чертах жизни города-призрака. К этому преминули и любопытные путешественники.

Так, например, завесу тайны нам приоткрывает в конце ХIХ столетия духовный лидер караимского народа, выдающийся гахам Шапшал. Он указывает, что в близи «Малых» («Южных») ворот Кырк-Йера, находится подземный вход в шахту, ведущую своими ступенями к водному источнику. По его словам, само русло протекало у подножия горы. Помимо этого исследователя, свой голос возвысил иной знаменитый выходец из караимской среды, ученый Фиркович. В начале ХХ века он доводит нам информацию аналогичного содержания, говоря об неком грандиозном колодце, имя которому – «Тик-кую» (что значит с тюркского – «перпендикулярный»), который находится рядом с уже упоминаемым местом. Его письмена даже содержат приблизительные размеры входного отверстия – пол аршина, а также указывает о его современном состоянии: «нынче разломан и забросан каменьями. Даже сказуется о новом названии туннеля — «Сокур-кую» или «Слепой колодец».

Но как ни странно, самые ранние упоминания о сооружении находятся у французского путешественника де Ла Мотрэ в его труде «Путешествие в Европу и Азию». Комментируя данное произведение, Дюбуа де Монпере говорит следующее: «в местечке Бурунчак имеется естественная подземная цистерна, обделанная отшлифованными камнями. Она наполнена водой, которая ни в какое время не иссякает. Месторасположение шахты поныне неизвестно, поскольку вход в неё, вне всякого сомнения, был заделан турками-османами».

В какое время и чьими кропотливыми руками был сделан этот удивительный комплекс, еще предстоит разузнать. Но очевиден тот факт, что знания составляли некую «военную» тайну, которая доверялась далеко немногим. Имея в расположении некоторое число письменных сведений и преданий, а также взирая на информацию геологической разведки опытной местности, начались первые поисковые работы. Вниманию исследователей представилось незначительно западное углубление со стороны «Малых ворот». Не мудрствуя лукаво, пошли в ход зубило, кирка и лопата.

Так, в теплый летний августовский месяц в 1998 году, было сделано выдающееся открытие – взрыто устье шахты. Осадный колодец Чуфут-Кале наконец начал исследоваться. Кто только не трудился? Поначалу, члены таврической караимской общины, любители, энтузиасты, самоучки и самородки-археологи, и вообще просто хорошие люди. И трудились они, преимущественно, в свои выходные дни. Но когда через пару лет крымчанам стало ясно, на пороге какого открытия они стоят, то в дело вступили уже опытные, профессиональные сотрудники местных институтов. Открытая подземная гидротехническая система своими размерами превзошла по масштабам все шахтные конструкции, известное по сей день на Крымском полуострове.

Итак, что же собой представляет описываемый нами подземный водосборный туннель и где именно он расположен? Об этом подробнее читайте далее .

источник

Чуфут-Кале – одно из самых популярных и поэтому “попсовых” мест Крыма среди туристов уже несколько десятков лет. Тем не менее даже в самом хоженном месте археологи продолжают делать открытия. Одно из недавних – колодец-ведро, или Копка-Кую, неподалеку от усадьбы А.Фирковича.

Так на рубеже тысячелетий, в 1999-2001 годах был открыт Тик-Кую – “вертикальный” или “слепой” колодец у подъемной тропы к южным воротам.
Это грандиозное сооружение представляет собой колодец, выдолбленный в известняковой скале на глубину 45 метров. Снаружи вниз на 26 метров уходит наклонная галерея со ступеньками. Она прорыта с таким расчетом, что в дни весеннего равноденствия (в конце марта) ее своды и стены освещают первые лучи восходящего солнца. Далее идет вертикальная шахта, по стенам которой пробита винтовая лестница, ведущая к воде.

А совсем недавно, в 2013-14 годах ученые раскопали колодец-ведро, или Копка-Кую, неподалеку от усадьбы А.С.Фирковича. Его мы и посетили.

С Мекензиевых гор на электричке доехали до Бахчисарая.

1. На жд-станции Мекензиевые горы полная эклектика: название на украинском, отделение дороги уже на русском, и рядом табличка про погибших в годы Великой Отечественной войны двух стрелочниках, работниках станции

В Бахчисарае от жд-вокзала до Староселья подъехали на маршрутке.
Далее по полюбившейся с прошлых походов улицы Басенко дошли до начала балки Ашламар-Дере, с севера огибающую плато Чуфут-Кале.
Прошлю полностью всю Ашламар-Дере.

3. это был единственный найденный гриб

4. дошли до родника Сарабей – практически единственный ближайший источник в районе Тепе-Кермена. Несмотря на засушливые лето и осень, Сарабей работал

5. кто найдет на фотографии поселок Научное и Эклизи-Бурун – тот глазастый молодец! (Сарабей остался внизу, в том сосняке)

6. помню, мы хотели в этот поход повезти всех нажитых в браке племянников и других более взрослых родственников, но за день до этого так резко похолодало, что никто племянников нам не выдал и сам с нами не пошел. Ну и зря! Была прекрасная звонкая осенняя погода

Прошли мимо Тепе-Керменаи поднялись (я еле-еле :)) на плато Чуфут-Кале – Бешик-Тау
7. древняя пирамида индейцев майя Тепе-Кермен

8. вид на мой любимый Кыз-Кермен

9. многоплановость. Воспоминания от Серой Шейки: когда-то давно на этих скалах-ступенях в тумане ранней весной мы пили коньяк =без видов=

10. опасность поедания сырников в лесу очевидна

11. Симферополь на горизонте

12. балка Ашлама-Дере, по которой мы шли, в расфокусе

13. дошли до Больших Ворот Чуфут-Кале

14. обходим крепость с южной стороны, направляясь в Иософатову Долину

15. южная сторону Чуфут-Кале

проходим еще десять метров вперед, в сторону южных ворот, и натыкаемся на раскоп Копка-Кую.

Анатолий Гуськов в своем “Атласе пещерных городов Крыма” (2008 г.) пишет о колодце следующее:
Вода была и на самом Чуфут-Кале. Огромный грот зияет в средней части южного склона, он вымыт большим потоком воды, выходившем в этом месте из-под земли. Воды было настолько много, что для ее отвода в долину в склоне пробит широкий и глубокий канал. Эту воду вначале также подавали наверх гужевым транспортом, а затем, вероятно, на каком-то достаточно раннем этапе жизни города с плато в грот была пробита шахта колодца, и по ней воды стали поднимать наверх уже ведрами. Колодец назвали Копка-Кую (ведро-колодец).

Совсем недавно археологи выгребли несколько метров известняковой столетней пыли и обнаружили, что грот бывшего колодезного резервуара просто огромный.

17. почти 3d-модель колодца: верх-левый низ-правый низ

18. идем внутрь по каналу, по которому вода уходила в долину

19. взгляд вверх – через эту шахту воду ведрами вытаскивали на поверхность плато

20. разрыт основной резервуар, а сам колодец и его истинная глубина пока остаются загадкой

21. такса Миша не впечатлилась Копка-Кую, не любит она пещеры. А я хочу ее натаскать искать трюфели в Байдарской долине!

22. схема Чуфут-Кале и источника Копка-Кую из Атласа пещерных городов Гуськова
.

источник

Наша майская поездка в Крым была насыщена посещением различных интересных мест Крыма: и море посмотрели, и в горы поднимались, и даже под землю спускались. Осматривая окрестности Бахчисарая и пещерного города Чуфут Кале, мы не смогли пройти мимо такого уникального гидротехнического сооружения, а по простому колодца, Тик Кую. А вот что представляет из себя это удивительное место, я расскажу в очередном отзыве.

Колодец Тик Кую. Чуфут Кале

Итак, во время наших майских каникул, почти сутки мы провели в Бахчисарае. Проснувшись пораньше, мы отправились на осмотр пещерного города Чуфут-Кале. Подробнее об этой прогулке я расскажу в следующем посте, здесь же хочу рассказать об уникальном месте под землей- Тик Кую (что в переводе означает «вертикальный колодец»). Лично я страсть как люблю всякие подземелья, пещеры и колодцы, и при первой возможности нахожу такие объекты.

Еще во время моего первого визита в Бахчисарай, я запомнила рассказ экскурсовода о том, что в 1998 году вблизи пещерного города Чуфут Кале было сделано сенсационное открытие — найден вертикальный «осадный» колодец, настоящая система подземных сооружений, благодаря которой крепость могла выдерживать длительные осады. Вода в крепости Чуфут Кале всегда была привозной, а во время осад, воду брали из секретного колодца, о котором знали лишь единицы.

Посещение Тик Кую не входит в стандартную экскурсионную программу по Бахчисараю, что меня на тот момент очень огорчило. Именно тогда я для себя наметила, что будучи еще раз в этих краях я обязательно разузнаю, что же находится в так называемом колодце.

Итак, поднимаясь к пещерному городу мы заметили необычное сооружение — коридор, выдолбленный в горной породе. Место это находится в 150 метрах от Малых ворот крепости.

Именно здесь и находится вход в «мистический колодец». На входе стоял колоритный «страж» по имени Аскольд. Он сказал нам, что посещение колодца возможно только с экскурсионной группой, и то, что стоимость посещения — 300 рублей. Этот факт нас не остановил, но пришлось немного подождать, так как «страж колодца» не желала проводить для нас двоих экскурсию.

Рядом со входом можно также увидеть и схему колодца: сначала идет длинная галерея длинной 27 метров, а далее — крутая винтовая лестница на 30 метров вглубь. Диаметр колодца — от 1,8 до 2,2 метров, что позволяет человеку идти в полный рост. На протяжении всего колодца вырублены ступени.

