Меню Рубрики

Недержание кала после эпидуральной анестезии

Осложнения спинномозговой анестезии

Гипотензия является неотъемлемым компонентом течения спинномозговой анестезии. Степень его выраженности определяется уровнем анестезии и выполнением соответствующих профилактических мероприятий. Проведение предоперационной инфузионной «подпорки» (М.Добсон, 1989), интраоперационной инфузионной терапии в режиме гиперволемической гемодилюции, использование эфедрина, медленное введение анестетика в субарахноидальное пространство исключают развитие тяжёлых гемодинамических нарушений.

В случае развития тяжелой гипотензии и отсутствии возможности значительно увеличить темп и объем инфузионной терапии показано внутривенное струйное введение 3,0-3,5 мл/ кг массы тела больного 7,5% раствора хлорида натрия в течение 3-5 минут. Быстрое повышение уровня натрия в плазме создает высокий трансмембранный градиент и, мобилизируя жидкость из интерстициального пространства, увеличивает внутрисосудистый объем, эффективно коррегируя гипотензию.

Если профилактические меры не предпринимались, то в 80% случаев при спинномозговой анестезии внезапно развивается глубокая гипотензия, требующая коррекции путём немедленного введения коллоидных растворов и адреномиметических средств.

При использовании для спинномозговой анестезии наркотических аналгетиков возможно развитие угнетения дыхания. Дыхательно-депрессивный эффект морфина пропорционален его введённой дозе и резко выражен после интратекальной инъекции более 1-2мг.

Для профилактики дыхательной депрессии следует строго соблюдать дозировку наркотических аналгетиков, помещать больного в полусидячее положение. В качестве антагониста морфина используется налоксон (0,4 мг), который устраняет нежелательные эффекты опиатов. По показаниям больного переводят на ИВЛ до восстановления самостоятельного дыхания.

Одним из основных факторов, обусловливающих развитие неврологических осложнений при спинномозговой анестезии, является травма спинного мозга или его корешков во время пункции. Травмирование иглой корешка спинного мозга сопровождается появлением резких болей по ходу нервных стволов в виде «прострелов» в нижние конечности, что должно всегда настораживать, так как это может привести к серьёзным неврологическим последствиям типа радикулита с парестезиями, остаточными параличами или синдрома «конского хвоста».

Межостистый лигаментоз проявляется сильными болями в спине (не только в области пункции, но и на протяжении всего позвоночного столба). Развитие этого осложнения связано с травматическими манипуляциями, повторными пункциями, асептическим воспалением. Как правило, боли в спине специального лечения не требуют и самостоятельно исчезают к 5-7 дню. При стойком болевом синдроме эффективно применение дарсанвализации места пункции или электрофореза магния.

Во избежание подобных осложнений следует строго соблюдать максимальную осторожность и анатомичность при пункции субарахноидального пространства.

Головная боль после спинномозговой анестезии встречается от 1,5% до 14% случаев. Патофизиологической основой головной боли принято считать грубый прокол твёрдой мозговой оболочки и связанную с ним ликворею (С.С.Юдин,1925, Б.А.Петров, P.C.Lund, 1969). Причинами головной боли в постпункционном периоде могут быть понижение ликворного давления и раздражение мозговых оболочек.

Постпункционная головная боль в три раза чаще встречается у больных, страдающих головныи болями до спинномозговой анестезии. Частота цефалгий заметно возрастает у женщин в возрасте от 18 до 30 лет, особенно имеющих низкий индекс массы тела (отношение вес/рост), эндокринные заболевания. В случае направления среза иглы перпендикулярно продольным волокнам твердой мозговой оболочки частота постпункционных головных болей достигает 16,1%, тогда как при направлении среза иглы в продольном направлении относительно волокон твердой мозговой оболочки только в 0,24% (Morris M.C. et al, 1989). При выполнении пункций иглами калибра 22G и более головная боль возникает в 10-15%. В развитии цефалгий имеет значение и используемый анестетик: лидокаин » бупивакаин » тетракаин (Naulty J.S. et al, 1985). Наш опыт показывает, что использование комбинаций местных анестетиков с наркотическими аналге-тиками и клофелином частота головных болей и их интенсивность значительно снижаются.

