Меню Рубрики

Куда король девал мочу и кала

В фильмах о средневековье и рыцарях нам показывают совсем не ту картину, которая происходила на самом деле. Вы можете увидеть, как люди принимали горячие ванны, были в чистых и опрятных платьях, носили пышные прически и тому подобное. На самом деле все было совершенно не так. В те времена царила полнейшая антисанитария. Люди в те времена практически не мылись. Да, за всю свою жизнь человек подвергался мойки всего 3 раза: при рождении, перед свадьбой и после смерти. И то это было лишь поверхностное обмывание водой. По этой причине продолжительность жизни была весьма скудной, до 16-20 лет мало кто доживал, а в фильмах показывают друидов и старейшин, которые прожили 200 лет. Доблестных рыцарей это все тоже касается. В данной статье мы расскажем, как было дело на самом деле и прольём свет на то как справляли нужду рыцари.

История это такая штука, в которую верить на 100% нельзя. Ведь это все прошло через тритии руки и не факт, что первоисточник сказал правду. Посудите сами даже в современном мире одну и туже ситуацию два разных человека могут преподнести совершенно по-разному. А пройдя через десятые уши это уже будет совершенно другая история.

Теперь перейдем ближе к теме. Существовало 2 типа рыцарских доспехов: для турниров и для военных походов. Турнирные доспехи были полностью закрыты и не давали возможности сходить в туалет, следовательно, если во время состязания рыцарю захотелось в туалет, то какал или писал он прямо в доспехи. Военные же доспехи были немного легче, но тоже не обладали особым удобством. В некоторых источниках говориться о том, что военные доспехи имели специальные защитные колпачки для половых органов рыцаря, которые позволяли справить нужду. Также первые доспехи не закрывали гениталии. Следовательно, у войны была возможность сходить в туалет. Ягодицы также были не прикрыты металлом. Но тогда вопрос – возможно ли было даже в таких доспехах сесть на корточки и посрать? Скорее всего нет, поэтому рыцарь какал стоя, со всем вытекающими последствиями.

Наш сайт о какашках решил не останавливаться на источниках в интернете, и мы взяли интервью у одно из учителей истории, российского ВУЗа. Он утверждает, что во времена крестовых походов рыцари справляли нужду прямо в доспехи и при этом все это делалось в движении. Также в связи с этим приближение средневековой армии рыцарей можно было заметить по запаху. Многие войны не доживали до поля боя и умирали ещё по пути, не выдерживая таких нагрузок. Так как доспехи были очень тяжелыми и люди умирали от изнеможения.

Как видите, реальность очень сильно далека от кинематографа. И рыцарям приходилось писать и какать прямо под себя. В те времена в этом не было ничего особенного. Опять же из слов преподавателя истории, даже королевские особы вели антисанитарный образ жизни и во врем балла отойти и пописать в уголке при всех было в пределах нормы.

В эфире был сайт о какашках, мы всегда будем рады видеть вас и на других страницах нашего сайта. С облегчением!

В средние века, как сказано в статье, почти не мылись; кроме того, не чистили и не лечили зубы, Отходы выбрасывали на узкие улочки средневековых городов. Строгая религия считала греховным созерцание своего голого тела во время мытья! Блохи и вши водились не только у бедных людей, но и у высшего сословия, даже у королей. Есть конечно и преувеличения — слышал, что в замках вешались длинные занавеси для того, чтобы гости короля или феодала за ними дристали, а также длинные узкие от пола окна служили туалетом для дам. По истечению некоторого времени феодал переезжал в другой замок, а этот чистили. Вранье, конечно: длинные занавески красивы, ткань — в средневековье вещь дорогая и хозяин замка подчеркивал свое богатство. А узкое от пола окно — бойница, огонь можно вести лежа на полу из длинного мушкета, а снаружи в такую щель не попадешь. И несколько замков — символ богатства и способ обезопасить себя, чтобы враги не знали где феодал. И все-же — отсутствие гигиены и блохи с крысами привели в развитию эпидемий, в том числе пандемии чумы. Средневековье совсем не так романтично, как показано в фильмах. Спасаясь от нападавших люди скрывались за крепостными стенами городов, где их подстерегали антисанитария, крысы, блохи и эпидемии. Но что уж говорить о средних веках — всего 100 лет назад уровень гигиены был ниже. По рассказам бабушки, мой пра-прадед в Первую Мировую войну был солдатом в армии Царской России и у немца в качестве трофея раздобыл хороший порошок от блох, отлично спасавший от этой напасти. Сто лет назад у простолюдина-солдата есть блохи! А у европейца-германца есть средство то блох.

источник

Изучаем устройство панталон: «Fecal Containment Subsystem The FCS (fig. 2-23) consists of a pair of elasticized underwear shorts with an absorbent liner material added in the buttocks area and with an opening for the genitals in the front. Foam rubber is placed around the leg opening, under the scrotal area, and at the spinal furrow. This system is worn under the CWG or LCG to permit emergency defecation during the periods when the PGA is pressurized. The FCS collects and prevents the escape of fecal matter into the pressure garment. The moisture contained in the fecal matter is absorbed by the FCS liner and is evaporated from the liner into the suit atmosphere where it is expelled through the PGA ventilation system. The system has a capacity of approximately 1000 cc of solids.»

Перевод: «Подсистема удержания фекалий включает сдвоенные эластичные трусы с адсорбирующим вкладышем в области ягодиц и передним разрезом для гениталий. Вспененная резина охватывает снаружи бёдра, помещена в область мошонки и на спинную борозду. Эта система одета под специальный нательный костюм астронавта (Constant Wear Garment):

что позволяет неожиданную дефекацию в условиях наличия давления в скафандре. «Подсистема удержания фекалий» собирает и удерживает фекалии от попадания в скафандр. Влага, содержащаяся в фекалиях, адсорбируется вкладышем и затем — ВНИМАНИЕ! — испаряется из вкладыша в атмосферу скафандра, откуда удаляется через систему его вентиляции. Система имеет приблизительную ёмкость 1000 см³ для твёрдых отходов» (выделено мной).

Куда девать фекалии из штанов и как после этого отмываться? Но на технологии опорожнения панталон фантазия деятелей НАСА оскудела и она до сих пор не раскрыта (очевидно, хранится за семью печатями под грифом «секретно»). Видимо, астронавты, сняв с товарища скафандр, затем подручными средствами — ложками, вилками, салфетками и др. — вычерпывали содержимое панталон и складывали его в «ведро» (под №20 в дальнем углу — «Fecal Canister»):

Схема Командного модуля (CM) в разрезе

Оно, конечно, для 3-х взрослых мужиков очень маленькое. Надо отметить, что питались астронавты разнообразной пищей, ни в чём себе не отказывая, некоторые даже поправились. Хватит ли его для 10-12-дневного путешествия, при условии, что взрослый человек выделяет в среднем 200г фекалий в сутки. А если кто-то отравится несвежей пищей или, что ещё хуже, отравятся все разом — тут и 5 вёдер будет мало. Следовательно, имеем полное право предположить, что значительное количество фекалий они носили при себе, воплощая в жизнь древний афоризм — omnia mea mecum porto («всё своё ношу с собой»). Ну, а поскольку астронавты возвращались на Землю в тех же скафандрах, то и фекалии, собранные в «подсистеме сбора фекалий» , возвращались вместе с ними.

На случай, когда астронавты, находившиеся на борту корабля, разоблачались и полностью снимали с себя скафандр, НАСА предлагало им другой, но не менее восхитительный туалетный сервис. Поскольку на «Аполлонах» и предшествующих кораблях не было АСУ, астронавтов, в отличие от их советских коллег, снабжали особыми пакетами для справления большой нужды. Представить и описать саму процедуру весьма затруднительно ввиду её экзотичности, поэтому НАСА позаботилось о просвещении всех интересующихся деталями процесса, предложив полюбоваться этим снимком:

Астронавт Базз Олдрин демонстрирует, как пользоваться пакетом.

Следует, однако, уточнить, что в реальной обстановке штаны будут излишними и мешать процессу дефекации. Кроме того, на снимке пакет снабжён жёстким пластиковым фланцем, которого нет на музейном образце:

Видимо, образец с фланцем — один из вариантов пакета индивидуального пользования, адаптированного под ягодицы конкретного члена экипажа. Два пальца просунуты в пакет не случайно — там заботливо предусмотрены специальные напалечники, чтобы не испачкаться в содержимом пакета. Сама процедура описана в документе НАСА следующим образом: «Напалечники пакета использовались, чтобы позиционировать его на анусе. После дефекации напалечники также применялись для отделения фекальной массы от ануса и смещения её в низ пакета. Затем пакет отделялся от ягодиц, и анус очищался салфетками, которые утилизировали в пакет. Далее пользователь вскрывал пакетик с бактерицидной жидкостью и отправлял его в тот же пакет с фекалиями, который после этого запечатывался. Затем следовало «замесить» пакет, чтобы его содержимое перемешалось. По окончании процедуры пакет с фекалиями помещался внутрь другого пакета, и всё вместе отправлялось в специальный отсек для хранения отходов» (на схеме CM под №33). В инструкции почему-то опущена важная деталь: пакет надо было не просто позиционировать, но и надёжно приклеить к ягодицам, для чего его горловина была снабжена клейкой лентой.

Отзывы об этой технологии были весьма нелицеприятными ещё со времён «Джемини»: «Мешками для фекалий астронавты пользовались достаточно редко и характеризовали их как «противные». Пакет сложно было приклеить правильно, а сходить в туалет и не выпачкаться – практически невозможно; кроме того, пакеты совсем не спасали от распространения неприятного запаха по всей маленькой капсуле.» Если астронавты редко пользовались пакетами, следовательно нужду справляли в штаны, ибо других вариантов НАСА не предусмотрело. В документе НАСА также подчёркивается, что «процесс сбора фекалий требует значительного мастерства для предотвращения утечки фекалий из мешка и последующего загрязнения ими экипажа, их одежды и кабины. Из-за сложностей процесс дефекации, кроме того, занимал длительное время времени. Астронавты «Аполлона-7″ оценивали это время в 45 минут».