Время шло, а проходящие мимо туристы, услышав цену 300 рублей за вход, придумывали разные отговорки, чтобы не идти с нами (ну и зря!). Между тем, нашлась еще одна «не жадная» парочка, и мы наконец-то отправились в подземелье.

Аскольд закрыл за нами тяжелую дверь, и мы очутились в длинной подземной галереи, которая освещалась небольшими фонариками. «Страж колодца» установил нам жесткие требования — за стены не хватать, вопросы задавать после экскурсии, фотографии — также в конце. Все дружно ответили: «Клянемся», и только после этого начался рассказ.

Итак, мы попали не в природную пещеру, в место, которое было выполнено древними строителями-караимами в неизвестное время. По разным оценкам лет этому колодцу около 500, а кто говорит и больше. Назначение данного сооружения также до конца не ясно — по одной версии, отсюда добывали воду для крепости. Здесь же отстаивали и дождевую воду. Кроме того, возможно, что это было культовое, обрядное место. А может быть, место использовалось как убежище, ведь оно настолько большое, что легко может сместить себя до тысячи человек!

После того, как крепость Чуфут Кале на горе утратила свое значение, колодец был засыпан и долгое время был неизвестен исследователям. Только среди караимов ходила легенда, что где-то около крепости был глубокий колодец, благодаря которому крепость выживала в осадные времена.

Медленно но верно спускаемся вниз. Аскольд между тем останавливается, и показывает нам обнаруженную исследователями карту подземелья, на которой четко видны два хода (сейчас обнаружен только один).

На потолке также были обнаружены таинственные знаки.

Есть в колодце и свои наскальные хулиганские надписи, в стиле «Здесь была Зои». Только сделаны были они в 14-15 веках.. язык караимский, встречаются и надписи на латыни, а выполнены они копотью.

Местами на сводах пещеры видны сталактиты — свидетели древности этого сооружения. Обычно сталактиты не растут в рукотворных пещерах, но этому колодцу лет видимо очень много.

Какое же подземелье без призраков?) Если спуститься по длинной галерее к тому месту, где два коридора расходятся, и посмотреть вверх, то можно увидеть человеческую тень. Говорят, что это дух пещеры, ее хранитель. дух оказался добрым, и никаких неприятных сюрпризов нам не устроил.

Читайте также:  От чего у грудного ребенка серое цвет кала

Галерея кончилась — перед нами два хода. Тот что направо — затоплен дождевой водой. Мы идем налево.

Здесь начинается крутая винтовая лестница вниз. Представляете, лестница не имеет опоры! Гениальное инженерное сооружение!

Ой как хочется высунуть голову и посмотреть наверх — ан нет, Асколькод нам не разрешает этого делать, ведь известняк — камень хрупкий, может и на голову свалиться. безопасно это можно сделать только в одном месте, ближе к самому дну колодца.

Что же мы увидели на дне? Как не странно, воды здесь мы не обнаружили. даже если она здесь и была, то давно исчезла. На дне мы обнаружили странные «ванны», сообщающиеся сосуды, которые вероятнее всего использовались для отстаивания воды.

Здесь мы еще немного задержались — Асколькод рассказал нам, что наверху, у Башни, которая скрывала вход в колодец, был найден настоящий клад 15-го века! В состав которого входили золотые и серебряные монеты. Не зря исследователи называли это место «Алтын Мердвен» (золотая лестница). Наверняка, не все тайны Тик кую раскрыты.. Ну чтож, подождем еще!

Между тем, «страж колодца» испарился, отправился наверх набирать новую группу, а мы остались — впитывать энергию этого странного и таинственного сооружения.

Сделав пару десятков фотографий мы отправились наверх — благо, в колодце не заблудишься, путь один.

Если будете в Бахчисарае, настоятельно рекомендую Вам не жалеть 300 рублей, а обязательно посетить это необычное место. Пещер по свету довольно много, но чтобы такое необычное творение рук человеческих.. Стоит увидеть, однозначно!

источник

“Воздушный город” – так назвал Чуфут-Кале один из современников А.С.Пушкина. Кажется, что дома и крепостные стены этого средневекового города, подобно орлиным гнездам, прилепились прямо на неприступной отвесной скале,расположенной на плато горного отрога, господствующего над тремя глубокими долинами. Сама природа подготовила неприступную строительную площадку, а человек возвел на ней город, усилив естественную защиту крепостными сооружениями.

В XIII в. в крепости жили аланы – самое могущественное из племен иранского происхождения. Занимались они земледелием, животноводством и ремеслом, торговали с соседними и дальними странами. Кавказские осетины – это потомки алан. На плодородных землях близлежащих долин выращивали фрукты и виноград. Однако вскоре войска Золотой Орды захватили крепость; мужчин-воинов, как обычно, истребили, остальное население обратили в рабство. Захватив город, татары разместили в нем свой гарнизон и назвали его по-своему – Кырк-Ор (“Сорок укреплений”). По достоинству оценив крепость, первый крымский хан Хаджи-Гирей в XV в. превратил ее в свою укрепленную резиденцию, создав надежное убежище в период борьбы ханов с Золотой Ордой за самостоятельность.

После переселения крымских ханов в новую столицу – Бахчисарай, – Кырк-Ор оставался цитаделью столицы и местом заточения знатных пленников. В разное время в тюремных застенках здесь томились литовский посол Лез, польский гетман Потоцкий, любимец Ивана Грозного Василий Грязной.

По три года провели в ханской тюрьме русские послы Василий Айтемиров и князь Ромодановский. Но самые тяжелые испытания выпали на долю русского воеводы, любимца царя Алексея Михайловича, Василия Шереметева. Двадцать один год провел Шереметев в темнице, четыре хана сменилось за это время в Бахчисарае, однако пленник отказался купить свободу дорогой для России ценой – за него требовали города Казань и Астрахань. Только мужество, непреклонная воля и любовь к России помогли перенести патриоту долгие годы тяжкой неволи. Выкупленный в 1681 г. родственниками, беспомощным, искалеченным, ослепшим стариком вернулся Шереметев на родину.

С середины XVII в. татары покидают Кырк-Ор; там остались жить только караимы. Татары считали их евреями, поэтому город с этих пор стали называть Чуфут-Кале, что в переводе означает “Еврейская крепость”. И караимы прожили здесь еще более двух столетий. После включения Крыма в состав России караимы объявили себя ее приверженцами, и вскоре царское правительство признав, что караимы не евреи, предоставило им привилегии, в частности, разрешило присваивать им офицерские чины в армии. Теперь они могли жить на всей территории империи.

С этого времени Чуфут-Кале стал пустеть. Жители покидали суровое плато и переселялись в Бахчисарай, Симферополь, Евпаторию. В 1852 г. с Чуфут-Кале ушли последние обитатели.

Более подробно о пещерном городе Чуфут-Кале можно прочесть здесь.

Наша прогулка пройдет по древнему городу и мы посетим несколько мест, расположенных на его территории. Начнем свой путь с Южных ворот и в конце пути посетим два священных колодца, расположенных за пределами пещерного города – Тик-Кую и Копка-Кую, имеющих священное значение не только лишь потому что вода во все времена была важны для пещерных городов Крыма, но и потому что они имеют отношение к древней культуре Шумера и Аккады. Но об этом – далее в статье. А пока остановимся на местах Силы пещерного города Чуфут-Кале.

Итак, начнем мы свой путь от Южных ворот крепости и поднимемся по улице вверх, к двум караимским кенассам. Вход в самую древнюю кенассу закрыт, но нам нет особой надобности попадать вовнутрь. Остановимся перед ее входом и присядем для отдыха на каменные скамьи…

Та, что на снимке слева – и есть нужная нам. Поднимем голову и увидим десятилучевую звезду. Вглядитесь в нее, создайте этот образ внутри себя и пусть он остается на всем протяжении нашего путешествия по Чуфут-Кале с с вами.

От кенассы мы отправимся далее к следующему объекту, которым будет усыпальница (дюрбэ) Джанике-ханым – дочери хана Тахтамыша. Подойдем к ней и осмотрим ее внимательно.

Обратите внимание на узоры слева и справа от входа – они разнятся. Один цветок символизирует женское, второй – мужское начало мироздания. Сам же храм имеет восьмигранную форму и если обойти его вокруг, то с восточной стороны вы увидите подобные узоры, расположенные на вертикальных элементах восточной стены.

Есть интересная теория Фоменко и Носовского о том, что это дюрбе имело отношение не к Джанике, а к некой “Святой Деве”, с которой они ассоциировали деву Марию (ссылка). Верить этому или отвергнуть – это уже ваше решение, но место действительно удивительное и я для себя его отнес к условному сакральному центру Чуфут-Кале и его можно было бы назвать “сердцем” пещерного города.

Неподалеку от мавзолея находится еще два места, которые мы посетим на обратном пути – восьмигранный, ориентированный так же как и мавзолей по сторонам света, колодец для сбора питьевой воды и сами вход в крепостные ворота Орта-Капу.

А пока от мавзолея отправляемся далее и спускаемся в двухярусную обширную подземную пещеру с очень хорошей акустикой. В летнюю жару там просто приятно побыть, а если у кого поставлен голос – тот может и спеть в ней. Аккустика просто отменная.

Есть еще несколько мест, но они скорее могут быть индивидуальными, нежели общественными и даже объяснить как попасть в них я попросту не смогу. Там просто нет никаких ориентиров, а писать что нужно там-то и там-то свернуть налево и направо просто нет смысла. Но, на обратном пути, проходя через Орта-Капу и мимо колодца и дюрбе, обратите внимание на место, где был когда-то православный храм, позже перестроенный в мечеть. Именно как старая мечеть он ныне и преподносится. На снимках ниже вы увидите как он выглядит.

Войдите в его пространство, помяните своих предков, не ориентируясь на веру и принадлежность к конфессиям. И будете услышаны.