Для профилактики постпункционной головной боли следует использовать пункционные иглы небольшого диаметра (25 G и менее), типа «pencil point». После введения местного анестетика игла извлекается на 0,5-0,6 см до прекращения поступления ликвора из павильона и эпидурально вводится 10-15 мл изотонического раствора хлорида натрия (изотонический раствор хлорида натрия коррегирует отрицательное давление в эпидуральном пространстве и тем самым препятствует истечению спинномозговой жидкости).

Головные боли могут возникнуть на 2-3 сутки после операционного периода и длиться не более 1-2 дней. Обычно они хорошо купируются обильным питьём. В случае стойких головных болей, усиливающихся в вертикальном положении, помимо обильного питья, назначается инфузионная терапия в объёме 1,5-2,0 л в сутки, аналгетики, спазмолитики, витамины группы В, внутривенное введение 40% раствора глюкозы, 20% раствора кофеина, 25% раствора сернокислой магнезии, 20% раствора пирацетама.

Хороший эффект показан при внутривенном введении 500-1000 мг кофеина в 1000 мл раствора Рингера, приводящий в 80% случаев к уменьшению интенсивности головных болей (Cammann W.R. et al, 1990).

При тяжелых цефалгиях, не поддающихся консервативным методам лечения, с целью уменьшения ликвореи показано эпидуральное введение «пломбировочных» растворов, в качестве которых используется аутокровь. Иглой Туохи пунктируется эпидуральное пространство на уровне предшествующей люмбальной пункции и эпидурально вводится 15-20 мл аутокрови (Gormley J.B., 1960). Эффективность » пломбировки» аутокровью достигает 90% (Choi A. et al, 1996).

При стойких головных болях хороший эффект получен от применения физиотерапевтических процедур: эндоназального электрофореза глютаминовой кислоты, электрофореза магния в область шейного отдела позвоночника, применение синусоидального модулированного тока на область шейных симпатических узлов (Л.А.Рыбаков, 1996).

Ведущим в профилактике головной боли в постпункционном периоде является использование для спинномозговой анестезии игл наименьшего диаметра (22-28G) и недопущение излишнего истечения ликвора из иглы.

Примечательно, что при парамедианном доступе пункциопные отверстия в твёрдой мозговой оболочке и паутинной оболочке не совпадают, что препятствует ликвореи.

Иногда, головная боль, носящая характер цефалгии, сопровождается нарушениями зрения и слуха. Это связано с тем, что при снижении давления ликвора несколько смещается мозжечок и мост мозга, что обусловливает натяжение отводящего нерва, который фиксирован в каменистой части височной кости. Парез отводящего нерва приводит к развитию сходящегося косоглазия и диплопии.

После спинномозговой анестезии возможно развитие глухоты, сопровождающейся вестибулярными расстройствами, в том числе и односторонней. Это объясняется снижением ликворного давления и соответственно, снижением давления во внутреннем ухе.

Методом лечения этих осложнений является «пломбирование» аутокровью эпидурального пространства и инфузионная терапия.

Асептический менингит проявляется гипертермией, головной болью, ригидностью шейных мышц, фотофобией. Симптомы асептического менингита возникают в течение 24 часов после спинномозговой анестезии и сохраняются не более недели.

Синдром «конского хвоста». В 90% случаев развитию этого осложнения предшествует возникновение парестезии во время спинномозговой пункции. Клинически синдром проявляется потерей чувствительности в области промежности, различной степенью пареза нижних конечностей, недержанием мочи и кала. Синдром возникает по окончании действия анестезии и постепенно регрессирует за период от нескольких недель до нескольких месяцев.

Адгезивный арахноидит более серьёзное осложнение спинномозговой анестезии, которое развивается постепенно, через несколько недель после анестезии. Отмечается слабость, потеря чувствительности в нижних конечностях и, в конечном итоге, развивается полная параплегия.

Неврологические нарушения обычно проходят в течение нескольких дней, но если симптомы сохраняются 6-12 месяцев, то полное восстановление функций нервной системы представляются сомнительными.

К достаточно редким осложнениям спинномозговой анестезии относят выпадение волос, нарушение зрения с развитием скотомы, внезапная отсроченная остановка сердечной деятельности.

источник

Об эпидуральной анестезии при родах ходят самые разные слухи. Преувеличивают как ее возможности, так и ее опасности. Мы собрали современные данные об эпидуральной анестезии, чтобы внести ясность в важный для женщин вопрос.