Как вообще это можно представить? Астронавты летали на «Джемини», возвращались, мягко говоря, испачканными — надо что-то делать! А НАСА сохраняет олимпийское спокойствие и ничего не предпринимает; астронавты, в свою очередь, веселят публику историями про «покакать в пакетик в условиях невесомости». Так, в книге «Packing for Mars: The Curious Science of Life in the Void» Мэри Роуч приводит фрагмент записи разговоров астронавтов миссии «Аполлон-10»:

СТАФФОРД: Ого, и кто это сделал?

СТАФФОРД: Кто это сделал? [смеется]

СТАФФОРД: Дай-ка мне салфетку. Тут дерьмо летает.

СЕРНАН: Да и не мое, похоже.

СТАФФОРД: А мое было более липким, чем это. Да выбросьте его и все.

[Через восемь минут, обсуждая время слива сточных вод.]

ЯНГ: Они сказали, что это можно делать в любое время?

СЕРНАН: Сказали на 135. Они сказали, что. Еще одна чертова какашка. Да что с вами, мужики? Дай сюда.

СТАФФОРД: Оно что, просто летало тут?

СТАФФОРД: [смеется] Мое было пожиже этого.

ЯНГ: И мое. Кажется, это из того мешка.

СЕРНАН: [смеется] Я не знаю, чье это, поэтому не буду никого ни обвинять, ни защищать. [смеется]

ЯНГ: Да что здесь, в конце концов, происходит?

В том же анекдотичном ключе обсуждала туалетные проблемы астронавтов и пресса: «По сообщениям американской периодики тех лет, бывали случаи, когда такой пакет отклеивался в неподходящий момент.»

И только перед самым завершением миссий «Аполлонов» НАСА выпустило отчёт о качестве систем обеспечения жизнедеятельности экипажей: «Хотя система сбора фекалий в миссиях «Аполлонов» была аналогичной применявшейся на кораблях «Джемини», тем не менее множество иных концепций и конструкций было исследовано и протестировано. Во всех случаях основная цель заключалась в недопущении загрязнения экипажа фекалиями в условиях невесомости. Но ничего более эффективного, чем существующая система, оказавшейся приемлемой для всех полётов, найдено не было, хотя экипажи выразили к ней свою неприязнь. Ныне для будущих миссий изучаются другие методы и будут проводиться эксперименты. Для будущих полётов — особенно длительных — должен быть разработан более лучший метод сбора фекалий.» Иными словами, астронавты в миссиях «Джемини» и «Аполлонов» клали в штаны с мудрёным названием «подсистема удержания фекалий», поскольку пакетами пользовались крайне редко, а НАСА докладывает, что этот метод «сбора фекалий» является эффективным и приемлемым. В какой-то мере с НАСА можно согласиться, т.к. фекалии оставались в штанах астронавтов, а не разлетались в обитаемом пространстве КА, решая таким образом основную задачу. И в самом деле, дёшево и сердито!

Фекальный попкорн НАСА в пост-Аполлоновский период

Как было сказано выше, НАСА озаботилось будущими долговременными полётами в космос ещё в то время, когда экипажи «Аполлонов» справляли большую нужду в штаны, а пакетами пользоваться брезговали. Итогом этих забот стало АСУ, предназначенное для кораблей «Space Shuttle» (далее просто шаттл), которое впервые отправилось в космос на шаттле «Колумбия» 12 апреля 1981 года. Таким образом, НАСА приступило к использованию АСУ на космических кораблях спустя ровно 20 лет после начала пилотируемых полётов в космос. Инженеры НАСА постарались сконструировать свою оригинальную конструкцию: «Первые (американские — авт.) космические унитазы очень напоминали блендер Уоринга, крутящийся со скоростью 1200 оборотов в минуту где-то в 15 см ниже известного участка тела человека. Прибор размельчал экскременты и прочие ткани – скажем, бумагу, а не мошонку – и выбрасывал все это в контейнер. Машина производила своего рода папье-маше.»

Но вместо благодарности астронавты опять стали жаловаться и капризничать, т.к. «возникали проблемы, когда контейнер выставляли в холодный и сухой вакуум космоса (делать это было необходимо для стерилизации содержимого контейнера). Здесь уже масса разваливалась на «папье» и «маше». Когда следующий астронавт включал прибор, лопасти блендера начинали размалывать маленькие кусочки осиного гнезда фекалий, которые остались на стенках контейнера, и те уже в виде пыли разлетались по кабине» (там же).

И снова фекалии летают по КА! Этот феномен даже получил название «фекальный попкорн», от которого, как ни странно, астронавтам уже было не до шуток: «астронавты нынешней экспедиции шаттла начали использовать мешки для фекалий типа программы «Аполлон». Во время предыдущего полёта вырабатываемые новыми туалетами облака фекальной пыли стали причиной отказа астронавтов от еды, чтобы снизить частоту использования данной установки. Фекальная пыль была не просто отвратительной, но и приводила к «разрастанию во рту бактерий E.coli», как уже случалось прежде на борту подводной лодки, когда помещение переполнили испарения сточных вод» (там же).

Любопытно последнее замечание из доклада НАСА: известны случаи размножения кишечной палочки во рту экипажей подводных лодок, а также шаттлов, но экипажи «Меркуриев», «Джемини» и «Аполлонов» эта участь почему-то миновала, хотя фекалии летали повсюду и пачкали астронавтов к вящей радости оных.

На МКС НАСА уже не стало испытывать судьбу и доверило туалетный сервис российской стороне — все стационарные санузлы МКС имеют российское происхождение. Изначально туалет был только в российском модуле «Заря», а в 2007 НАСА заказало туалет для модуля «Спокойствие»: «Национальное аэрокосмическое агентство США (NASA) заказало в России туалет для американской части МКС за 19 миллионов долларов.» Таким образом история американского АСУ насчитывает ровно 30 лет, омрачённых фекальным попкорном.

Суммируем выявленные особенности, имеющие отношение к технологиям НАСА, обеспечивавшим жизнедеятельность астронавтов в космосе.

1. В самом начале упоминались трагические случаи, имевшие место в СССР и США во время экспериментов с пребыванием человека в атмосфере чистого кислорода. В СССР гибель космонавта Валентина Бондаренко была связана с тем, что вспыхнула ватка, смоченная спиртом, вызвав мгновенный пожар в барокамере. Экипаж «Аполлона-1» сгорел в похожей ситуации, но там не было горящих предметов — видимо, было достаточно небольшой искры. Но ничего подобного не случалось в миссиях «Меркуриев», «Джемини» и «Аполлонов», сопровождавшихся полётами шариков мочи и кала в кислородной атмосфере КА, что приводило к коротким замыканиям, но, как ни странно, не вызывало пожаров.

2. Летающие фекалии в миссиях, перечисленных в п.1, неизменно вызывали шутки и веселье у членов экипажей — эти истории смаковала пресса. А в такой же ситуации экипажи шаттлов грустили — они даже отказывались от еды, чтобы не иметь дела с фекальным попкорном. Напротив, астронавты лунных миссий на аппетит не жаловались, и некоторые прибавляли в весе.

3. Фекальный попкорн шаттлов вызывал у членов экипажа разрастание во рту кишечной палочки, что в точности повторяло аналогичное явление на подводных лодках во время аварийных ситуаций с протекавшими нечистотами. О похожих случаях до эпохи шаттлов НАСА умалчивает, хотя недостатка информации о летающих фекалиях нет.

4. Технологический откат шаттлов назад: «А вот с туалетом для Спейс Шаттла получился инженерный конфуз. Исходная идея была замечательная — давайте сделаем туалет, в котором потоки воздуха будут сами помещать фекалии в приемное устройство без участия астронавта. Однако добиться надёжной работы не удалось — фекалии постоянно задевали стенки тоннеля, и астронавтам приходилось постоянно его чистить. Система упаковки фекалий работала недостаточно надёжно, туалет достаточно регулярно выходил из строя. Также, для пользования туалетом приходилось проходить специальную подготовку . Утечки мочи и улетающие фекалии были не таким уж редким делом.»

Перечисленные пункты наглядно и убедительно показывают, что настоящая эра пилотируемых полётов НАСА началась с появлением шаттлов, а до этого все полёты, в том числе на Луну, были попросту мистифицированы. На шаттлах впервые были испробованы АСУ разработки НАСА, но из-за отсутствия опыта их создания, конструкция оказалась неудачной. Весёлые рассказы о туалетных проблемах астронавтов всего лишь отражают представления режиссёров-постановщиков и сценаристов этих шоу о переднем крае борьбы за космос: было трудно, местами тяжело и невыносимо, измазались калом — с кем не бывает, но в целом было весело и духоподъёмно. Причём юмор — типично американский: анально-фекальный. Как же шоу может обойтись без него?!

Но шоумены понятия не имели о степени влияния пилотируемых полётов в космос на организм человека, поэтому их шоу не рассказывают о тяжелейших последствиях, ибо не было самих полётов! Даже в любимой анально-фекальной теме сценаристы упустили некоторые важные детали. Например, что физиологии большой нужды всегда сопутствует малая, т.е. невозможно просто справить большую нужду в пакет — непроизвольно произойдёт и выброс жидких отходов. Т.е. надо надевать мочесборник, но с ним не выйдет не то что пакет к ягодицам приклеить, но и опорожнить кишечник, потому что ремешки мочесборника перекрывают анус. Более того, адгезия липкой ленты к потным, волосатым ягодицам крайне слабая, и пакет практически невозможно зафиксировать.

Таким образом, вся процедура должна включать полное раздевание, затем астронавт каким-то образом должен прикрепить к пятой точке гигиенический пакет, который конечно же улетит при внезапном и естественном высвобождении газов, а потом надеть на пенис ёмкость для сбора жидких отходов, явив миру феерический венец инженерной мысли НАСА. Чем не сюжет для бурлескной постановки?