Посетив все эти места, мы спускаемся вниз через Южные ворота и подходим к Тик-Кую – Золотому колодцу. Именно через него, а если быть более точным, возле него мы получаем возможность завершения пройденной программы и выход на новый уровень сознания (у каждого он свой :). Именно здесь и будет происходить “перепрограммирование” вашего сознания. Будет очень хорошо, если вы сможете попасть в сам колодец и пройдя все 108 метров спуститься вниз. Но, для этого нужно что бы была группа не менее чем из пяти человек. Стоимость входа/спуска платная, как и на территорию Чуфут-Кале.

Данных о подземных гидротехнических сооружениях крепости до недавнего времени было чрезвычайно мало. Краткая информация имеется в публикации С. Шапшала (1895): “… караимы стойко держались в своей неприступной крепости и отражали нападения грабителей. Они могли переносить продолжительную осаду благодаря тому, что близ Малых ворот Кырк-Йера имелся подземный ход к источнику, находящемуся у подножия скалы”.

Так выглядит в разрезе спуск в колодец и сам колодец Тик-Кую.

Несмотря на то, что крепость давно утратила оборонительное значение, тайну расположения подземных выработок крымские караимы передавали из поколения в поколение. Старейшины посвящали в нее избранных народом вождей после возведения в сан, что происходило в стенах крепости на ритуальной площадке. Носителем этой информации был последний Гахан (Великий Хан) крымских караимов Хаджи Серая Хан Шапшал (принял сан в 1916 г.), отец и дед которого были выходцами из крепости.

О древней подземной системе ныне знает лишь старшее поколение в Крыму, в основном, потомки княжеских родов. Наиболее полные сведения поступили от племянника Хана Шапшала Сем. Шапшала (1903-1989).

К началу поисков имелась устная информация о наклонных выходах из крепости к воде с территории Бурунчака, из места Авул (лагерь, где проводили военные учения и развертывали войско), а кроме того, из района Кичик-капу – Малых-ворот и из расположенной неподалеку княжеской усадьбы. Имелись и сведения о том, что эти ходы вели к колодцам у южных обрывов крепости между Кичик-капу и восточной частью Бурунчака, реже назывались и другие участки.

Инициаторами поиска осадной системы водоснабжения были О. Грибенников (заслуженный тренер Украины, мастер спорта, инструктор по туризму), Ю. Полканов (спелеолог, горный инженер, геолог, доктор геологических наук, академик академии технологических наук Украины, главный научный сотрудник) и Ю. Шутов (спелеолог, горный инженер, гидрогеолог, кандидат геологических наук, ведущий научный сотрудник).

Внимание исследователей привлекло незначительное углубление западнее Кичик-капу и в 35 метрах южнее Пенджере исара (Стена с окном). Положение этого места не противоречило имевшимся данным. Поисковый раскоп подтвердил правильность прогноза. В августе 1998 г. на второй день работ исследователи вскрыли устье колодца.

На первом этапе работы вела группа названных выше энтузиастов. На глубине 25 метров была вскрыта галерея Алтын-Мердвен (Золотая лестница). Она полого поднимается на высоту 30 метров. Ход имеет квадратное сечение. Почти на всем его протяжении вырублены ступени. Свод местами покрыт мелкими сталактитами. На своде основной галереи и в нижней ее части видны нечеткие поздние надписи (чаще копотью), выполненные караимским курсивом, реже латынью и арамейским квадратным шрифтом. Караимский газзан (священник) В. Тириаки прочел характерные имена и фамилии крымских караимов Ходжаш, Синан, Чанак.

На глубине 27 метров колодец расширился почти до 5 метров за счет полого винтового хода “улитки”, начавшегося от портала галереи.

Проведенные работы по удалению грунта позволили вновь превратить “слепой” колодец (сокур) в “зрячий” и вернуть ему тем самым первоначальное название Тик-кую.

С марта 2001 г. расчистку и исследования Тик-кую наладил центр спелеотуризма “Оникс-Тур” и к настоящему времени выполнил огромный объем работ.

Очевидно система Ашарын Йол – тайного или скрытого пути, как его называют старейшины крымских караимов, служила не только для скрытого прохода к воде. При необходимости в ней могли укрыться сотни людей. Не исключалось и культовое назначение подземного сооружения в нижней части колодца Тик-кую, что может служить дополнительным объяснением ореола тайны, окружающей скрытый путь известный только посвященным.

Действительно, если предположить, что вертикальная шахта Тик-Кую является неким “стволом-каналом в космос, то смысл сооружения как диоптрического устройства, – это возможность более качественного улавливания (передачи) определенной частоты колебаний. Исследования показали наличие четырех ярких звезд, доступных для данного события:

Название Созвездие Звездная величина Расстояние (световые годы)
Вега Лира 0,03 25,3
Капелла Возничий 0,08 42,2
Денеб Лебедь 1,25 3229,3
Арктур Волопас -0,05 36,7

Если допустить, что шахта Тик-Кую вертикальна, то географическую широту колодца в своем движении по небу пересекали три звезды: Вега в 3220 году до н.э., Капелла в 1215 году н.э., Денеб в 1845 году н.э.

На обратном пути из Чуфут-Кале не поленитесь и зайдите в Успенский храм Свято-Успенского монастыря к иконе Богородицы “Живоносный источник” и испейте воды из целебного источника находящегося на подворье монастыря.


Более подробно о свято-Успенском монастыре можно ознакомиться здесь.

источник

Древние стены Чуфут-Кале овеяны преданиями. Одно из них рассказывает о некоем князе, который вместе с отрядом воинов обладал таинственной способностью неожиданно появляться в тылу врага, сея в его рядах ужас и панику. Не исключено, что теперь эта легенда нашла историческое подтверждение. Несколько месяцев назад крымские ученые открыли у южных ворот Чуфут-Кале грандиозное подземное сооружение, назначение которого пока остается до конца не ясным.

Древние каменные ступени спускаются под землю.

Наверху немилосердно печет жаркое крымское солнце, а в таинственной галерее с каждым шагом становится все холоднее. Неизвестные «художники» украсили стены подземного хода многочисленными надписями и рисунками. На одном из рисунков изображен похожий на чебурашку человечек, вооруженный щитом и луком. На другом угадывается строитель с поднятой киркой в руках.

В одном месте на стене видна полуисчезнувшая дата: то ли 1261, то ли 6261. А высоко, под самым потолком, можно прочесть выведенные копотью женские имена: Zofia и Mariya. Кем были и когда жили их обладательницы, бог весть.

Оставили свои метки на стенах и древние горнопроходчики. В одном из их загадочных чертежей исследователи после долгих раздумий признали схему всего подземного сооружения. Смысл многих других граффити еще предстоит разгадать.

Через сто десять метров подземный ход, полого, под углом в одиннадцать-двенадцать градусов, спускающийся вниз, упирается в вертикальный колодец. Высоко вверху синеет небо.

Средневековый город Чуфут-Кале известен, наверное, почти каждому крымчанину. Он расположен под Бахчисараем на обособленном горном плато площадью около десяти гектаров. Ученые датируют строительство его крепостных стен шестым-седьмым веком нашей эры, однако, судя по всему, поселение на этом месте было основано значительно раньше.

В 1299 году город захватило войско темника Золотой Орды Ногая, после чего крепость стала одной из резиденций крымских ханов. В период расцвета население Чуфут-Кале составляло около двух тысяч человек. Но со временем считавшийся неприступным город потерял военное значение и стал пустеть. Последними обитателями Кале были пять караимских семей, жившие здесь до революции 1917 года.

Оставленный людьми город и поныне хранит множество тайн и загадок. Например, ученых давно терзал вопрос: как мощная крепость могла несколько веков успешно противостоять врагам, не имея источника воды.

Собственно, пытаясь разрешить эту загадку, ученые и натолкнулись на подземный ход, которому посвящен наш рассказ. В 1998 году энтузиасты-геологи из Института минеральных ресурсов АН Украины Юрий Шутов и Юрий Полканов открыли у южных ворот крепости засыпанный древний колодец. Раскопки начались в августе того же года и велись при поддержке центра спелеотуризма «Оникс-Тур» и Института минеральных ресурсов.

Дело шло медленно, ведь работать приходилось в основном по субботам и воскресеньям, в свободное от основных занятий время. В первый год работ колодец стал глубже всего на шесть метров, а к началу нынешнего года его глубина достигла двадцати с небольшим метров.

Наконец, на глубине двадцати пяти метров, когда колодец стал расширяться, лопата одного из исследователей провалилась в пустоту, и вскоре перед учеными открылся вход в неизвестную подземную галерею, ступенька за ступенькой поднимавшуюся наверх. Как и колодец, подземный ход был вырублен в скале человеческими руками. Его высота колебалась от 180 до 320, а ширина — от 180 до 240 сантиметров.

Таинственная галерея была засыпана с двух сторон: и со стороны колодца, и со стороны выхода на поверхность. Место, в котором подземный ход выходил на поверхность земли, удалось определить только после проведения топографической съемки — оно уже давно поросло травой и ничем не отличалось от окрестного пейзажа. Поэтому сначала исследователи копали только со стороны колодца и лишь после проведения съемки двинулись навстречу друг другу. Судя по тому, что в грунте, которым были засыпаны колодец и вход в галерею, не было никаких серьезных археологических находок, ученые решили, что подземное сооружение было засыпано единовременно и очень быстро.

Когда это произошло и что заставило жителей древнего города уничтожить вырытый ценой огромного труда подземный комплекс, пока неизвестно. Как неизвестна пока и дата постройки галереи. Ученые лишь осторожно говорят, что, возможно, она была вырыта в конце прошлой — начале нашей эры.