Последние пятьдесят лет обезболивание родов с помощью эпидуральной анестезии активно применяется на Западе, где во главу угла ставится комфорт пациентки. В России многие знают лишь, что это – «укол в позвоночник». Соответственно, относятся либо как к услуге для избранных, либо наоборот, как к чему-то простому, вроде валерьянки, и доступному чуть ли не в любом роддоме по первому требованию. И то и другое, разумеется, неверно.

Врач анестезиолог с помощью иглы вводит тончайший катетер в эпидуральное пространство (область, расположенную вдоль позвоночника) в районе поясницы, потому что именно здесь находятся нервы, отвечающие за чувствительность органов малого таза. Игла затем убирается, а катетер закрепляется на спине роженицы. По катетеру медленно поступает обезболивающее средство, которое не дает болевым импульсам проходить к головному мозгу, и женщина боли не ощущает, хотя полностью остается в сознании. Это вещество блокирует корешки крупных нервов, свободно плавающих в цереброспинальной жидкости, и в результате достигается весьма длительный и выраженный обезболивающий эффект. При кесаревом сечении лекарство эпидуральной анестезии подбирается так, что роженица не может шевелить нижней частью тела (это необходимо при любой хирургической операции), а при обычных родах ей оставляют возможность нормально двигаться.

Процедуру эпидуральной анестезии может проводить только опытный анестезиолог-реаниматолог, который постоянно находится возле роженицы. Он следит за состоянием женщины, реакцией организма на лекарство, проверяет качество обезболивания, артериальное давление матери, сердцебиение плода и т.п., чтобы своевременно избежать возможных осложнений. Мастерство анестезиолога – это умение: – правильно найти место введения катетера, подобрать вид и концентрацию препарата:

  • Абсолютно индивидуально подойти к каждому случаю эпидуральной анестезии – Правильно предварительно оценить общее состояние здоровья, потребности организма, продолжительность операции и так далее. Лишь после этого принимается решение о том, как лучше провести обезболивание;
  • Грамотно контролировать поступление лекарства эпидуральной анестезии и точно выбрать время, наиболее подходящее для начала его введения: например, перед искусственным стимулированием родов или в первый период схваток, чтобы, например, действие обезболивающего препарата закончилось к моменту потуг и женщина могла самостоятельно тужиться. А иногда нужно, чтобы обезболивание продолжалось до самого завершения родов.

К подбору клиники и специалиста-анестезиолога надо подходить очень осторожно, поскольку персонал далеко не каждого роддома обладает достаточным опытом и квалификацией в применении эпидуральной анестезии.

  • По сравнению с общим наркозом: дает шанс обезболивания астматикам и женщинам с проблемами органов дыхания, так как общий наркоз вынуждает врача к искусственной вентиляции легких. При обычных родах он не применяется – только при операциях, если возникают осложнения во время родов;
  • По сравнению с инъекциями обезболивающих лекарств эпидуральная анестезия не дает препаратам проникать в кровь плода, то есть не вредит здоровью ребенка, не изменяет течения самих родов (обычные обезболивающие средства проникают через плаценту в кровь плода, кроме того действуют на нервную систему так, что могут влиять на схватки и родовую деятельность), полностью избавляет от боли (обычные инъекции только ослабляют ее);
  • Cнижает артериальное давление, что важно при гипертонии или заболеваниях почек или сердца у рожениц;
  • Эпидуральную анестезию можно применять в любом возрасте;
  • Позволяет обезболивать роды женщинам с поливалентной аллергией на лекарственные препараты, так как здесь фигурирует всего лишь один препарат; – Отсутствие боли снижает уровень стресса, что благоприятно и для мамы, и для малыша.
  • Даже небольшие погрешности в выполнении эпидуральной анестезии могут привести, например, к частичной потере чувствительности конечностей и т. п., поэтому успех целиком зависит от квалификации анестезиолога;
  • Каждый организм индивидуально реагирует на введение обезболивающих препаратов, именно поэтому необходимо присутствие квалифицированного анестезиолога;
  • После обезболивания у некоторых может возникнуть головная боль, но она проходит через несколько дней без последствий;
  • Заставляет женщину лежать и тем самым убирает действие гравитации, помогающей продвижению ребенка;
  • Может потребоваться введение окситоцина (особенно в первых родах) так как анастезия и горизонтальное положение часто приводят к ослаблению родовой деятельности;
  • Выше риск того, что потребуются щипцы и вакуум-экстракция (это увеличивает возможность травматизма, недержания кала и мочи);
  • Выше вероятность того, что потребуется кесарево сечение (особенно если ЭА сделана слишком рано, и в первых родах);
  • Обезболивание может получиться односторонним или сегментарным (участками);
  • Может вызвать послеродовую задержку мочи;
  • Эпидуральная анестезия блокирует чувствительность мочевого пузыря. Иногда эта чувствительность может не вернуться сразу же. При большом скоплении мочи, мочевой пузырь может растянуться и доставлять этим неприятности в последствии (это излечимо). Главное, не забыть сходить в туалет через несколько часов после родов;
  • Эпидуральная анестезия может вызвать подъем температуры у мамы до 38 С из-за нарушения терморегуляции через ЦНС (это очень трудно бывает отдифференцировать с инфекцией, соответственно выше риск получить антибиотики после родов);
  • Может затруднить потуги;
  • Скажем по-другому – затрудняет потуги. Женщина их не ощущает и ведет себя соответствующе. Получаются не роды ребенка, а «извлечение плода»;
  • Может облегчить раскрытие шейки матки и процесс потуг
  • Часто ЧСС ребенка падает, обычно на 40 минут, однако это требует мониторирования и часто трактуется как гипоксия и показание к КС. Падение ЧСС связано с падением АД у мамы и снижением маточно-плацентарного кровотока;
  • Эпидуральная анестезия может вызвать дыхательные нарушения у родившегося ребенка (и потребовать механической вентиляции, интубации, госпитализации);
  • Часто вызывает дезориентацию, нарушение моторики, затруднения сосания, детям после эпидуральной анестезии у мамы в 5 раз чаще ставят диагноз энцефалопатии;
  • Нарушает установление связи мать-ребенок;
  • Дети матерей, у которых повышалась температура, чаще получают антибиотики.