Читайте также:  Кал в виде шариков у взрослого

Американцы вплоть до 80-х годов не только не летали на Луну, но и не совершали длительных полётов на земной орбите. Иначе их КА были бы оборудованы АСУ, и мы бы видели, как астронавтов, измученных невесомостью, бережно достают из спускаемой капсулы, чего в действительности не было. Они бодро выпрыгивали и тут же шествовали на торжественные мероприятия, неся на себе, согласно версии НАСА, переполненные «подсистемы удержания фекалий».

источник

Надгробные плиты в селе Кала-Корейш

Кала-Корейш — дагестанская Атлантида, которая не ушла под воду, а напротив, вознеслась высоко над миром, надежно укрытая от чужих глаз горными перевалами. Когда-то давно село было столицей крупнейшего средневекового феодального владения — Кайтагского уцмийства. Увы, от этой исламской цивилизации остались только кладбище с могилами уцмиев XII−XIX веков и мечеть XI века. Но даже то немногое, что уцелело в селе за более чем тысячу лет существования, поражает воображение: надмогильные плиты со стихами и философскими изречениями, похожие на саркофаги надгробия с вырезанным на них мировым древом, покрытые кружевной вязью деревянные ворота мечети.

Чтобы все это увидеть, сегодня не надо совершать паломничество в труднодоступное село-крепость. Затерянный мир с помощью ученых, фотографов и благотворителей перенесен в главный музей страны: почти месяц, с 25 сентября по 21 октября, в Эрмитаже проходит выставка «Слова камней. Опыт чтения и трансляции наследия Кала-Корейша».

Фото: Евгений Курсков/фонд «Пери»

Выставка «Слова камней. Опыт чтения и трансляции наследия Кала-Корейша» в Эрмитаже

Эрмитаж впервые разместил выставку, на которой нет ни одного оригинала. Абсолютно все экспонаты — копии. Артефакты оцифрованы с помощью 3D-сканера с высочайшим разрешением и воссозданы с точностью до мельчайшей черточки. 3D-модели надгробных плит и дверей мечети можно потрогать, с помощью планшета — рассмотреть детали, воспользоваться наушниками или большим сенсорным экраном.

В один из дней работы выставки в Эрмитаже прошел Международный круглый стол по вопросам разработки конвенции о копировании объектов культуры. В эпоху информационного общества и музейное дело, консервативное по своей природе, должно меняться. Копирование, которое, по словам директора Эрмитажа Михаила Пиотровского, является «важнейшим способом рассказа об искусстве», позволяет сохранить шедевры, несмотря на их труднодоступность и внешние угрозы.

Фото: Евгений Курсков/фонд «Пери»

Выставка «Слова камней. Опыт чтения и трансляции наследия Кала-Корейша» в Эрмитаже

Научные работники обсуждали новые реалии, а древнее дагестанское село, неожиданно оказавшееся в фокусе внимания ученых XXI века, все так же хранило свои тайны, поделившись с нами одной сотой — или одной тысячной — из них.

У легендарного поселения и история соответствующая — круто замешанная на невероятных космогонических событиях. По преданиям, основали село люди, приплывшие сюда во времена Всемирного потопа, а где-то в горах вмуровано в отвесную скалу железное кольцо, к которому и швартовались корабли. Как ни странно, в этой легенде есть доля правды: когда-то на месте Кавказских гор плескалось Сарматское море, а сами горы выглядели как острова. Но было это слишком давно — 10—14 миллионов лет назад.

Другая легенда приписывает основание крепости арабам-корейшитам — мекканскому племени, к нему принадлежал и пророк Мухаммед. Эта версия объясняет название селения: Кала-Корейш в переводе с арабского — «крепость корейшитов» (местные жители называли село по-своему — Урцмуци).

В (если верить арабским летописям) либо в (в соответствии с исторической хроникой «Тарих Дагестан») в Кайтаг пришли арабские газии — поборники ислама, которые под знаменем священной войны огнем и мечом насаждали новую религию в Дагестане. Труднодоступная вершина горы, стоящей у слияния пяти рек, была для воинственных миссионеров идеальным стратегическим пунктом. Со всех сторон гору окружали ущелья, в село вела только узкая тропинка над отвесным обрывом. Высокие двухэтажные дома, глухой стороной обращенные к ущелью, были настоящей крепостной стеной. Укрепив поселение и построив систему сигнально-оборонительных башен, пришельцы превратили Урцмуци в один из первых форпостов распространения ислама на Северном Кавказе. Именно здесь была резиденция кайтагских уцмиев, которые, приняв ислам, утверждали, что ведут свой род от дядей пророка Мухаммеда — корейшитов Хамзы и Аббаса, — чьи потомки завоевали Кайтаг.

— Это не более чем версия, — говорит Махач Мусаев, директор Института истории, археологии и этнографии Дагестанского научного центра РАН.

Он объясняет, что это обычная практика: когда правящая династия как бы легитимизирует свою власть, возводя свой род к героям, царям, мифическим персонажам, богам, пророкам.

— Самый древний исламский артефакт, найденный нами в Кала-Корейше, относится к началу XI века. Значит, можно говорить о том, что как минимум в середине X века сюда пришли мусульмане. Но к этому времени Арабский халифат уже сдавал свои позиции, и с большой долей вероятности мы можем говорить, что в Кала-Корейш пришли не арабы, а сельджуки или другие газии. Это было весьма распространенным явлением в раннем средневековье — отправиться за границы мусульманских земель нести ислам язычникам. К тому же на могилах первых кайтагских уцмиев имена не арабские, а местные, например Ахсибар, Хиздан. То есть апелляция к дядям пророка, причисление их к своим предкам — не более чем политический ход, попытка доказать свои права на престол в период дефеодализации.

Поэтому мы не знаем, когда именно было основано поселение и когда было завоевано арабами, да и были ли это арабы.

Джума-мечеть XI века и пантеон кайтагских уцмиев с уникальными надгробиями XI−XIX веков — то, ради чего в Кала-Корейш поднимаются и паломники, и туристы, и ученые. Стелы выполнены в едином «уцмийском стиле»: на плите из местного камня арабской вязью вырезаны коранические тексты, философские изречения, стихи, их оплетают геометрический и растительный орнаменты. Удивительно: на редких могилах встретишь имя покойного.

Фото: Евгений Курсков/фонд «Пери»

Надпись на надмогильной плите Ахсабара, сына Хиздана, XIII век

«Царство принадлежит Всевышнему, Единому, Всепобеждающему. Владелец этой могилы знаниями напоминает деяния пророков, благочестие его подобно благочестию Абу Бакра, доблесть его подобна доблести Али, справедливость его подобна справедливости праведных халифов, а он — владелец Кала-Корейша Ахсабар, сын Хиздана. Да осветит Аллах его могилу, да простит Аллах его грехи». Абу Бакр Мухаммад бин ал-Валид ал-Фихри ат-Туртуши (1059−1126), «Светоч для правителей»

— Из 39 надгробий имена есть только на пяти-шести. Арабская вязь выполняет не только эстетическую функцию, но в первую очередь — смысловую. Текст первичен, — комментирует эту особенность Махач Мусаев. — Он соответствует традиции и носит назидательный характер: рассказывает о неизбежности смерти, которая вместе с тем — «дверь» в загробный мир, о равенстве всех перед Господом, о бренности мира.

«Все сущее тленно, кроме Него», «Разве не подобен этот мир и все, что в нем, тени, что уходит с закатом солнца?», «И днем, и вечером прибывают обитатели земли, и стираются их прекрасные черты» — изречения говорят о тщете всего сущего, о том, что имя человека забудется, останется лишь вечная мудрость.

— Помимо текстов из Корана на плитах вырезаны отрывки из произведений поэтов разных стран. Так, на надгробии Амир-Хамзы (XVIII век) — стихи андалусского ханафитского ученого XI века Абу-Бакра ат-Туртуши. На других стелах встречаются тексты Фараздака — арабского поэта из Басры; Зейн аль-Абидина — правнука пророка, подвижника, философа, очень набожного человека, жившего в Медине в VII веке, — продолжает Мусаев.

источник

Каждому человеку хотя бы раз приходилось сдавать кал на анализ в лабораторию. Различные исследования фекалий позволяют выявить воспаление и инфицирование в желудочно-кишечном тракте, проверить функционирование важных органов, определить патологии, установить наличие патогенных микроорганизмов и других паразитов.

Как подготовиться к сдаче анализа кала? Ничего сложного в данной процедуре нет. Как сдать анализ кала, известно большинству из нас.

Для этого вам понадобится:

  • чистая сухая емкость;
  • лопаточка (палочка).

Для сбора кала подойдет стеклянный или пластиковый флакон (обязательно с крышкой). Можно приобрести в аптеке специальный стерильный контейнер. В его крышку вмонтирована лопаточка для забора материала, что очень удобно. Для лабораторных исследований обычно достаточно 10-15 мл кала, те есть примерно одной-двух чайных ложек.

Как подготовиться к анализу и собрать материал? Придерживайтесь следующих правил:

  1. Кал должен быть свежим.
  2. В образце недопустимо наличие других веществ.
  3. Не переедайте перед сдачей кала.
  4. Откажитесь от приёма лекарств перед анализом.

Придерживайтесь этих требований. Соблюдение несложных правил позволит получить достоверный результат. Рассмотрим более подробно, как правильно сдавать анализ кала.

Самый лучший материал – это свежесобранный кал. Собирать его нужно с утра. Если по каким-то причинам это невозможно, то храните массу до сдачи в холодильнике, но не более 8-12 часов.

Чистота взятого материала влияет на результат анализа. Перед тем как собрать кал, нужно предварительно помочиться, а затем подмыться с мылом. Емкость для сбора анализа должна быть сухой и чистой, а в некоторых случаях – обязательно стерильной. В образце не допускается наличие воды и мочи. Женщинам во время менструации сдавать кал не рекомендуется, чтобы избежать попадания крови. В крайнем случае, перед тем как сдать анализ кала, нужно тщательно подмыться и воспользоваться тампоном. Опорожнение кишечника лучше производить в судно, горшок или другую чистую посуду. Можно положить чистый полиэтиленовый пакет на унитаз для этих целей.