Не до конца понятным остается и предназначение подземного комплекса. Геологи и спелеологи склоняются к тому, чтобы рассматривать его как систему гидротехнических сооружений, ведь на Чуфут-Кале вода ценилась едва ли не на вес золота. Однако, несомненно, у системы подземных ходов могло быть и культовое, и оборонительное, и коммуникационное назначение. Не исключено, например, что во время осад города галерея служила укрытием для обитателей крепости.

Сейчас открыто 110 метров галереи, и работы продолжаются. Исследователи под руководством известного крымского спелеолога Александра Козлова раскапывают колодец. Самые интересные открытия, скорее всего, у них еще впереди. Как полагает Александр Козлов, в конце концов колодец должен выйти к воде. Кроме того, исследователи надеются, что подземное сооружение связано с крепостью.

— Уникальность этой находки, — говорит Александр Козлов, — состоит в том, что мы еще не знаем, что именно обнаружили. И не исключено, что мы можем обнаружить какую-то ранее неизвестную в Крыму культуру.

Так или иначе, но аналогов подземному сооружению, открытому на Чуфут-Кале, в Крыму нет. Сегодня объект исследован менее чем наполовину. Если верить плану, оставленному древними инженерами, исследователям предстоит раскопать, например, еще одну засыпанную галерею.

Судя по тому, что нигде нет исторических описаний открытого на Чуфут-Кале комплекса подземных сооружений, он был засекречен, и о его существовании знали лишь немногие избранные. Может быть, много сотен лет назад на город обрушилась беда, и посвященные в тайну обитатели крепости сначала засыпали секретные ходы, а потом погибли сами, унеся тайну «Запечатанной крепости» в мир теней.

Именно поэтому после смерти посвященных остались лишь легенды и предания, вроде смутных воспоминаний потомков древних караимских родов о «Запечатанной крепости» внутри горы и подземной Алтын Мердвен — «Золотой лестнице».

источник

Действующий мужской монастырь Московской патриархии, расположенный в ущелье Марьям-Дере. С 15 века Свято-Успенский мужской монастырь стал одним из крупнейших монастырей крымского полуострова. Приход монастыря насчитывал тысячи христиан.

Относительно основания монастыря существует три предания. Согласно первому на месте монастыря пастухом была найдена икона Богородицы, которая при перенесении на новое место каждый раз возвращалась на скалы, где была обретена. Люди поняли, что здесь необходимо устроить храм и, поскольку обретение состоялось 15 августа (праздник Успения Богородицы), назвали его Успенским.

Второе предание говорит о том, что на жителей округи нападал злой змий. Однажды, после усердных молитв Богородице, на одной из скал люди заметили горящую свечу. Прорубив к ней ступени, жители нашли икону Богородицы и лежащего перед ней мёртвого змия. Третье предание считает, что икона Богородицы, обнаруженная на скалах ущелья, перенесена туда из византийского монастыря близ Трапезунда.

В 1778 г. в результате переселения христиан из Крыма, он приходит в запустение и, только 15 августа 1850 г. по инициативе архиепископа Хеpсонского и Тавpического Инокентия, вновь состоялось его открытие. Строятся наземные церкви и жилые помещения. Обитель посещалась императорами: Александpом I, Николаем I, Александpом II, Александpом III и членами августейшей фамилии.

Главная монастырская святыня — икона Богородицы, относится к изображениям типа Одигитрия (Путеводительница). В монастыре икона также называется Панагия (Всесвятая). В конце XVIII века икона была перенесена в г.Мариуполь. Ныне в монастыре хранится список с иконы. Другие святыни монастыря — икона Успения Богородицы, копии икон Богородицы Троеручица и Киево-Печерская.

Наиболее сохранившийся и посещаемый из «пещерных городов». Время возникновения города не установлено: одни исследователи считают VI в., другие X-XII вв. Крепость была хорошо укреплена. Однако в 1299 г. войска Ногая захватили город, он стал татарской крепостью. Восточнее крепостной стены татары поселили караимов. После ухода татар в Бахчисарай, караимы остались в «пещерном городе». Город получил название Чуфут-Кале (Иудейская крепость). В конце XIX в. караимы покинули Чуфут-Кале, город обезлюдел. До наших дней сохранились оборонительные стены и пещеры, мавзолей Джаныке-Ханум, крепостной ров, вырубленный в скале, участки древних улиц, молитвенные дома караимов — кенасы.

Читайте также:  Кровь в кале дицинон кошке

В эпоху господства в Крыму крымчаков город перешёл под их контроль и получил название Кырк-Ер. Кырк-Ер был резиденцией первого хана независимого Крыма Хаджи I Гирея. После основания при Менгли I Гирее Бахчисарая, ханская столица была перенесена туда. Во времена Крымского Ханства крепость была местом содержания высокопоставленных военнопленных, там же располагался и государственный монетный двор. Именно в эту эпоху город получил своё нынешнее название Чуфут-Кале (Еврейская Крепость), поскольку населявшие крепость караимы исповедовали особую форму иудаизма. Сами караимы именуют город Джуфт-Кале (по-караимски Джуфт Къале — «Парная Крепость»). В настоящее время в западной, самой древней части Чуфут-Кале сохранились многочисленные вырубленные в пещерах хозяйственные помещения, руины мечети и мавзолей дочери золотоордынского хана Тохтамыша Джаныке-ханым 1437 года постройки.

Осадный колодец пещерного города – это древняя гидротехническая система подземных сооружений, сохранившаяся до наших дней. Сенсационное открытие было сделано в 1998—2001 годы группой геологов с участием центра спелеотуризма «Оникс-тур», Института минеральных ресурсов и Ассоциации крымских караимов.

Чтобы открыть «вертикальный колодец» (что в переводе и означает Тик-кую), было вынуто более 2,5 тысяч тонн земли. Гидротехническая система превзошла все ожидания. Галерея длиной более 120 метров уходит вниз под наклоном, в конце есть 30-метровая винтовая лестница. Почти на всем ее протяжении вырублены ступени. Свод галереи местами покрыт сталактитами древнего происхождения. Стены подземных сооружений покрыты надписями караимским курсивом, арамейским квадратным курсивом, а также латынью. Дно сооружения – это просторная площадка, на которой расположены алтарь и два небольших бассейна-купели, соединенные между собой. Там, где галерея выходила на поверхность, находилась башня.

Открыватели галереи назвали ее по древней караимской традиции Алтын-Мердвен – Золотая лестница, и это название оказалось пророческим. В 2002 году рядом со входом спелеологи откопали керамический горшок, набитый золотыми и серебряными монетами – венецианскими дукатами, египетскими динарами, дирхемами периода Крымского ханства. Этот чудесный клад стал самым большим в крымской археологии. Он насчитывал более 4000 монет и весил около 5 килограммов.

источник

  • Ворота Кучук-Капу (Малые ворота). Древний пещерный комплекс
  • Караимские кенассы
  • Водосборный колодец
  • Руины мечети
  • Гробница Джанике-ханым
  • Средняя оборонительная стена. Ворота Орта-Капу (Средние ворота)
  • Чауш-кобасы
  • Тюрьма
  • Усадьба Фирковича
  • Восточная оборонительная стена. Ворота Биюк-Капу (Большие ворота)
  • Иосафатова долина
  • Осадный колодец Чуфут-кале

Ворота Кучук-Капу (Малые ворота). Древний пещерный комплекс

Поднимемся по крутому зигзагу древней мощеной дороги, и войдем в «мертвый город» через южные Малые ворота — Кучук-Капу. Их называли еще «потайными», так как они не видны, пока не подойдешь к ним вплотную. Массивные дубовые створки ворот обиты железом; к ним примыкает южная оборонительная стена, сложенная из необработанного камня на известковом растворе, толщиной до 1 м, высотой до 5 м. Верхняя часть стены перестроена и снабжена бойницами для стрельбы из ружей.

Ворота эти были настоящей ловушкой: снаружи подступ к ним прикрывала оборонительная стена, вдоль которой идет последний марш дороги: противник приближался к воротам, будучи обращен к стене правым, незащищенным боком — ведь щит держали в левой руке. В это время защитники крепости осыпали их стрелами со стены. Тараном выбить ворота невозможно, потому что перед ними неудобный крутой спуск, а пологая тропа у самого входа резко сворачивает. Но даже ворвавшись на территорию крепости, штурмующие сразу попадали в узкий коридор, специально вырубленный в скале. С деревянного настила защитники сбрасывали на врагов камни, лили кипяток, в лучники, затаясь в оборонительных пещерах, стреляли без промаха. Свой нынешний вид ворота приобрели на рубеже XV- XVI вв.; первоначальная оборонительная стена проходила на 20 м выше, по кромке плато, перекрывая скальный распадок в наиболее узкой части.

Нынешняя стена пересекает пещерный комплекс, появившийся на этом месте гораздо раньше. Перед южной оборонительной стеной имеются 10 пещер, расположенных в три яруса. Это первые, самые старые пещеры. За воротами пещеры по обе стороны дороги, ведущей в глубь городища, они также образуют 3-4 яруса. Всего здесь насчитывается 32 внутрискальных помещения, совершенно различных по форме, качеству отделки и архитектурным деталям. По всему видно, что пещеры здесь строились без какого-либо плана, разными хозяевами, с раными целями, но, скорее всего, в единый временной период. Можно разглядеть и следы вырубленных в скале лестниц, когда-то соединявших пещеры разных ярусов. Кое-где стена пересекает эти лестницы, явно «разъединяя» то, что ранее составляло единый пещерный комплекс.

В дореволюционной литературе есть упоминания о том, что в одной из пещер была церковь со следами росписи: «Направо по входе в ворота при разделении дорог еще видны были остатки пещерной церкви со следами росписи, а рядом — усыпальница с костями». В 70-е годы XX в. действительно была раскопана усыпальница с человеческими костями; что касается пещерной церкви, то первоначальный облик ее изменился, однако на стенах пещер комплекса обнаружены процарапанные кресты.