С эпидуральной анестезией часто путают спинальну. Она быстрее и проще, обезболивающее действие гораздо мощнее. Но лекарство вводится прямо в спинномозговой канал, который найти легче, чем нужную эпидуральную область. Спинальную анестезию стараются использовать в экстренных случаях. Врач просто вводит иглой очень небольшую дозу лекарства, никакого катетера не остается. Но, как у любого сильнодействующего средства, у спинальной анестезии чаще случаются осложнения. Попросту – она опаснее.

Перед началом процедуры врач обязан рассказать женщине о том, как будет проходить процедура, какие ощущения, побочные явления и осложнения могут возникнуть. Только после получения письменного согласия роженицы можно приступать к самой процедуре.

источник

С одной стороны конечно это вредно для ребенка и опасно последствиями для матери, но с другой без эпидуралки я могу обессилить или того хуже потерять сознание когда ребенок на полпути будет.
Делать ли?

Узнай мнение эксперта по твоей теме

Психолог, Гештальт-терапевт. Специалист с сайта b17.ru

Психолог, Сбываю мечты по-сходной-цене. Специалист с сайта b17.ru

Психолог, Эмоционально-образный терапевт. Специалист с сайта b17.ru

Психолог. Специалист с сайта b17.ru

Психолог, Online-консультант. Специалист с сайта b17.ru

Психолог, Психоаналитик. Специалист с сайта b17.ru

Читайте также:  Несколько лет кровь в кале

Психолог, Консультант. Специалист с сайта b17.ru

Психолог. Специалист с сайта b17.ru

Психолог, Кризисы-Отношения-Утраты. Специалист с сайта b17.ru

Психолог. Специалист с сайта b17.ru

Это не вам решать.. я шла рожать просила — но в ходе родов возникают разные показания противопоказания и тд — эпидуралка влияет на раскрытие

я не делала сама отмучилась нолучше б сделала как вспомню эти муки

Безусловно, делать, и договариваться заранее.
Это НЕ вредно для ребёнка, это НЕ несёт последствий для матери.

Это не вам решать.. я шла рожать просила — но в ходе родов возникают разные показания противопоказания и тд — эпидуралка влияет на раскрытие

Безусловно, делать, и договариваться заранее.
Это НЕ вредно для ребёнка, это НЕ несёт последствий для матери.

Это не вредно!У меня подруга анастезиолог.Я ее лично спрашивала про это тк тоже начиталась что это вредно для ребенка.Она сказада что для ребенка это совершенно безвредно.Эпидцралка по сути таже анастезия что когда зуб лечат.Но для мамы она может быть вредна.Например может рожовая деятельность остановится или могут криво вколоть.Я делела эпидуралку и не жалею.Спина не болит,никаких последствий.