Соблюдайте диету до того как сдать анализ кала. Съеденные продукты могут повлиять на результат. Поэтому перед анализом постарайтесь не употреблять пищу, которая вызывает расстройство желудочно-кишечного тракта. Некоторые продукты могут изменить цвет испражнений. Например, черника окрашивает стул в чёрный цвет, а свекла – в красный. От приёма таких продуктов лучше отказаться.

Лекарственные препараты влияют на результат анализов. Лучше не использовать их перед сдачей кала. Лекарства, в составе которых есть висмут, железо, медь, а также активированный уголь, изменяют цвет фекалий. Нежелательно принимать антибиотики, так как они в значительной степени влияют на жизнедеятельность микроорганизмов. Откажитесь от различных слабительных средств и ректальных свечей с жировой основой перед тем как собрать анализ кала. Делать клизмы тоже не рекомендуется. Люди, принимавшие препарат бария при рентгеноконтрастном обследовании, могут сдавать кал спустя двое суток. За это время вещества, содержащие указанный элемент, выйдут из организма.

Собрать кал у взрослых намного проще, чем у детей, особенно у грудничков. Многих мам мучает вопрос о том, как сдавать анализ кала. Ребенка следует уложить на клеёнку или чистую выглаженную пелёнку. Сделайте ему массаж живота, чтобы стимулировать испражнение.

Можно перевернуть малыша на живот. Соскребать кал с подгузников специалисты не рекомендуют. Но если по-другому не выходит, то соберите только верхний слой, не соприкасающийся с подгузником. При этом в кале не должно быть мочи. Если у малыша запор, можно добиться испражнения при помощи газоотводной трубки. При наличии жидкого стула у ребёнка кал проще будет собрать с многоразовой пелёнки. Подстелите клеёнку под малыша и ждите. Как правильно сдавать анализ кала младенцу, можно уточнить у педиатра или медсестры.

У деток постарше материал взять легче. Для этого подойдет горшок. Он должен быть чисто вымыт водой с мылом. Использовать для дезинфекции агрессивные моющие средства не стоит.

Анализы кала, не требующие длительных лабораторных исследований, можно сдать в поликлинике по месту жительства. Для этого лечащий врач должен выписать направление. Сдавать анализ кала в лабораторию нужно утром. Результат будет готов в течение дня.

Более сложные анализы, для которых нужен посев микроорганизмов, сдают в специальных лабораториях. Там есть всё необходимое, чтобы создать определённые условия для роста бактерий. Результаты таких анализов обычно готовы через 5-7 дней.

Самые разнообразные анализы принимают в частных медицинских центрах. Это очень удобно, так как сдать анализ кала на различные исследования можно в одном месте.

Для сдачи любого анализа кала придерживайтесь простых принципов, перечисленных выше. Рассмотрим индивидуальные особенности сбора материала для каждого вида исследования.

Этот анализ нужен для определения микрофлоры кишечника. Кал для такого исследования должен быть свежим, так как некоторые микроорганизмы могут погибнуть при его хранении. Забор материала осуществляют только в стерильную баночку, которую можно приобрести в аптеке. В некоторых лабораториях такую ёмкость выдают. Сдать анализ кала на дисбактериоз легко, если придерживаться основных требований к сбору материала. Соблюдайте диету, ограничьте прием лекарств, особенно антибиотиков.

Для определения скрытых кровотечений в органах желудочно-кишечного тракта назначают данный вид анализа.

Наличие крови определяют по содержанию гемоглобина в испражнениях. Перед тем как собрать анализ кала, на трое суток исключают из меню мясные и рыбные блюда, а также продукты, содержащие большое количество железа: яблоки, шпинат, болгарский перец и другие. Недопустимо применение клизмы и лекарственных препаратов перед сдачей анализа.

Пожалуй, этот вид исследования самый распространенный. Многие знают, как правильно сдавать анализ кала на яйца глистов. Для этого материал нужно собрать в чистую сухую емкость с крышкой. Возьмите в два раза больше положенного объема кала. Материал для анализа лучше собирать из разных участков. Перед сдачей кала исключите использование слабительных средств. Материал можно непродолжительное время хранить в холодильнике до сдачи в лабораторию.

Для определения различных инфекций в желудочно-кишечном тракте назначают бак анализ кала. Как сдавать его, вам должен объяснить лечащий врач. Такое исследование позволяет установить возбудителей болезни, выявить различные патогенные бактерии и палочки.

Для образца кала потребуется стерильный контейнер, так как микроорганизмы из внешней среды могут повлиять на результат анализа. Перед сбором материала запрещается принимать антибиотики.

Копрологическое исследование позволяет проверить работу пищеварительной системы и оценить происходящий при пищеварении обмен веществ. Собирать материал для этого анализа нужно с разных участков. Если в кале наблюдается слизь, волокна, неоднородные части, берите их на анализ. В остальном придерживайтесь общих принципов сбора материала.

Как видите, всё просто. Достаточно лишь знать, для какого именно анализа нужно собрать кал, и правильно подготовиться. В любом случае ваш лечащий врач должен объяснить, как производить необходимые манипуляции. Если по каким-то причинам доктор этого не сделает, не стесняйтесь, спросите его сами.

источник

В средневековом городе ни туалетов, ни выгребных ям не было, и все нечистоты выбрасывались из домов прямо на улицу. Здесь же на улице хозяева забивали и разделывался скот, оставляя валяться ненужные внутренности и другие части. Свой вклад вносили «пасущиеся» здесь свиньи. Никто и ничего не убирал и не чистил десятилетиями, а то и веками. В результате улицы заполнялись зловонной массой из испражнений и разложившихся отходов.

Если в сухое время над городом стоял просто страшный смрад, то в дождь улицы были запружены отвратной жижей, делая всякое передвижение по ним невозможным. Уровень нечистот поднимался так высоко, что приходилось использовать ходули, ставшие у горожан обязательным предметом быта.

Все это происходило в самых «цивилизованных» городах: Париже, Лондоне, Мадриде. Наиболее широкая улица того времени — шесть-семь метров. Таких «проспектов» было немного. Как правило, улицы была шириной около двух метров. Были же шириной и в метр. В дождливую погоду по ним неслись бурные потоки нечистот, несшие свои «воды» в более низко расположенные улицы. С течением времени возникали даже соответствующие реки. Так, в Париже появилась речка Мердерон (фр. мерд – дерьмо, отсюда русское «смердить»), то есть, по-русски, Смердянка. В конце концов, все стекало в обычную реку, на которой стоял город. Это и была городская канализация.

Вторые этажи многих домов имели небольшие пристройки, нависавшие над улицей. Это были отнюдь не лоджии или балконы. Единственное их назначение было служить отхожим местом. Система была проста и состояла из отверстия в полу, сквозь которое испражнения прямиком попадали в городскую «канализацию».

Французский король Филипп, основатель Лувра, однажды упал в обморок от жуткого запаха, поднятого колесами проехавшей мимо него телеги. Там же в Париже один принц упал с лошади и утонул прямо на улице, захлебнувшись ее содержимым. В более поздние времена в Лондоне в здании Парламента никогда не открывали окон: вонь от текущей под ними Темзы была невыносимой.

Не лучше обстояло дело и в королевских дворцах. Как и везде здесь тоже не было никаких туалетов, и нужду отправляли прямо в дворцовых коридорах. Это касается, естественно, и Лувра. Туалетный горшок появился в его стенах только в XVI веке. А до этого все делали там, где приспичит. Но и с появлением «ночных ваз» ими пользовались лишь избранные, остальные же многочисленные дворцовые обитатели обходились старым и более простым способом.

Испанский посол, прибывший однажды к Людовику XIV в Версаль и зашедший в его комнату, столкнулся с таким амбре, что вынужден был попросить хозяина перенести аудиенцию в королевский парк. Гость не знал, что все кусты парка регулярно удобрялись прогуливающимися там местными обитателями, а так же слугами, сливающими туда содержимое горшков. Выйдя в парк, бедняга просто потерял сознание от стоящей в нем вони.

Дело доходило до того, что нужду справляли не только в темных дворцовых перекрытиях или за плотными портьерами комнат, но и прямо во время многолюдных собраний, например, на балу. Для этого достаточно было только отойти в сторонку, к стене зала. Это кажется невероятным, но нужно учитывать, что тогда были совсем другие представления о приличиях, о том, что хорошо, а что не очень. Если вообразить картину, когда города, их улицы и дома утопают в нечистотах, когда вокруг сплошная грязь, антисанитария и смрад, то в таком непосредственном поведении не будет ничего необычного.

Кроме того, сами же люди были источниками и носителями нечистоплотности. Быть грязным и вонючим считалось нормальным и даже желательным. Христианская доктрина предусматривала крещение водой как акт очищения на всю жизнь, в прямом и переносном смысле. Поэтому церковью мыться запрещалось. Чем грязнее было тело, тем более «чист» оказывался его хозяин, тем ближе он был к богу. Монахи и монашки были грязнее и взашивленней самого последнего современного бомжа.

Стремились ли быть похожими на них остальные или нет, все равно, они были не намного чище. К религиозному мракобесию добавлялось медицинское. Считалось, что омовение водой портит кожу и вызывает различные болезни. Даже лицо помыть и то было нельзя, иначе якобы могло испортиться зрение, поэтому довольствовались легким ополаскиванием рук и рта. Никто, включая короля и его придворных, не мылись годами. И это все происходит не в «темные» века, а в разгар «светлого» Возрождения и даже многим позже.

Людовик XIV мылся всего два раза в жизни – врачи настояли. Король Генрих Наваррский принимал водные процедуры только три раза, да и то, два из них, опять же, по совету врачей. Испанская королева Изабелла II за всю жизнь помылась один раз: в день свадьбы. Омовения при рождении – не в счет. Все эти особы жили в XV-XVIII веках.