Вероятно, этот монастырь времен аланского Кырк-Ора опустел после того, как крепость была захвачена татарами и оборонительная система на этом участке была перестроена. Стена разрезала пещерный комплекс, и часть пещер стала использоваться в качестве оборонительных. Что касается монахов, то они обрели приют в Успенском монастыре, по соседству с христианами — обитателями долины Марьям-Дере.

Извилистая дорожка, пробитая в материковой скале, ведет на плато. Тропинка, сворачивающая налево, заканчивается у западной границы Чуфут-Кале. Здесь город отделен низкой каменной стеной сухой кладки от пустыря Бурунчак. Выйдя от углового дома на «Бурунчакскую» улицу, мы можем пройти по северной стороне городища.

Караимские кенассы

Другой маршрут — по «Кенасской» улице — проходит с южной стороны плато. Слева видны руины многочисленных домов, справа за высокой оградой два здания кенасс — караимских храмов.

Термин «кенасса» стал употребляться относительно поздно — уже в новое время, ранее караимские храмы по аналогии с еврейскими назывались синагогами (слово греческое). Согласно преданиям, Большая или Соборная кенасса (та, что слева) построена в XIV веке; Малую кенассу (Кодэш-Рэва — Дом собрания) построили в XVIII веке караимы, которые переселились из Мангупа и вывезли оттуда «стройматериал». Во всяком случае, в стенах обоих зданий имеются одинаковые голосники — приспособление, которое в XVIII в. уже не применялось.

Обе кенассы находятся во дворике за глухими каменными стенами. С улицы во дворик ведет калитка, порогом служит великолепная беломраморная плита, взятая из более древней постройки. Перед Большой кенассой у ограды находится высеченный из камня резервуар для воды с небольшим сливным отверстием. Это, по-видимому, остатки миквы — фонтана для ритуальных омовений перед посещением храма. Возле стен установлены скамьи с нишами внизу. На этой террасе собирались верующие в ожидании службы.

Малая кенасса появилась в конце XVIII в., когда караимская община покинула пришедший в упадок Мангуп и перебралась в Чуфут-Кале. При этом она вывезла с Мангупа материал и оборудование для своей кенассы. Она проще и скромнее первой и предназначалась для повседневных служб и разных собраний, поскольку текущие и судебные дела караимской общины решались духовными властями.

В Большой Соборной кенасе устраивались торжественные праздничные службы. Это здание базиликального типа, снаружи обнесенное с двух сторон галереей с десятью колоннами, поддерживающими полукруглые арки. Колонны опираются на низкий парапет из массивных каменных плит, украшенных рельефными розетками. Теперь, после долгого пребывания в полуразрушенном состоянии, она открылась заново.

Внутреннее устройство кенасс во многом сходно с устройством синагог и в основных элементах восходит к библиейскому Иерусалимскому храму. Перед входом в кенассу находится азара — открытый притвор, с каменными скамейками, огражденный невысокой каменной стеной. Здесь собирались старейшины караимского общества для разбирательства споров религиозного содержания.

В кенассу входили без обуви, оставляя ее на террасе. Внутри кенасса была убрана коврами; на массивных дубовых балках висели хрустальные и медные люстры (до наших дней сохранились лишь кольца для их крепления). В стены зала вмонтированы кувшины, служившие голосниками-резонаторами, улучшавшими акустику помещения. На боковых полках и в шкафчиках хранились молитвенники и утварь для религиозных церемоний.

Зал кенассы делился на три части. Сразу у входа расположено мошау-зекеним — седалище стариков: старикам и тем, кто носил траур, во время молитвы разрешалось сидеть на деревянных скамьях, обитых кожей. Сверху нависал балкон с отдельным входом, некогда закрытый густой деревянной решеткой: там молились женщины, оставаясь невидимыми для мужчин. Вторая часть кенассы — основной зал — называлась шулхан — место для прихожан, где молились все мужчины; молитва совершалась стоя и коленопреклоненно, дважды в день: утром и вечером. В обращенной к югу части храма находился гехал — алтарь, в котором хранилась в обитом серебром ящике Тора, три позолоченные доски с эмблемами трех миров с изображениями Иеговы, семисвечника и жертвенника и два страусиных яйца. Сходным, хотя и более простым было убранство Малой кенассы.

Слева — аэрофото караимских кенасс, справа — свиток Торы из чуфуткалинской кенассы

Осмотрев кенассы, выйдем на Главную улицу; почти напротив сохранилось здание типографии, основанной в 1731 году. Это самая древняя типография в Крыму, где печатались в основном книги религиозного содержания. Первая напечатанная здесь книга датируется 1734 г., последняя — 1805 г., после чего типографию перевели в Евпаторию. В библиотеке Бахчисарайского музея есть книги на древнееврейском и караимском языках, отпечатанные в чуфут-калинской типографии.

Пройдя немного дальше по улице, выйдем на главную площадь Старого города. Сюда выходят три улицы: уже знакомая нам Кенасская, чуть севернее — Средняя и еще далее — Бурунчакская. Здесь мы познакомимся с тремя памятниками — руинами мечети, водосборным колодцем и мавзолеем-дюрбе Джанике-ханым.

Водосборный колодец

Водосборный колодец расположен немного южнее площади. Он представляет собой вырубленный в скале резервуар, куда собирается дождевая и талая вода: причем сам колодец и подходы к нему устроены так, что основной поток дождевой воды, проходящий через Средние ворота — Орта-капу — неизбежно оказывается в колодце; рядом с ним вырублены в скале два отстойника. Известно, что уже в XVII в. Чуфут-Кале был безводным местом; воду в город привозили из окрестных источников на ослах.

Руины мечети

От водосборного колодца пройдем немного на северо-запад. На стыке Кенасской и Средней улиц находятся руины мечети. Сохранились четыре круглые неглубокие ямы, высеченные в скальном основании. Как предполагается — гнезда колонн, подпиравших кровлю. В двадцатых годах стены еще поднимались на значительную высоту и при исследовании мечети сотрудник Бахчисарайского музея Осман Акчокраклы высказал предположение, что она возведена на месте разрушенного христианского храма. Во всяком случае, при постройке использованы архитектурные детали из проконнесского мрамора — изящные византийские капители и другие обломки. Еще одна мраморная капитель была найдена в ограде старинной усадьбы.

На самом плато найдены и другие мраморные архитектурные детали: порог у входа в кенассный дворик и плита на внешнем фронтоне Восточных ворот. Эти мраморные архитектурные детали безусловно принадлежали ранне-византийскому храму: во-первых, они были привозными, ибо в Крыму нет месторождений мрамора; во-вторых, проконнесский мрамор, этот излюбленный материал византийских зодчих, перестали добывать уже к VIII в. Предполагается, что при сооружении мечети ее ориентация поменялась на 90 градусов; в восточной стене убрали алтарное полукружие, сделав ее глухой, а с южной стороны пристроили нишу михраба. Перестройку облегчало то обстоятельство, что ранневизантийский храм и ранняя крымская мечеть имели форму базилики; в пользу этого говорит и упоминание Эвлии Челеби о том, что мечеть была «старинной архитектуры».

Мечеть была построена в 1346 г. в правление хана Джанибека, при котором Кырк-Ор был завоеван татарами. В середине XV в. первый крымский хан и родоначальник династии Хаджи-Гирей произвел основательную реконструкцию мечети. В честь этого было сделана надпись над входом, которую записал Эвлия Челеби: «Построил эту мечеть благословенную великий султан и достопочтенный хакан, повелитесь царей арабов и не-арабов, султан Хаджи-Герай хан, сын Гиас-эддин хана, сына Эртогмазхана, да продлит Бог его жизнь и царствование. Год 859 (1455)». Обломок плиты с арабской надписью «Хаджи-Гирей, сын Гиасаддина» были найдены во время раскопок мечети в 1928 году, когда описание Эвлии Челеби еще не было известно. В строительных надписях часто встречаются неточности, когда строителем именуется хан, осуществивший обновление сооружения, построенного гораздо ранее. Рядом с мечетью, по сообщению некоторых историков, было построено и медресе, однако подтвердить это могут лишь раскопки.

Гробница Джанике-ханым

К северо-востоку от площади, ближе к обрыву, находится почти полностью сохранившийся мавзолей XV в. — прекрасный образец «сельджукской» архитектуры. Это монументальное восьмигранное сооружение под черепичной крышей, украшенное по ребрам граней резными колонками. К нему примыкает покрытый резьбой портал с массивной аркой. В глубине мавзолея на ступенчатом возвышении видно надгробие, украшенное изящной, словно орнамент, арабской надписью: «Это гробница великой государыни Джанике-ханым, дочери Тохтамыш-хана, скончавшейся месяца рамазана 841 года (1437)».

Памятник этот окружен легендами. Согласно одной из них Джанике погибла, отважно защищая крепость от врагов, и отец приказал на месте ее гибели воздвигнуть мавзолей. Легенда эта интересна тем, что в ней проглядывает древняя местная основа: образ отважной воительницы неоднократно встречается в крымских легендах, но явно не соответствует положению мусульманской женщины. Другие версии легенды говорят или о тяжелой болезни этой любимой дочери хана, которой для лечения потребовался здоровый воздух Кырк-Ора, или о недозволенной любви ее к татарскому бею или генуэзцу; преследуемая отцом, она бросилась в пропасть с места, близ которого была похоронена как самоубийца вдали от родных могил..