вот только не надо берда нести. много женщин остались инвалидами после эпидуралки, знаю лично двух у которых отнялись ноги.
И это ВЛИЯЕТ НА РЕБЕНКА, Не надо нести бреда.

Эпидуральная анестезия не идёт в кровоток, поэтому на ребёнка повлиять не может.
Она помогает скорейшему раскрытию шейки матки, кроме того.

мне делали, два раза, первый не попали, только половина тела обмякла, а вторая в схватках. у меня болевой порог, я от поноса, простите, теряю сознание. поэтому делали. рожала сутки. эпидуралка помогла сохранить силы для потуг и сохранить сознание в норме. последствий у меня не было, с сыном все ок. к слову, очень больно стало после прокалывания плодного пузыря, до этого терпимо.

Безусловно, делать, и договариваться заранее.
Это НЕ вредно для ребёнка, это НЕ несёт последствий для матери.

Почему это вредно для ребёнка? Какие последствия для матери? Если эпидуралкой сделана хорошо и правильно, это позволяет родить нормально, тёщ мучениц, и раскрытие с ней быстрее происходит. 6 часов с отхождения вод у меня было, эпидуралку поставили, когда схватки были каждые 2 минуты. Подействовала хорошо и через пару часов я родила (перед потугами ослабили). Без эпидуралкой рожать бы не хотела бы, впечатления были бы другие. А так ещё бы родила без проблем.

Безусловно, делать, и договариваться заранее.
Это НЕ вредно для ребёнка, это НЕ несёт последствий для матери.

ГостьБезусловно, делать, и договариваться заранее.
Это НЕ вредно для ребёнка, это НЕ несёт последствий для матери.
вот только не надо берда нести. много женщин остались инвалидами после эпидуралки, знаю лично двух у которых отнялись ноги.
И это ВЛИЯЕТ НА РЕБЕНКА, Не надо нести бреда.
расскажите о вашем образовании и научных статьях которые вы написали на эту тему.

Почему это вредно для ребёнка? Какие последствия для матери? Если эпидуралкой сделана хорошо и правильно, это позволяет родить нормально, тёщ мучениц, и раскрытие с ней быстрее происходит. 6 часов с отхождения вод у меня было, эпидуралку поставили, когда схватки были каждые 2 минуты. Подействовала хорошо и через пару часов я родила (перед потугами ослабили). Без эпидуралкой рожать бы не хотела бы, впечатления были бы другие. А так ещё бы родила без проблем.

Это только кажется, что сделали тебе анестезию – и все проблемы решены: лежишь себе, ничего не чувствуя, а как придет время малышу родиться – так и рожаешь.
На деле же почти всегда происходит следующее: под действием эпидуральной анестезии схватки становятся слабее, приходится их усиливать с помощью окситоцина. Вводимый внутривенно синтетический окситоцин вызывает неестественный для этих мамы и ребенка ритм схваток, что ведет к страданию ребенка (в схватку кислорода к нему поступает меньше) и его травматичному продвижению по родовым путям матери (ее ткани не успевают растянуться). К тому же мама обездвижена (и нередко уже вскрыт плодный пузырь), из-за чего у ребенка меньше возможности правильно вставить головку в отверстие таза матери).
Очень часто при этой анестезии потуги не наступают самостоятельно, и мама недостаточно чувствует свое тело, чтобы тужиться произвольно. Тогда ребенка «выжимают» из материнского тела, давя на живот (этот прием запрещен в Европе). Таким образом, давление на шейные позвонки ребенка, и без того значительное, усиливается.
Здесь советую вам обратиться к книге известного детского невролога проф. А. Ратнера «Неврология новорожденных», где показана связь между акушерскими манипуляциями и их последствиями в виде родовой травмы шейного отдела позвоночника у малыша (эта замечательная книга доступна для чтения в Интернете).
Поскольку ткани мамы не растягиваются в своем ритме, во избежание сильных разрывов делают разрез промежности. Посчитайте сами количество медицинских вмешательств.
Не обольщайтесь: одного обезболивания с последующим естественным течением процесса не будет. Роды будут медикаментозно-технологическим родоразрешением до конца.