Естественно, что вся средневековая Европа, в том числе и королевские дворы, кишмя кишела вшами, блохами и клопами. К ним в компанию нужно добавить различных мух, роящихся вокруг вонючих тел. Носовой платок, кстати, появился изначально как тряпка для отгона летающих насекомых. Мыться отказывались, а на русских и других варваров, регулярно посещающих бани, смотрели как на извращенцев.

Читайте также:  Светло желтый цвет кала у собаки

Периодически обитатели Лувра переезжали в другие замки и дворцы. В это время королевская резиденция подвергалась уборке и чистке. Но это мало помогало: вонь не выветривалась. Однажды король не выдержал и сбежал в Тюильри, куда и перенес свой двор. Ров вокруг Лувра, имеющий глубину десять метров, полностью наполнился нечистотами. Стоит ли удивляться, что однажды кое у кого возникло желание Лувр снести и построить заново, что и было сделано.

В новом же дворце остались старые традиции. Даже во второй половине XVII века, как у стен Лувра, так и внутри него, по словам очевидцев, то тут, то там были видны кучки экскрементов.

Точно так же, как вокруг Лувра, наполнялся нечистотами и оборонительный ров за крепостными стенами Парижа. Уровень сваливаемого в него дерьма возвысился настолько, что достиг верхней кромки стен. Чтобы фекалии и мусор не посыпались обратно в город, стены пришлось надстроить. Вот вам и Париж!

Эх, не знали европейцы, что в древнеримских городах таких проблем не было. Это же только мы о том знаем. И верим, что средневековые французы, англичане и прочие немцы были, очевидно, настоящими дебилами, раз не могли или не хотели создать элементарных вещей.
источник

источник

Во имя Аллаха, Милостивого и Милосердного!

Христианские критики Ислама любят цитировать тот хадис, где сказано о лечении мочой верблюда:

«Анас передал, что люди из племени Урайна прибыли к Посланнику Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, в Медину, но они заболели от её (климата). Посланник Аллаха сказал им: «Если хотите, идите к верблюдам, (выданным) для закята, чтобы попить их (верблюдов) мочу и молоко». Они сделали это и выздоровели» (аль-Бухари, Муслим).

Что тут ответить? Во-первых, не все улемы считали мочу верблюдов чистой на основе этого хадиса; как сказал имам ан-Навави:

«Приверженцы (имамов) Малика и Ахмада доказывали этим хадисом, что моча и помёт тех (животных), чьё мясо употребляется в пищу, чисты. Наши сторонники (т.е. шафииты) и другие, кто высказался (по этому поводу), ответили, что они скверны, так как питьё мочи было необходимым для исцеления; а (в этих целях) дозволены любые нечистоты, кроме вина и опьяняющих средств» («Шарху сахихи Муслим», 11/154).

Во-вторых, среди неисламских медиков есть такие, которые на полном серьёзе рассуждают о пользе мочи травоядных животных:

«Ещё раз обращаясь к теме качества, следует сказать, что активное долголетие многих лошадников было во многом обусловлено постоянным вдыханием испарений мочи и тайным питьём мочи лошадей. Скорее всего, моча коров, яков, верблюдов, лошадей и других травоядных по многим свойствам лучше человеческой» (из книги Уринотерапия: вчера, сегодня, завтра).

В-третьих, эти горе-исламоведы, очевидно, невнимательно читали Библию, где говорится буквально следующее:

«И ешь, как ячменные лепёшки, и пеки их при глазах их на человеческом кале» (Книга пророка Иезекииля, 4:12).

Комментарий А.П. Лопухина в «Толковой Библии»:

«В знак недостатка дров, указанный хлеб нужно готовить не в печи, а в золе, делая его в форме ячменных лепёшек (вероятно, обычный хлеб беднейшего люда), т.е. настолько тонких, чтобы небольшой жар золы мог проникнуть во всё тесто. В странах, наиболее бедных дровами, они заменялись сухим помётом домашнего скота (тоже — южно-русский кизяк). Хлеб, спечённый в золе из такого топлива, не может не внушать отвращения, хотя кое-где и теперь на Востоке и м. пр. в самой Палестине феллахи не брезгуют так испечёнными лепешками. Но если для этой цели употребить человеческий помёт, как то велено было пророку, то есть лепёшку, всю облепленную такой золой, (так нужно понимать выражение Вульгаты: «и покроешь их человеческим калом», и менее решительное LXX: «в лайне, βολβίτοις, мотыл, κόπρου, человеческих сокрыеши я») значило почти тоже, что есть человеческий кал. Может быть, осаждённый город мог дойти и до такой крайности по уничтожении в нём всего скота. Сообщая пище отвратительный запах, такой способ приготовления и осквернял её на основании Втор. XXIII:13, 14. — «И пеки их на глазах их». Принимая своих посетителей, пророк не должен прятаться от них с своим символическим действием».

Если вы сомневаетесь, что этот «мудрый приказ» авторы Библии приписали Самому Богу, вот продолжение:

«И сказал Он мне: вот, Я дозволяю тебе, вместо человеческого кала, коровий помёт, и на нём приготовляй хлеб твой» (Иезекииль, 4:15).

И комментарий из «Толковой Библии»:

««Хотя пророк так восстаёт против поручения, Бог смягчает последнее только немного. Несмотря на указанное выше употребление коровьего помёта для печения хлеба, это едва ли мешало тому, чтобы для Иезекииля такое приготовление означало осквернение пищи. Но уступка пророку касалась только его лично и не изменяла ничего в Божием определении относительно Израиля» (Сменд)».

И хвала Аллаху, Господу миров, Который превыше того, что говорят о нём эти несчастные!

источник

Отбор пробы кала на бакпосев производится так: медсестра «протирает» анал исследуемого с помощью специальной палочки и помещает её в пробирку. При этом на палочке не должно оставаться частичек кала. Сама палочка не пахнет. Это всё доставляется в лабораторию. Далее всё, что надо сделать с этим анализом — помазать палочкой по специальной поверхности (агару) и засунуть эту палку в другую пробирку с определённым веществом. После этого палочка отдаётся санитарке для стерилизации.

Работа с мочой немного более вонюча — нужно открыть баночку с мочой и изъять из неё около капли мочи и так же помазать по агару. После этого можно закрывать банку и через некоторое время радоваться за выписанное лечение ещё одному пациенту!

Зачем же мочу предлагается сдавать в баночка на примерно 50 мл, если достаточно одной капли?

Во избежание погрешности, насколько я понимаю. Т. е. чем больше объём, тем меньше погрешность.

А вы как хотели сдавать мочу? В пипеточках?

Ощущение, что эту статью писал человек, далёкий от медицины. По крайней мере, от лабарорных анализов. В кале кроме того обычно смотрится его констинстинция, цвет, PH-реакция и особо чувствительным станет страшно, но и запах тоже. С анализом мочи аналогично +удельный вес, прозрачность.

TIMUR GALIMZYANOV, 50 мл требуется для проведения общего анализа мочи, а то, что описал автор, — это бакпосев мочи (анализ на стерильность), там действительно достаточно капли) Автора вопроса же интересовал такой аспект как работа с материалом, традиционно вызывающим брезгливость, а не конкретный вид выполняемого исследования)

KATE VASKINCE, а насколько близки к медицине вы, если не соображаете, что посев на стерильность и ОАМ — две, так сказать, большие разницы

Так мазок и анализ кала разные вещи

Что ещё за анал? Есть анус, а не «анал». Не надо смешивать категории на порнохабе с анатомическими терминами.

Работать с образцами выделений живых людей для их диагностики становится гораздо легче, если осознаешь, что где-то в подобных условиях работают люди с образцами мертвых тканей для криминалистической экспертизы, например. Для разнообразия, можно также подумать о людях, которые работают с образцами зараженных тканей, с ядовитыми веществами, с радиоактивными источниками, или просто готовят пробу из фрагментов эксгумированных тел для идентификации по ДНК. Если же постараться не вдаваться в крайности (с обывательской точки зрения), то существует множество более прозаичных примеров, вроде обыкновенной заводской лаборатории крупнотоннажных хим.производств: производство креозота или гипохлорита натрия (по домашнему — «Белизны»), где факторы опасности у образцов гораздо ниже, но и контроль за соблюдением норм безопасности при пробоподготовке существенно слабее, зато пахнет и оседает на слизистые оболочки гораздо больше неприятных вещей, которые смогут бесконечно долго напоминать вам о работе даже на протяжении всех выходных.

У нас один мужчина провёл эксперимент: сдал на анализы компот. Всё в норме. Видимо, работать с анализами и впрямь неприятно. Так что не всегда стоит доверять результатам из государственной поликлиники.

Ней ссы в компот — там повар ноги моет. Видимо неудержались

Значит, компот был свежий. Как уже выше написали — из бактерий, содержащихся в человеческих выделениях, выращивают колонии. Никто не станет пробовать на вкус, чтобы понять, правда ли это моча.

А как лаборант должен быть отличить компот в банке для анализа от мочи? Уж не попробовать ли? Ход выполнения ОАМ следующий: лаборант описывает цвет пробы, прозрачность, определяет рН и удельный вес. Затем центрифугирует пробу, определяет в надосадочной жидкости содержание общего белка и рассматривает под микроскопом элементы осадка. В моче здорового человека рН слабокислый, белка очень мало или нет вообще, эритроциты и лейкоциты единичные, эпителиальные клетки, если человек хорошо помылся перед сдачей анализа, тоже единичные. В компоте, полагаю, также нет ни лейкоцитов, ни эритроцитов, ни эпителия, ни белка. Другое дело, что если просматривать очень-очень много полейзрения, в мочевом осадке здорового человека всё равно встретишь один-два лейкоцита или эритроцита, в компоте — нет, ну так задача лаоранта не в том, чтобы проверять, компот перед ним или моча, если в нескольких полях зрения нет искомых элементов — значит всё ок. Единственное, что могло бы насторожить, так это высокое содержание глюкозы, но это исследование проводится не всегда.