Но история разрушает все версии этой легенды: отец Джанике, великий хан Золотой Орды Тохтамыш (соперник и победитель памятного в русской истории по Куликовской битве Мамая), приведший в 1382 г. огромное войско под стены Москвы, был впоследствии разбит знаменитым Тимуром, бежал в Киргизские степи, где и погиб в 1405-1406 гг. Таким образом, дочь его пережила отца на 32 года. Кто же и почему оказал такую честь дочери Тохтамыша Джанике? Сведения, по крупицам собранные из мусульманских источников, позволяют в общих чертах воссоздать следующую картину.

Джанике была выдана замуж за Едигея — могущественного эмира ногайской орды, фактически управлявшего степью. Тем не менее, он не мог претендовать на трон, и лишь его потомство от брака с чингизидкой Джанике могло бы на это рассчитывать.

В 1397 г. Едигей переметнулся к самаркандскому правителю Тимуру; их войны с Тохтамышем развернулись на огромных пространствах Орды — от Крыма до Хорезма. В гневе на зятя и его жену — свою дочь — Тохтамыш убивает Тогайбек — мать Джанике.

Большое впечатление на мусульманский мир произвело паломничество Джанике в Мекку в 1416 г., отмеченное историками. Эласкалани пишет о прибытии знатной паломницы в Дамаск в сопровождении 300 всадников, совершивших хадж в обществе сирийского каравана. В 1420 г. произошла битва между Едигеем и крымским войском Кадыр-Берды хана, младшего сына Тохтамыша «от наложницы из племени черкес», как называли татары асов-алан. Оба соперника погибли в битве. Есть упоминание, что когда царевичу было три года, Джанике умолила Едигея пощадить брата и «спрятала его в царстве» — очевидно, в Кырк-Оре.

После смерти мужа — Едигея — она и сама возвращается в Кырк-Ор, ведь по материнской линии ее корни восходят именно к Кырк-Ору. Хаджи-бек, «хан Киркельский», упромянутый в связи со сражением при Синих водах 1363 г., приходился ей дедом. Его дочь Тогайбек стала одной из трех жен Тохтамыша и матерью Джанике. После гибели Кадыр-берды в 1420 г. Джанике осталась старшей в роду Тохтамыша. Вероятно, она была правительницей кыркорского бейлика вплоть до своей кончины в 1437 г., как о том свидетельствует надгробная надпись. Судя по всему, она мудро сделала ставку на сторонников самостоятельного Крымского ханства и поддержала Хаджи-Гирея (тоже чингизида), видя в нем преемника и опору в борьбе с другими претендентами на власть. В Кырк-Оре Хаджи-Гирей появляется в 1437 г. Надо думать, благодаря ему укрепилась традиция, согласно которой происхождение самостоятельного крымского ханства возводилось к Тохтамышу через посредство его дочери, впоследствии правительницы Кырк-Ора — Джанике-ханым.

Мавзолей Джанике-ханым. Вид до ремонта начала 80-х гг. XIX в.

Примечательно, что народная легенда опоэтизировала кыркорские корни Джанике, связав их с преданием о тайном колодце, служившем источником воды во время осады. Надо сказать, что и то, и другое, отдельно взятое — правда. Итак, согласно легенде, во дворец Тохтамыша, где живет затворницей юная Джанике, проникает пастушок Али и рассказывает ей, что Кырк-Ор осажден и люди гибнут от жажды. «Ты наша, Джанике», — настойчиво повторяет он; именно поэтому доверяется ей тайна колодца, куда ведет такой узкий ход, что только тонкая, как тростинка, девушка может пробраться к воде. Всю ночь они носят воду, наполняя каменный бассейн. К утру Джанике, не выдержав напряжения, умирает, почитаемая народом как избавительница родного Кырк-Ора. Примечательно, что легенда сохранила память о колодце на случай осады, речь о которой пойдет чуть позже. Упоминается и дворец Тохтамыша, близ которого находится колодец. Но последний был в районе Бурунчакской стены, поблизости от Малых ворот; именно здесь, по преданиям, находился и ханский дворец.

От Дюрбе тропинка ведет вдоль северного обрыва, откуда открывается грандиозный вид на долину Ашлама-Дере и панораму Крымских гор. Это одно из очень немногих мест, откуда можно увидеть высочайшую вершину Крыма Роман-Кош. Выжженные солнцем белые каменистые дороги, пересекая холмы, ведут к астрофизической обсерватории в поселок Научный, в Баклу, на Тепе-Кермен, в долину р. Качи. Возможно вид, открывавшийся с этого обрыва, вдохновил Мицкевича на дивные строки сонета «Дорога над пропастью в Чуфут-Кале».

Долина Ашлама-Дере. Вид с чуфуткалинского плато

Средняя оборонительная стена. Ворота Орта-Капу (Средние ворота)

Еще несколько шагов по тропе — и мы оказываемся у Средней оборонительной стены, которая пересекала плато от одного края обрыва до другого. Ее датируют VI-VII вв.

Стена пятиметровой толщины разделяет Старый и Новый город, возникший в XIV-XV вв. Это самый древний памятник городища с довольно сложной планировкой. Стена состояла из двух куртин по 60 м длиной. В месте их стыка расположены ворота. Первоначально стена состояла из двух панцырей, между которыми закладывали бут. Внешний панцырь был выложен из хорошо отесанных блоков известняка. Высота стены — 7-8 м, толщина первоначально 4,5-5 м, позднее в связи с появлением огнестрельного оружия ее наращивают до 10 м.

Параллельно северной куртине в 10-15 м от нее проходил 65-метровый крепостной ров, вырубленный в скале, шириной 4 м, глубиной 2 м; он наполнялся дождевой водой, стекавшей по желобкам, высеченным в скале. Большой ров не доходил до края северного обрыва — здесь, в северной оконечности стены, была сделана вылазная калитка, скрытая от взоров неприятеля, штурмующего ворота. Перед ней вырубили два малых 12-метровых рва. У северного и южного края стену фланкировали две башни. После возведения Восточной оборонительной стены Средняя стена утратила свое оборонительное значение, и пространство вдоль нее стало застраиваться. На этом месте возникает усадьба и связанный с ней комплекс пещерных сооружений — Чауш-кобасы.

У самого края северного обрыва — лестница, ведущая вниз в две большие пещеры; в центре первой пещеры оставлен подпорный столб для укрепления потолка. Оконные проемы, выходящие на обрыв, сохранили следы когда-то вставлявшихся железных решеток. Это огромное и мрачное пещерное сооружение, известное под именем Чауш-Кобасы, долгое время считалось тюрьмой. Однако на основе археологических исследований Е.В. Веймарн пришел к выводу, что Чауш-Кобасы — подвальное помещение богатой караимской усадьбы, построенной не ранее XVII в.

Первая пещера площадью 48 кв. м и с высотой потолка 3,5 метра оснащена массивной колонной, ее высокие окна выходят на балку Ашлама-Дере.

Вторая, нижняя пещера комплекса, куда ведет еще один лестничный спуск, по размеру превосходит первую — площадь 75,5 кв.м, высота 3,2 метра. А.А. Гуськов считает, что это Чауш-Кобасы — классический пример жилого пещерного помещения с верхним парадным залом и спальной комнатой семьи богатого человека.

Где же в таком случае находилась печально известная тюрьма, в которой ханы держали самых важных своих пленников?

Она поразила даже видавшего виды Эвлию Челеби: «В этой крепости есть тюрьма для ханских пленников. Нет в мире тюрьмы, подобной этой адской темнице . Из тюрьмы этой Чуфут-кале освободиться никак невозможно, разве что если вынесут из нее в гробу». По предположению А.Г. Герцена, таким местом был скорее всего пещерный комплекс в Новом городе на краю обрыва в 50 м от Средней оборонительной стены, недалеко от экскурсионного маршрута. Он состоит из четырех помещений, к которым ведет узкий проход. Слева от него — обширное помещение с двумя подпорными столбами и двумя маленькими окошечками, выходящими в обрыв. У этой стены — отверстие люка, ведущего в нижнее помещение: сверху оно перекрывалось деревянным помостом, образуя своего рода каменный мешок.

Читайте также:  К чему сниться кал человеческий в туалете

В верхней камере под запором, скорее всего, содержали временных узников, а опасных заключенных бросали в нижнее помещение. Оно в три раза меньше по размеру, невысокое, и только одно узкое окошко, правда с изящным обрамлением, освещает его и дает возможность глотнуть свежего воздуха.

Здесь ханы держали знатных пленников в надежде получить за них большой выкуп. В конце XV века здесь был заточен литовский посол Лез, в середине XVII века — польский гетман Потоцкий (он воевал против давних заклятых врагов крымского хана — запорожских казаков, однако в плену держали и его. Дело ведь не в том, кто ты, враг или союзник. Плати выкуп!). Томились в застенках Чуфут-Кале и русские послы, видные политические деятели — любимец Ивана Грозного Василий Грязной, а также Василий Айтемиров и князь Ромодановский, посланные в конце XVII века в Крым для заключения мирного договора.

С 1660 по 1681 годы здесь находился в заточении русский воевода В.Б. Шереметев, плененный на Волыни. Только через 11 месяцев начались переговоры о выкупе. Четыре хана успели смениться за время заточения воеводы, предъявляя свои трудные для выполнения требования. Согласно некоторым источникам, в качестве выкупа крымские ханы требовали, ни много ни мало, два города — Казань и Астрахань. Сам Шереметев не хотел свободы такою ценой. Царю Алексею Михайловичу он писал: «Хан мучил меня, никого так никто не мучает, которые есть государевы люди у мурз, у аг, и у чёрных татар. Кандалы на мне больше полпуда; четыре года беспрестанно я заперт в палату, окна заделаны каменьями, оставлено только одно окно. На двор из избы пяди не бывал я шесть лет и нужу всякую исполняю в избе; и от духу, и от нужи, и от тесноты больше оцынжал, и зубы от цынги повыпадали, и от головных болезней вижу мало, а от кандалов обезножел, да и голоден. » Только поняв, что требование невыполнимо, хан принял за воеводу 60 тысяч рублей золотом — и отпустил знатного пленника. Вернувшись уже ослепшим, тяжелобольным, Василий Борисович умер на родине всего через полгода.

Боярин, русский полководец Василий Борисович Шереметев (1622-1682)

После осмотра пещер в северном обрыве мы по переулку Чауша проходим вдоль Средней стены, к проему ворот Орта-капу. Когда-то здесь были установлены двустворчатые ворота, открывавшиеся внутрь и запиравшиеся тяжелым засовом.

К Средней стене примыкала обширная постройка — Монетный двор. Еще неколько десятилетий назад были видны закопченные камни на месте металлоплавильного горна, видны следы пристроек к стене, вырубки для балок, поддерживавших крышу. Высшей привилегией крымских ханов считались публичная молитва «хутба» и право чеканить монету. Чеканка монеты доверена была караимам и с первых дней ханства осуществлялась преимущественно в Кырк-Оре.

Усадьба Фирковича

За воротами Средней стены начинается Главная улица, в каменную поверхность которой глубоко врезались колеи; для пешеходов оставлены узкие тротуары из каменных плит, неплохо сохранившиеся. Справа за невысокой стеной — два жилых дома XVIII в. В одном из них до конца своих дней жил известный караимский ученый Авраам Самуилович Фиркович (1787-1874).

Дом поставлен на самом краю обрыва и виден издалека. Он просторен, крыт черепицей; в одном из его помещений сохранился камин, а в другом — заново воссозданный реставраторами в 60-х гг. XX в. деревянный наборный потолок. Его рисунок напоминает узор потолка одной из комнат Ханского дворца в Бахчисарае. Верхний этаж, куда со двора вела лестница, предназначался для жилья, а нижний — для хранения хозяйственного инвентаря и припасов. Стены жилищ, как правило, возводили из тесаного камня, на глине. Верхний этаж был деревянным или глинобитным в сочетании с деревом. Для отопления служили очаги и жаровни, устроенные в земляных полах помещений, в некоторых домах были печи. Для хранения пищевых припасов и воды под домами в скале вырубались подвалы.

Во дворе усадьбы Фирковича — хозяйственные пристройки, у южного обрыва — колодец, закрытый деревянной решеткой. Он вырублен в скале в виде круглой шахты глубиной 10 м и диаметром 1,4 м. Колодец выходит в открытую пещеру: видимо, раньше она была закрытой и на дне из карстовой трещины собиралась вода. Татарское название колодца «Копка-кую», то есть «колодец с ведром». Таким образом, на случай осады Новый город был обеспечен водой. Однако в XVII в. колодец иссяк, и воду приходилось привозить.

Справа за домом Фирковича, над самым обрывом, видны руины здания XIX в. с хорошо сохранившимся цоколем из плит. Дом был выстроен караимской общиной специально для приема гостей.

Еще в конце XIX в. на Чуфут-кале было много домов. По словам путешественника Евгения Маркова, «иные дома стоят совсем целые, со ставнями, дверями, балкончиками, лавки с запертым входом». Руины оград и домов, ныне затянувшиеся землей, поросшие дерном и кустарником, все же позволяют разглядеть планировку улиц, переулков, дворов. Усадьбы пока не изучались систематически, основное внимание исследователи уделяли оборонительным сооружениям. Тем интереснее описание города, запечатлевшее систему застройки, сложившуюся не позднее XVII в. По словам Эвлии Челеби, в промежутке между двумя стенами имелось 200 «крытых черепицей, каменной кладки прекрасных благоустроенных иудейских домов. Есть еще одни малые железные ворота, к которым спускаются от домов в крепости по вырубленной в скале каменной лестнице. С двух сторон от этой дороги вырублены пещеры, в них живут бедняки-иудеи».

Последующие путешественники называют число домов в пределах 200. Французский путешественник Жильбер Ромм, посетивший город в 1786 г., насчитал свыше двухсот городских строений, отметив их «отличный вид». То же количество назвал академик П.С. Паллас, добавив численность населения — 1200 душ обоего пола.

Во второй половине XIX в. усиливается отток жителей из города. По мере усиления этого процесса нарастают и ностальгические нотки, стремление закрепить в памяти потомков неповторимый живописный вид города-крепости, ранее казавшийся жителям обыденным. Вот описание, которое сделал в конце прошлого века караимский гахам С.М. Шапшал: «Дома, за весьма малым исключением, указывают нам, что город имел весьма оригинальный вид; дома всегда с балкончиками (софа), окнами во двор, большей частью двухэтажные, причем в верхнем этаже всегда жил сам хозяин, а нижний обыкновенно отводился под конюшню для лошадей и ослов, и тут же имелось помещение, куда жители загоняли на ночь свои стада. Дома отапливались первобытными печами — тандурами, устроенными в земле посреди комнаты. По обеим сторонам улицы или переулка тянулись высокие сплошные заборы, как бы предназначенные для того, чтобы скрывать от нескромного взгляда то, что делается за ними. Изредка попадалось в стене крохотное окошечко с решеткою, крылечко в несколько ступенек, и опять тянулась голая белая стена».

Можно думать, что архитектура жилых домов Чуфут-Кале сохраняла образцы крымскотатарского зодчества, которые еще встречаются в старых кварталах крымских городов и сел. Этот тип жилой усадьбы издревле распространен среди населения Балкан и Малой Азии, а также среди коренного населения горной Таврики, где носителями этой архитектурной традиции было христианского население, потомки византиизированных аланов и готов. От них навыки каменного зодчества унаследовало и тюрское население, селившиеся в предгорьях кочевники, независимо от его этнического состава.

На фото 1,2 — предметы быта крымских караимов, на фото 3 — портреты знаменитых посетителей Чуфут-Кале (фрагменты этнографической выставки, размещенной в усадьбе А.С.Фирковича)

Восточная оборонительная стена. Ворота Биюк-Капу (Большие ворота)

Чем ближе к Восточным воротам, тем глубже колеи каменной дороги, красноречиво свидетельствуя о многовековой и многотрудной жизни города. Через Восточные ворота на арбах с огромными колесами привозили сюда продукты из соседних деревень, дрова, всевозможные товары. На площади за воротами был рынок, куда вели два пути — с севера и с юга.

Восточная оборонительная стена замыкает весь город. Общая ее протяженность — 128 м, у южного и северного обрывов она имеет угловые башни, а в середине — надвратную башню. Стена построена караимами между 1396 и 1433 гг., но впоследствии неоднократно перестраивалась. Так, южная куртина была разобрана и перенесена на 5 м вперед, а у южного фланга была возведена полукруглая башня явно декоративного характера. В верхней части надвратной башни проделана круглая амбразура для пушки. Северная куртина — от башни до обрыва — завершена бруствером, в котором проделаны бойницы. Сохранились двустворчатые деревянные ворота, снаружи обитые полосами кованого железа.

С внешней стороны над воротами вделана мраморная плита с изображениями рогатины и щита. Это тамги, знаки рода, своего рода герб: по обычаю тюркских народов, тамгой клеймили скот, помечали вещи. По мнению известного караимского ученого С.М. Шапшала, жители города делились на два рода, каждый со своей тамгой. Высказано и другое мнение — тамги эти были высечены над воротами крепости как напоминание ее жителям об их подчинении определенным татарским родам, юрисдикция которых сохранялась и после возведения новой крепостной стены.

Перед центральной куртиной проходит вырубленный в скале двойной ров, а перед северной — одинарный. Глубина последнего достигает 9 м; по нему проходила дорога в долину Ашлама-Дере. Рядом со рвами вырублен бассейн, куда собиралась талая и дождевая вода, служившая для водопоя скота.

Бассейн за Восточными воротами

От Восточных ворот можно спуститься в Иосафатову долину — караимское кладбище, расположенное в полукилометре от города.

Иосафатова долина

Это название дано ей по аналогии с одноименной долиной в окрестностях Иерусалима, где имеется древнее кладбище и где, согласно пророчествам, состоится последний Страшный суд. Сходство обеих долин отмечено давно и этому весьма способствует башня над южным обрывом. Возможно, зодчие-караимы воспроизвели эту башню именно с целью придать долине истинно библейский облик.

Среди густых зарослей живописной балки видна арка кладбищенских ворот и развалины сторожки. За аркой — настоящий город мертвых: разбросанное среди зарослей необозримое море надгробий, покрытых надписями на древнееврейском. Дорожка пересекает кладбище с запада на восток. Несколько тысяч могил заросли теперь густым лесом, надгробия, переплетенные лианами, глубоко ушли в землю, но в прошлом здесь росли только старые дубы (четыре-пять из них еще можно увидеть в конце кладбища): они считались священными, рубить их было запрещено, и само кладбище имело местное название «Балта-тиймез»«топор не касается».

Формы надгробий разнообразны: преобладают старинные однорогие и двурогие надгробия, но встречаются и плиты, лежащие горизонтально или стоящие вертикально, обелиски, столо- и гробообразные памятники и др. Некоторые ставили людям, умершим и похороненным вдали от Чуфут-Кале — это кенотафы, или «йол-таш», «придорожный камень». Надписи, зачастую с цитатами из Библии, выполнены на древнееврейском языке, изредка — на караимском, но древнееврейскими буквами; надписи конца XIX — начала XX вв. обычно не двуязычные. Среди них, в самом начале кладбища — надгробие А.С. Фирковича.

Значительная часть надгробных надписей собрана и издана Фирковичем. Правда, последовавшая за этими публикациями полемика вызвала немало разногласий относительно датировки захоронений. Ряд ученых считают, что самое древнее погребение в Иосафатовой долине относится к 1249-1250 гг. Впрочем, недавние исследования Бабаликашвили существенно удревнили эти даты — найдено 9 надгробий, датируемых 956-1048 гг. В целом, караимские надгробия, пока еще ждущие более детальных исследований, образуют своего рода летопись караимов — обитателей и хранителей города-крепости.