Пример вашего друга, с удовольствием рассказываемый вами, полагаю, не в первый и не в последний раз, — это пример самодовольного невежды. У Шукшина есть такой рассказ — «Срезал», ну так вы — как раз та самая деревенщина, почитайте)

Не скажу про людей, но скажу про животных.

Когда работаешь с любыми продуктами жизнедеятельности (неважно: кровь, кал, моча, слюна, биоптат или что-то ещё) для тебя это становится исключительно предметом изучения, поэтому интерес, сосредоточенность и необходимость всё сделать правильно как-то притупляют отвращение. Тем более в лабораторию это всё отправляется чистым и упакованным в небольших пробирках, все манипуляции проводят в стерильных условиях. Трехлитровыми банками мочу никто в лаборатории не отправляет и размазанных по стенам луж кала там нет. Взять в перчатках чистой пипеткой из чистой пробирки миллилитр мочи или потыкать ватной палочкой в раствор — не мерзко. Ну и при правильной утилизации отходов и своевременных уборках никаких неприятных запахов не возникает.

Есть такой вид исследования — проба Реберга — так вот для него собирается суточная моча как раз таки в трёхлитровые банки)

Мария, Вы так говорите, будто бы никогда не бывали в обычной российской поликлинике. Какие пробирки? Люди приносят мочу и кал в лабораторию в своих баночках от майонеза. Все это добро нередко протекает.

Лаборант клинических анализов мочи и кала — это просто супер-название)

Вообще, это просто лаборанты или врачи клинической лабораторной диагностики) Или иногда биологи) Я в основном занимаюсь биохимическими анализами, здесь основным материалом служит кровь, но приходилось исследовать и мочу (а также ликвор, синовиальную жидкость, дренажное отделяемое). Общий анализ мочи тоже приходилось делать) Ничего страшного, работа с мочой должна проводится под вытяжным шкафом, чтобы не воняла, но, боюсь, что многие этим пренебрегают. С какахами, на мой взгляд, работать попротивнее, но мне не довелось, судить сложно) Вообще, одна моя знакомая как-то мне сказала, что мочу под микроскопом рассматривать — это скука, а вот в г*вне как раз таки есть на что посмотреть (это в ответ на мою радость по поводу того, что с какахами мне работать не приходилось, как раз)
Вообще, какахи бывают даже гламурными

Работала в лаборатории ветеринарной клиники. На анализы в основном приносят кровь, реже мочу, еще реже — кал. Как написано выше, при работе используются перчатки, вытяжка, а после- дезинфицирующие средства, поэтому особого отвращения нет. В кале доводилось видеть многое: от банальных непереваренных остатков пищи до амеб и яиц глистов, осколков стекол, палок, костей. Вообщем, с калом работать интереснее и сложнее, чем с мочой и кровью.

Я работаю в клинической лаборатории недавно и занимаюсь в основном биохимией, но у нас, естественно, делают анализ мочи и кала. Для мочи у нас есть специальный анализатор, в который нужно ставить пробирки с заранее отобранными образцами, то есть в них переливают мочу из баночек от детского питания, в которых вы её приносите)) Переливают, видимо, под вытяжным шкафом, поэтому практически не пахнет. Анализатор сам определяет её химический состав, присутствие разных клеточных типов и прочих включений (например недавно наблюдали кучу сперматозоидов, что в общем-то не удивительно). А вот кал это совсем другое дело. Его исследует не анализатор, а человек. В нашей лаборатории это не очень популярное занятие, потому что много муторной работы — надо приготовить препараты, потом глазам на них в микроскоп смотреть — это тебе не кнопки на анализаторе нажимать.Я так поняла, что анализ цитологических проб тоже особого удовольствия не вызывает. Я в тонкости этого процесса не вникала, но кал как-то чем-то разбавляют, отмывают, центрефуируют, так что там пахнет уже скорее реагентами, чем г***м. Но вот разлить образцы мочи и кала — вот это действительно катастрофа, потому что тут уже никакая вытяжка не поможет. Одним словом, образцы как образцы. Мне, правда, показалось, что некоторое предубеждение у сотрудников лаборатории на этот счет всё же есть, но возможно оно не столько связано с объектами исследования, сколько с особенностями работы с ними. У меня вот лично никакого желания их анализировать нет именно потому что это сложно. Считается ли такая работа зашкварной? — скорее нет, чем да.

Кстати, автоматические анализаторы кала уже тоже существуют) Пока редкость, конечно, но вот у нас в одной больнице появился) Сотрудники зовут его го*номесом)

Все таки «лаборант клинических анализов мочи и кала» слишком узкая специализация:)

Мы лаборанты КДЛ, фельдшер-лаборанты КДЛ и биологи КДЛ, как в моем случае. Исследования проводим по всем фронтам биологических жидкостей. Моча, кровь, кал, сперма. Моча — да, запах выдающийся, особенно, если у пациента белок в моче. Работать под вытяжным шкафом с мочей, не работала ни разу. Во первых (поработав в бюджете) там такие объемы,что просто одеваешь маску, перчатки и вперед. По 100-150 в день. В частной семейной клинике, объем наааамного меньше. Максимум 20 в день. И опять же, быстро слил в пробирку и сбросил банку в дез.раствор. Остальные манипуляции производишь с пробиркой очень быстро, и она как правило не пахнет. Про насыщенность микроскопии мочи, конечно не фонтан, стандартные лейкоциты, эритроциты, эпителий, обычные соли(ураты,фосфоты,оксалаты). А когда попадается мочевая кислота,то можно и зависнуть, уж очень симпатичная,на мой взгляд. Красивые и жуткие соли лекарственных препаратов, как копья.. Существует куча разных солей, и все не запомнить,да и зачем,когда есть атлас осадков))

Кал соответственно обрабатывается в ламинаре, и запаха ты не чувствуешь совсем. Просто открываешь баночку,оцениваешь цвет,форму,консистенцию-так называемые макроскопические свойства. Специальной палочкой намазываешь на стекло 2 тонких мазка, в один капаешь глицерин, в другой глицерин+люголь, перемешиваешь,накрываешь покровным стеклом. Препарат готов, далее оцениваешь микроскопические, в случае копрограмм. В бюджете и объем побольше и люди постарше, там может и до 15-20 быть в день копрограмм и еще анализов на скрытую кровь куча. А в частной клинике, ну может быть 2-3 в неделю, и в основном малыши. Микроскопия кала разнообразней, тут ничего не скажешь. Одна только растительная клетчатка выстраивает свои пружинки в разнообразные букеты и узоры.

источник

Кому-то, нежеописанное, покажется странным, неправдоподобным, но. поверьте — это правда. Найдите другие естественные (не ложные) источники информации и вы убедитесь, что все нижеописанное — есть правда.

Разные эпохи ассоциируются с разными запахами. Средневековая Европа, вполне заслуженно пахнет нечистотами и смрадом гниющих тел.

Города отнюдь не походили на чистенькие павильоны Голливуда, в которых снимаются костюмированные постановки романов Дюма.

Швейцарец Патрик Зюскинд, известный педантичным воспроизведением деталей быта описываемой им эпохи, ужасается зловонию европейских городов позднего средневековья:

«Улицы провоняли дерьмом, задние дворы воняли мочой, лестничные клетки воняли гниющим деревом и крысиным пометом, кухни — порченым углем и бараньим жиром; непроветриваемые комнаты воняли затхлой пылью, спальни — жирными простынями, сырыми пружинными матрасами и едким сладковатым запахом ночных горшков.
Из каминов воняло серой, из кожевенных мастерских воняло едкой щелочью, из боен воняла свернувшаяся кровь.
Люди воняли потом и нестиранной одеждой, изо рта воняло гнилыми зубами, из их животов — луковым супом, а от тел, если они уже не были достаточно молоды, старым сыром, и кислым молоком, и онкологическими болезнями.
Воняли реки, воняли площади, воняли церкви, воняло под мостами и во дворцах. Крестьянин вонял как и священник, ученик ремесленника — как жена мастера, воняло все дворянство, и даже король вонял, как дикое животное, а королева, как старая коза, и летом, и зимой
».

В то время, пишет Зюскинд, «не существовало не единого вида человеческой деятельности, ни созидательной не разрушительной, ни единого выражения зарождающейся или загнивающей жизни, которую бы постоянно не сопровождала вонь».

Попробуем разобраться, не возвел ли писатель напраслину на Прекрасное Средневековье и не сгустил ли краски для эпатажа наивного и доверчивого читателя. Судите сами.

Королева Испании Изабелла Кастильская (конец XV в.) признавалась, что за всю жизнь мылась всего два раза — при рождении и в день свадьбы.

Дочь одного из французских королей погибла от вшивости. Папа Климент V погибает от дизентерии.

Герцог Норфолк отказывался мыться якобы из религиозных убеждений. Его тело покрылось гнойниками. Тогда слуги дождались, когда его светлость напьется мертвецки пьяным, и еле-еле отмыли.

В средневековой Европе, чистые здоровые зубы считались признаком низкого происхождения. Знатные дамы гордились плохими зубами. Тек как, кариес считался болезнью знатных людей, признаком богатства. Представители знати, которым от природы достались здоровые белые зубы, обычно стеснялись их и старались улыбаться пореже, чтобы не демонстрировать свой «позор».

Король Филипп II мучительно умер от чесотки.

В руководстве учтивости, изданном в конце 18-го(!) века (Manuel de civilite. 1782.) формально запрещается пользоваться водой для умывания, «ибо это делает лицо зимою более чувствительным к холоду, а летом к жаре».
Папа Клемент VII, так же, умер от чесотки.

Европейские города утопали в нечистотах:

«Французский король Филипп II Август, привыкший к запаху своей столицы, в 1185 году упал в обморок, когда стоял у дворца, и проезжающие мимо него телеги взрывали уличные нечистоты…». (Лев Гумилев)

Людовик ХIV мылся всего два раза в жизни — и то по совету врачей. Мытье привело монарха в такой ужас, что он зарекся когда-либо принимать водные процедуры.
Русские послы при дворе Людовика XIV (Король-солнце) писали, что их величество «смердит аки дикий зверь».

Самих же русских по всей Европе считали извращенцами за то, что те ходили в баню раз в месяц — безобразно часто (распространенную теорию о том, что русское слово «смердеть» и происходит от французского «мерд» — «говно», пока, впрочем, признаем излишне спекулятивной) .

Давно гуляет по анекдотам сохранившаяся записка, посланная имевшим репутацию прожженного донжуана королем Генрихом Наваррским своей возлюбленной, Габриэль де Эстре: «Не мойся, милая, я буду у тебя через три недели».
Сам король, кстати, за всю свою жизнь мылся всего три раза. Из них два раза по принуждению.
Габриэль д’Эстре пишет ему: «Милый Генрих, не моюсь уже пятую неделю — ты када приедешь-то?!»

Читайте также:  Взятие кала на скрытую кровь у детей

«Жители домов выплескивали все содержимое ведер и лоханок прямо на улицу, на горе зазевавшемуся прохожему.
Застоявшиеся помои образовывали смрадные лужи, а неугомонные городские свиньи, которых было великое множество, дополняли картину»
.
(Книга для чтения по истории Средних веков. Ч. 2./ Под ред. С.Д. Сказкина. – М., 1951. – С. 12 – 13.)

Антисанитария, болезни и голод — вот лицо средневековой Европы. Даже знать в Европе не всегда могла есть досыта, из десяти детей выживало хорошо если двое-трое, а при первых родах умирала треть женщин. Освещение — в лучшем случае восковые свечи, а обычно — масляные светильнички или лучина. Голодные, обезображенные оспой, проказой и, позже, сифилисом лица выглядывали из окон, затянутых бычьими пузырями.

Наиболее типичная европейская городская улица шириной в 7 – 8 метров (такова, например, ширина важной магистрали, которая ведет к собору Парижской Богоматери) .
Маленькие улицы и переулки были значительно уже – не более двух метров, а во многих старинных городах встречались улочки шириной и в метр. Одна из улиц старинного Брюсселя носила название «Улица одного человека», свидетельствующее о том, что два человека не могли там разойтись.

«Уличное движение составляли три элемента: пешеходы, животные, повозки. По улицам средневековых городов часто гнали стада»
(А.Л. Ястребицкая. Западная Европа XI – XIII веков. – М., 1978. – С. 52.)

Историк Дрэпер представил в своей книге «История отношений между религией и наукой» довольно яркую картину условий, в которых жило население Европы в средние века . Вот главные черты этой картины:

«Поверхность континента покрыта была тогда большей частью непроходимыми лесами; там и сям стояли монастыри и города.

В низменностях и по течению рек были болота, простиравшиеся иногда на сотни миль и испускавшие свои ядовитые миазмы, которые распространяли лихорадки. В Париже и в Лондоне дома были деревянные, вымазанные глиной, крытые соломой или тростником. В них не было окон и, до изобретения лесопилен, в немногих домах существовали деревянные полы. Печных труб не было. В таких жилищах едва ли была какая защита от непогоды. О водосточных канавах не заботились: гниющие остатки и мусор просто выкидывались за дверь.

Опрятность была совершенно неизвестна: высокие сановники, как например, архиепископ Кентерберрийский, кишели насекомыми.

Пища состояла из грубых растительных продуктов, таких как горох или даже древесная кора. В некоторых местах поселяне не знали хлеба,

Удивительно ли после этого», — отмечает далее историк, — «что во время голода 1030 года жарилось и продавалось человеческое мясо или что в голодный 1258 год в Лондоне умерло с голоду 15 тысяч человек?»

Гордись русич тем, что ты русский, с опрятностью твоей русской матери, в чистоте выросший.
Моющих средств, как и самого понятия личной гигиены, в Европе до середины ХIХ века (то есть совсем недавно) вообще не существовало. Однако атмосферу отравляли не только экскременты. Мясники забивали скот прямо на улицах и там же потрошили туши, разбрасывая кишки и сливая кровь на тротуары. Вонь распространялась на всю округу.

В позднем Средневековье люди научились перерабатывать мусор и экскременты. Мочу, например, собирали для обработки кожи и отбеливания ткани, а из костей животных делали муку. В старину художники ставили возле ферм бочки для мочи, на которой они замешивали краски То, что не подлежало переработке, оставалось валяться на улице.

Улицы мыл и чистил единственный существовавший в те времена дворник — дождь, который, несмотря на свою санитарную функцию, считался наказанием господним. Дожди вымывали из укромных мест всю грязь, и по улицам неслись бурные потоки нечистот, которые иногда образовывали настоящие реки. Так, например, во Франции возникла речушка Мердерон («мерд» в переводе — дерьмо) .

Если в сельской местности рыли выгребные ямы, то в городах люди испражнялись в узеньких переулках и во дворах.

Но и сами люди были ненамного чище городских улиц. «Водные ванны утепляют тело, но ослабляют организм и расширяют поры. Поэтому они могут вызвать болезни и даже смерть», — утверждал медицинский трактат ХV века. В Средние века считалось, что в очищенные поры может проникнуть зараженный инфекцией воздух. Вот почему высочайшим декретом были упразднены общественные бани. И если в ХV — ХVI веках богатые горожане мылись хотя бы раз в полгода, в ХVII — ХVIII веках они вообще перестали принимать ванну. Правда, иногда приходилось ею пользоваться — но только в лечебных целях. К процедуре тщательно готовились и накануне ставили клизму. Французский король Людовик ХIV мылся всего два раза в жизни — и то по совету врачей. Мытье привело монарха в такой ужас, что он зарекся когда-либо принимать водные процедуры.

Все гигиенические мероприятия сводились только к легкому ополаскиванию рук и рта, но только не всего лица. «Мыть лицо ни в коем случае нельзя, — писали медики в ХVI веке, — поскольку может случиться катар или ухудшиться зрение». Что же касается дам, то они мылись 2 — 3 раза в год.

Большинство аристократов спасались от грязи с помощью надушенной тряпочки, которой они протирали тело. Подмышки и пах рекомендовалось смачивать розовой водой. Мужчины носили между рубашкой и жилетом мешочки с ароматическими травами. Дамы пользовались только ароматической пудрой.

Средневековые «чистюли» часто меняли белье — считалось, что оно впитывает в себя всю грязь и очищает от нее тело. Однако к смене белья относились выборочно. Чистая накрахмаленная рубашка на каждый день была привилегией состоятельных людей. Вот почему в моду вошли белые гофрированные воротники и манжеты, которые свидетельствовали о богатстве и чистоплотности их владельцев. Бедняки не только не мылись, но и не стирали одежду — у них не было смены белья. Самая дешевая рубашка из грубого полотна стоила столько же, сколько дойная корова.

* * * Христианские проповедники призывали ходить буквально в рванье и никогда не мыться, так как именно таким образом можно было достичь духовного очищения. Мыться нельзя было еще и потому, что так можно было смыть с себя святую воду, к которой прикоснулся при крещении. В итоге люди не мылись годами или не знали воды вообще. Грязь и вши считались особыми признаками святости. Монахи и монашки подавали остальным христианам соответствующий пример служения Господу. На чистоту смотрели с отвращением. Вшей называли «Божьими жемчужинами» и считали признаком святости. Святые, как мужского, так и женского пола, обычно кичились тем, что вода никогда не касалась их ног, за исключением тех случаев, когда им приходилось переходить вброд реки. Люди справляли нужду где придется. Например, на парадной лестнице дворца или замка. Французский королевский двор периодически переезжал из замка в замок из-за того, что в старом буквально нечем было дышать. Позже для спасения от вони будет выход: люди начнут пользоваться духами. Взгляните на старинные гравюры: небольшие пристройки на внешних стенах замков и домов — это вовсе не сторожевые башенки для стрелков, а сортиры с отверстиями системы «очко», только испражнения стекали не в отстойники или в выгребные ямы, а падали на зазевавшегося под стенами замка крестьянина. Подобные «ласточкины гнезда» можно увидеть в орденских замках в Прибалтике.

В Лувре, дворце французских королей, не было ни одного туалета. Даже типа описанных ниже башенок (домрэ) с отверстиями и соломой. Опорожнялись во дворе, на лестницах, на балконах. При «нужде» гости, придворные и короли либо приседали на широкий подоконник у открытого окна, либо им приносили «ночные вазы», содержимое которых затем выливалось у задних дверей дворца. То же творилось и в Версале, например во время Людовика XIV, быт при котором хорошо известен благодаря мемуарам герцога де Сен Симона. Придворные дамы Версальского дворца, прямо посреди разговора (а иногда даже и во время мессы в капелле или соборе) , вставали и непринужденно так, в уголочке, справляли малую (и не очень) нужду.

Известна история, которую так любят рассказывать Версальские гиды, как однажды к королю прибыл посол Испании и, зайдя к нему в опочивальню (дело было утром), попал в неловкую ситуацию — у него от королевского амбре заслезились глаза. Посол вежливо попросил перенести беседу в парк и выскочил из королевской спальни как ошпаренный. Но в парке, где он надеялся вдохнуть свежего воздуха, незадачливый посол просто потерял сознание от вони — кусты в парке служили всем придворным постоянным отхожим местом, а слуги туда же выливали нечистоты.

Король-Солнце, как и все остальные короли, разрешал придворным использовать в качестве туалетов любые уголки Версаля.

(До сих пор парки Версаля воняют мочой в теплый день.)

Стены замков оборудовались тяжелыми портьерами, в коридорах делались глухие ниши. Но не проще ли было оборудовать какие-нибудь туалеты во дворе или просто бегать в тот, описанный выше, парк? Нет, такое даже в голову никому не приходило, ибо на страже Традиции стояла . диарея. Беспощадная, неумолимая, способная застигнуть врасплох кого угодно и где угодно. При соответствующем качестве средневековой пищи понос был перманентным. Эта же причина прослеживается в моде тех лет (XII-XV вв.) на мужские штаны-панталоны состоящие из одних вертикальных ленточек в несколько слоев.