Типы надгробий некрополя в Иосафатовой долине (по Н.В. Кашовской). Рис. В.А. Сидоренко

После того, как жители покинули Чуфут-Кале, кладбище не было заброшено, а напротив, приобрело значение общенациональной усыпальницы. Захоронение здесь считалось почетным, сюда везли покойников из других городов. В это время в основном и появляются памятники из дорогих пород камня, украшенные орнаментом в восточном вкусе, где преобладают символы смерти и воскресения — кипарис, розетка и т. д.

Скалы, камни, пустынность и общий библейский вид Чуфут-Кале и Иосафатовой долины издавна привлекают художников. В шестидесятых годах сюда приезжал И.Н. Крамской, написавший ряд этюдов для картины «Христос в пустыне». Эти места напоминали ему Палестину. Виды Чуфут-Кале и Иосафатовой долины и навеянные ими впечатления присутствуют и на картинах современных художников.

На картине слева: Караимское кладбище в Чуфут-Кале. 1824 г. Художник Карл фон Кюгельген; справа: Караимское кладбище (близ Чуфут-Кале). 1840-42 гг. Художник Карло Боссоли

Пройдя кладбище до конца, выйдем на плато, с которого открывается величественная панорама Крымских гор. Бесконечными планами уходят они к горизонту, где возвышаются Чатыр-даг, Роман-кош, плоскогорье Бабуган-яйлы, видны массивы Бойки и Ай-петринской яйлы. А внизу, в глубоко лежащей долине, поднимается усеченный конус Тепе-Кермена.

Чтобы пройти туда, держите путь от Восточных ворот по краю плато. Отсюда открывается отличный вид на долину, над которой господствует г. Орта-кая (Средняя скала) и следующая за ней гряда скал, сплошным гребнем тянущаяся к северу. Плато слегка повышается, тропинка сворачивает к юго-востоку, и внезапно из синеватой дымки в глубине долины возникает поросшая лесом, со скалистой вершиной, гора-крепость — Тепе-Кермен.

Осадный колодец Чуфут-Кале

В 1998-2001 годы в древней крепости сделано сенсационное открытие. Выявлена древняя гидротехническая система подземных сооружений, или, проще говоря, осадный колодец Чуфут-Кале, которого просто не могло не быть в крепости такого ранга. Впрочем, память о такой системе сохранялась в преданиях; их достоверность блестяще подтвердили недавние открытия.

С давних пор вода в крепости была привозной — ее брали в источниках Карай-Чокрак и Гази-Мансур. Использовали также дождевую и снеговую воду. Запасы воды в виде снега и льда хранили в пещерах под соломой и войлоком.

В период осады воду доставляли из тайной системы гидротехнических сооружений. Когда крепость утратила былое военное значение, сведения о ней, имевшие скрытый характер, забылись. Но не всеми. Тайну расположения подземных сооружений передавали из поколения в поколение избранным; с течением времени ее хранителями стали старейшины и руководители народа караимов. Краткую информацию обнародовал караимский гахам (духовный глава) С. Шапшал в 1895 г. «Караимы могли переносить продолжительную осаду благодаря тому, что близ Малых ворот Кырк-Йера имелся подземный ход к источнику, находящемуся у подножия скалы».

Позднее о том же писал М. Фиркович (1907): «В Кале в былое время существовал еще один грандиозный колодец, называемый Тик-кую, то есть колодец перпендикулярный. Сам колодец с водой находился за Кале недалеко от Кичик-Капу (Малых ворот) с маленьким в пол-аршина отверстием. Он теперь разломан, колодец забросан камнями и называется Сокур-кую, то есть «слепой колодец». Ход же к этому колодцу был в Кале на Бурунчаке, откуда косо вырублен туннель к воде. Отверстие этого туннеля на Бурунчаке ныне скрыто под кучею камней».

Наиболее раннее упоминание о колодце принадлежит французскому путешественнику де Ла Мотрэ, автору книги «Путешествие в Европу и Азию»; ссылаясь на него, Дюбуа де Монпере пишет: «. здесь (на Бурунчаке) имелся колодец или естественная цистерна, облицованная тесаными камнями и наполненная водой, никогда не иссякавшей. Местонахождение колодца, который был, несомненно, заделан турками, сегодня неизвестно»

Когда и кем была создана эта система, еще предстоит узнать, но несомненно, что сведения о ней составляли «военную» и «священную» тайну, доверявшуюся немногим избранным; несомненно и то, что последними по времени хранителями этой тайны были караимы. Поэтому их сведения, донесенные до наших дней, особенно ценны и важны.

Располагая опубликованными сведениями и преданиями, а также опираясь на данные геологической разведки местности, группа энтузиастов предприняла поиски. Внимание исследователей привлекло небольшое углубление западнее Малых ворот: интуиция не подвела — уже на второй день работ в августе 1998 г. было вскрыто устье колодца. Поначалу здесь трудились члены крымских караимских общин, а также представители других национальностей, в основном в свои выходные дни. Однако к 2001 г. стало ясно, что их сил недостаточно — грандиозность открытой ими подземной гидротехнической системы по масштабам превосходила все, доселе известное в Крыму. К решению задачи были привлечены Ассоциация крымских караимов, Институт минеральных ресурсов и Центр спелеотуризма «Оникс-Тур» во главе с А.Ф. Козловым, ранее осуществивший превосходное оборудование карстовых пещер Мраморная и Эмине-Баир-Хасар на Чатырдаге. Ими был выполнен огромный объем работ, в результате которого раскрыт и доступен обозрению туристов следующий комплекс.

Колодец Тик-Кую. План, разрезы

В 150 м западнее Малых ворот и в 35 м южнее стены Пенджере-исар (Стены с окном) расчищен вертикальный колодец диаметром от 1,8 до 2,2 м на протяжении 27 м; на глубине 25 м к нему примыкает подземная галерея квадратного сечения 2 на 2 м, которая полого поднимается на высоту 30 м. Почти на всем ее протяжении вырублены ступени. Поблизости от места сопряжения галереи с колодцем ответвляется небольшой ход, расчистить который еще предстоит. Ниже галереи (на глубине 27 м) колодец расширяется почти до 5 м за счет пологого спуска — вырубленной в скальном массиве своего рода винтовой лестницы, уходящей от портала галереи в глубину колодца. Это, несомненно, ТиккуюПрямой или перпендикулярный колодец караимских преданий.

На своде галереи местами видны мелкие сталактиты, что само по себе свидетельствует о ее древности; встречаются также поздние надписи (чаще копотью) караимским курсивом, арамейским квадратным курсивом и реже — на латыни. На одной из стен изображен лодочник; в этом подземелье он смотрится сказочно, словно мифический Харон, перевозивший души мертвых в страну теней.

Сталактиты на своде подземелья

На месте выхода галереи на поверхность расчищена башня, сложенная из крупных квадров. Высказано предположение, что эта система служила не только для скрытого подхода к воде. При необходимости в ней могло укрыться множество людей. В этом случае приобретают реальный смысл фольклорные сюжеты крымских караимов об исчезающем войске и о князе с отрядом джигитов, который обладал способностью появляться одновременно и на стенах крепости, и в тылу врага. Исследователи не исключают и культовое назначение подземного сооружения в нижней части колодца Тик-кую. Это могло бы послужить дополнительным объяснением ореола тайны, окружающей Ашырын Йол (Тайный путь).

Пока неясно, как из него доставлялась вода в осажденную крепость, — ведь он находится вне оборонительных стен. Возможно, в раннее средневековье оборона этого участка усиливалась передовой стеной.

Древние надписи на сводах галереи

Вероятно, в XVI веке, а может быть и ранее, колодец уже не функционировал. Он был засыпан надежно, быстро и навсегда. Вряд ли это делал неприятель, тратить столько сил после изнурительной осады он бы не стал. Колодец засыпали сами жители и только страшная опасность могла подвигнуть их на это. При раскопках в колодце нашли кости животных. Не могли ли эти случайно забредшие и свалившиеся вниз существа стать причиной отравления воды, отравления, приведшего к распространению заразы, от которой начали вымирать люди. На борьбу со смертельной заразой поднималось все население и, если источником беды был колодец, ничто не могло предотвратить его уничтожение. Конечно, это только версия, но она может объяснить, почему память о колодце исчезла даже у самих жителей Чуфут-Кале. К слову, в середине XIV века в Европе бушевала страшнейшая пандемия чумы, и пришла эта чума через Крым.

Вышеописанные подземные сооружения, на сегодняшний день оборудованные и доступные для осмотра, составляют лишь часть системы; ведется поиск продолжения уже открытого и других подземных ходов. Далее, предстоит серьезная исследовательская работа по осмыслению открытий и включению ее в систему оборонительных сооружений древнего Кырк-Ора.

Герцен А.Г., Могаричев Ю.М. Крепость драгоценностей. Кырк-Ор. Чуфут-Кале. — Симферополь: Таврия, 1993.

Герцен А.Г., Махнева-Чернец О.А. Пещерные города Крыма: Путеводитель. — Севастополь: Библекс, 2006.

Гуськов А.А. Атлас пещерных городов Крыма. Путешествие к строителям и обитателям пещер. — Харьков: Курсор, 2008.

Фадеева Т.М. Пещерные города и монастыри в окрестностях Бахчисарая. — Симферополь: Бизнес-Информ, 2004.

Фадеева Т.М. Тайны горного Крыма. — Симферополь: Бизнес-Информ, 2007.

Все о Крыме: Справочно-информационное издание. — Харьков: Каравелла, 1999.

источник