В 1364 году человек по имени Томас Дюбюссон получил задание «нарисовать ярко-красные кресты в саду или коридорах Лувра, чтобы предостеречь людей там гадить – чтобы люди считали подобное в данных местах святотатством». Добраться до тронного зала было само по себе очень «запашистым» путешествием. «В Лувре и вокруг него, – писал в 1670 году человек, желавший строить общественные туалеты, – внутри двора и в его окрестностях, в аллеях, за дверьми – практически везде можно увидеть тысячи кучек и понюхать самые разные запахи одного и того же – продукта естественного отправления живущих здесь и приходящих сюда ежедневно». Периодически из Лувра выезжали все его знатные жильцы, чтобы дворец можно было помыть и проветрить.

Античный мир возвел гигиенические процедуры в одно из главных удовольствий, достаточно вспомнить знаменитые римские термы. До победы христианства только в одном Риме действовало более тысячи бань. То, что христиане первым делом, придя к власти, закрыли все бани, общеизвестно, но объяснения этому действу я нигде не видел. Тем не менее причина, вполне возможно, лежит на поверхности.

христианство же проповедовавшие и проповедующие аскетизм, рассматривает человеческое тело лишь как временную, недостойную забот бренную оболочку бессмертной души. Физическая культура древних была подменена заботами о духе , высшим проявлением которых было умерщвление плоти самый надежной способ обрести высшую благодать. Болезни же рассматривались не как непосредственный результат каких либо неправильных действий человека или распространение инфекций, а как наказание божье за грехи.
Христиан всегда раздражали ритуальные омовения конкурирующих религий — иудаизма и, позже, ислама. Еще Апостольскими Правилами христианам запрещалось мыться в одной бане с евреем. А где взять баню без еврея? Вот придешь в баню — и смотри в оба, кто там еврей. А вдруг не узнаешь и во грех войдешь? Это потом нацисты головы и носы будут сравнивать, а тогда еврея и по носу то не отличишь от римлянина — те тоже носатые. А ходить и члены рассматривать — так и нарваться можно. Проблема, однако. Чтобы не впасть в грех, бани и разрушили.

Для тех, кто Апостольские Правила подзабыл, правилами Трулльского («Пятошестого», 691 — 692 г.) Вселенского Собора бывшее 11-ое правило было подтверждено: запрещено пользоваться услугами врачей-иудеев и, опять же, мыться с евреями в одной бане. Заодно, как пережитки язычества, запрещались, гадания, карнавалы ряженых, и даже ученые медведи. Позже фраза «обвиняемый был замечен принимающим баню» стала обычной в отчетах инквизиции, как несомненное доказательство ереси.

Формально и сегодня любой православный может быть отлучен от Церкви за совместный поход в баню с евреем. По признанию сотрудника отдела внешних церковных сношений Московского Патриархата священника Всеволода Чаплина, «церковь испытывает большие затруднения в связи с тем, что наше каноническое право сегодня не всегда можно применять буквально. Иначе всех нужно отлучить от Церкви. Если православный ходит в баню, то он должен следить за тем, нет ли рядом еврея. Ведь по каноническим правилам православному нельзя мыться в бане с евреем»
www.sexopedia.ru/appendixes69_pg162.shtml.

Символом победы христианства над банями могли бы послужить ворота римской постройки Порта Нигра (Porta Nigra, «черные ворота») в Трире (родине Карла Маркса) — старейшем городе Германии и бывшей столице римской провинции Бельгика Прима, стоящие среди развалин римских бань (и даже бань, в которых еще мылись первые христиане — термы св. Варвары, 2 век н.э.). В этих воротах древнего Трира, символе города, замуровал себя св. Симеон. Еду ему просовывали в окошко, и замурованный Симеон просидел там лет десять, оставив своих фекалий полную башню. Там же, в своей келье, он и был окончательно замурован после смерти (наступившей от. ладно, ладно, молчу ) .

За такой истинно христианский «подвиг» набожный Симеон-затворник был канонизирован Папой Бенедиктом IX и стал Святым Симеоном Сиракузким, а над воротами и вокруг них христиане под руководством архиепископа Поппо надстроили церковь св. Симеона (позже разобранную Наполеоном в 1803 г.). Вонь от испражнений Св. Симеона у ворот Порта Нигра, среди всех этих разрушенных термов — символ пришедшего христианского Средневековья.

В CHRONICA REGIA COLONIENSIS (Кельнская королевская хроника) за 1186 год мы можем прочитать, что «В Трире на Троицу, выпавшую на 1 июня, когда отмечался также праздник святого Симеона, некие люди наполнили печь хлебом, который они должны были выпечь, однако он весь превратился в кровь»
vostlit.narod.ru/Texts/rus8/Koeln_Koengs_Chr/te.

Обычные христианские евхаристические страшилки и каннибалистические мотивы в этой записи не главное. К этому мы уже привыкли — то христианам сжигаемый мученик кажется хлебом (св. Поликарп), то хлеб кровью. А забавно здесь то, что св. Симеону удалось опять послужить символом христианства, которое сначала утопило Европу в говне, а затем — и в крови: первые «еретики» сгорали на кострах именно около Трира в 1232 г. Еретики эти действительно совершили страшное деяние — осмелились перевести Библию на немецкий язык. Позже в архиепископстве Трира будет сожжено 6500 «еретиков» и «ведьм».

Дуализм христианства проповедовал ничтожность тела и «умерщвление плоти». Тело — ничто, только душа имела значение.

Первая видимость — это тело. Его следовало принизить. Григорий Великий называл тело «омерзительным одеянием души». «Когда человек умирает, он излечивается от проказы, каковой является его тело», — говорил Людовик Святой Жуанвилю.

Монахи, служившие средневековым людям примером для подражания, беспрестанно смиряли свою плоть, культивируя аскетические привычки. В монастырских уставах указывалось максимальное количество дозволенных ванн и туалетных процедур, поскольку все это считалось роскошью и проявлением изнеженности. Для отшельников грязь была добродетелью. Крещение должно было отмыть христианина раз и навсегда в прямом и переносном смысле.
(Жак ле Гофф «Цивилизация средневекового Запада»).

Христианство выкорчевало из памяти народа даже мысли о банях и ваннах. Столетия спустя, крестоносцы, ворвавшиеся на Ближний Восток, поразили арабов своей дикостью и грязью. Но франки (крестоносцы), столкнувшись с таким забытым благом цивилизации, как бани Востока, оценили их по достоинству и даже попытались вернуть в XIII веке этот институт в Европу. Безуспешно, конечно, — во времена вскоре наступившей Реформации усилиями церковных и светских властей бани в Европе вновь были надолго искоренены как очаги разврата и духовной заразы.

Наглядное представление о гигиене средних веков, волне адекватное реальности, можно получить, посмотрев фильм «13-ый воин», где лоханка, в которой умывается и куда сморкается и плюется один, переходит по кругу. Пару лет назад англоязычную часть интернета обошла статья «Жизнь в 1500-х годах» («Life in the 1500’s», тут же названная христианами «антикатолической ложью»), в которой рассматривалась этимология различных поговорок. Авторы утверждали, что именно такие грязные лоханки спровоцировали живую и поныне идиому «не выплеснуть с водой ребенка». Действительно — в грязной воде можно было и не заметить. Но в реальности и такие лоханки были большой редкостью.

В европе, в те времена уход за телом считался грехом. Христианские проповедники призывали ходить буквально в рванье и никогда не мыться, так как именно таким образом можно было достичь духовного очищения.

Мыться нельзя было еще и потому, что так можно было смыть с себя святую воду, к которой прикоснулся при крещении. В итоге люди не мылись годами или не знали воды вообще.

Грязь и вши в европесчитались особыми признаками святости.

Монахи и монашки подавали остальным христианам соответствующий пример служения Господу:
«По-видимому, монахини появились раньше, чем монахи: не позднее середины III столетия. Некоторые из них замуровывали себя в гробницах. На чистоту смотрели с отвращением. Вшей называли «Божьими жемчужинами» и считали признаком святости. Святые, как мужского, так и женского пола, обычно кичились тем, что вода никогда не касалась их ног, за исключением тех случаев, когда им приходилось переходить вброд реки».
(Бертран Рассел)

Если уже две тысячи лет назад в семье китайского императора ежегодно использовалось 15 000 листов туалетной — толстой, мягкой, опрысканной благовониями — бумаги, то в Европе туалетная бумага появится только в 1860-е гг.

(Заметим в скобках, что британский изобретатель Джеймс Олкок чуть было не разорился — товар поначалу шел плохо, спроса не было. Современная мягкая туалетная бумага появится в продаже в Америке только в 1907 году).

В средние же века — грязь и дерьмо священны и сакральны. Христианский маразм доходил даже до того, что в уставе католического женского монастыря св. Клариссы в Мюнхене сестрам строго запрещалось пользоваться бумагой после посещения уборной. Результат не заставил себя долго ждать — в средние века Европа просто утопала в грязи и всевозможных эпидемиях.

Пренебрежение гигиеной обошлось Европе очень дорого: в XIV веке от чумы («черной смерти») Франция потеряла треть населения, а Англия и Италия — до половины. Многие города вымерли почти полностью. Жители бежали из пораженных чумой городов и боялись возвращаться назад — потому что Черная Смерть тоже возвращалась и забирала тех, кому посчастливилось в первый раз.

Деревни тоже опустели и многие поля превратились в пастбища или заросли лесом. Чума унесла 25 миллионов жизней, одну четвертую часть населения континента, но вот парадокс – христиане сочли чуму наказанием за грехи, в том числе и за посещение бань!

Баня вернулась в Европу лишь в XVIII веке, когда Пётр I, посетивший Амстердам и Париж, велел соорудить там бани для сопровождавших его солдат.

А после 1812 года русская армия понастроила бани во всех освобождённых от Наполеона странах.

источник