Если делать эпидуральную анестезию по правилам, то нужно владеть искусством применить ее вовремя: не слишком рано и не слишком поздно. У здоровой женщины переходный период схваток, на этапе раскрытия 8 – 10 см, очень часто сопровождается ощущением «я больше не могу». Мамы требуют анестезии, но в этот момент делать ее нельзя: матери невозможно будет вытужить ребенка. Женщине тут нужно еще немного терпения – ребенок родится совсем скоро.
Готова вновь и вновь напоминать: роды – не пассивный процесс восприятия вами медицинского вмешательства, а рождение матерью своего ребенка. Роды – не медицинская процедура, а явление сексуальной жизни (это не метафора, с точки зрения гормонального баланса и необходимых условий это так). То, что иногда требуется медицинская помощь, сути не меняет. Массовое обращение к медицине в родах и поголовное применение акушерских вмешательств – это всего лишь культурный стереотип, а не необходимость.
Теперь о пользе и риске.
К эпидуральной анестезии нельзя относиться как к услуге. Это медицинское вмешательство скорее можно сравнивать с операцией на спинном мозге, чем с косметической процедурой вроде липосакции. Даже при нынешней надежной, безопасной и вооруженной «до зубов» медицинской технологии здесь может быть большое количество осложнений, причем для двух человек. Неудивительно, ведь даже простое лекарство от кашля, даже таблетка от головной боли могут быть опасны (почитайте инструкцию!)
Поэтому на эти операции в родах нужно именно решаться, выбирая из двух зол меньшее, а не производить всем подряд и не подавать «на заказ», как блюдо в ресторане. Кстати, врачи это прекрасно знают, поэтому перед этими вмешательствами вам предложат подписать документ, отражающий ваше согласие на них, а также то, что о возможных осложнениях вы предупреждены.

источник

Есть вот на русском статья:
http://sadovoy-center.ru/txts/articles/preg/detail.php? >Она показалась мне неубедительной и слишком эмоциональной.

Но тут я купила прекрасную книжку, вот эту:
http://www.amazon.co.uk/Birthing-Within-Pam-England-Horowitz/dp/0285637878/ref=pd_bbs_sr_1/026-2363940-6438027?ie=UTF8&s=books&q >и вот там уже есть кое-что на эту тему со ссылками на научную литературу.
Я перевела фрагмент про побочные эффекты эпидуральной анестезии (пожалуйста, если что-то в терминологии кажется вам неправильным — пишите, у меня нет мед. образования, и переводила вчера вечером, когда была уже одной ногой в кровати).

1. Из-за опасности замедления сердцебиения плода, связанной с эпидуральной анестезией (ЭА), возникает необходимость постоянного электронного мониторинга. Исследования показали, что использование постоянного электронного мониторинга плода увеличивает вероятность кесарева сечения (КС) в 2-3 раза (без улучшения результата родов для ребенка)(9). Замедление сердцебиения плода становится причиной дополнительного беспокойства и стресса во время родов, и иногда бывает достаточно серьезным, чтобы стать основанием для пробы крови из головы ребенка (foetal scalp-blood sampling).

2. При введении ЭА кровяное давление матери часто падает, что становится причиной серьезного дистресса плода из-за уменьшения циркуляции кислорода. Чтобы нейтрализовать этот побочный эффект ЭА, необходимо скорейшее введение жидкостей матери внутривенно. Это, решая одну проблему, в свою очередь порождает другие, включая избыточный отек ступней, ног и груди матери. Когда грудь так отекает, соски становятся плоскими, и новорожденному сложно, или иногда даже невозможно правильно присосаться.

3. ЭА лишает чувствительности и мочевой пузырь, блокируя сигнал о потребности к мочеиспусканию. В то же время, чтобы предупредить падение кровяного давления, матери внутривенно вливают жидкости. Чтобы предотвратить растяжение мочевого пузыря, в уретру вводится катетер, который остается там до тех пор, пока не пройдет эффект анестезии. Катетеризация (?) несет за собой риск заражения мочевого пузыря, которое потребует лечения антибиотиками. Исследования показывают, что в течение трех месяцев после ЭА имеет место 700% увеличение недержания мочи. Даже спустя год, недержание остается на 200% больше, чем в группе мам, которым не вводили эпидуральную анестезию (10) (мне кажется, что тут имеются в виду случаи недержания мочи, но в оригинале написано просто «700% increase in urinary incontinence»).

4. Как было сказано ранее, ЭА нарушает систему естественной обратной связи, которая стимулирует и поддерживает хорошую, сильную родовую деятельность. Если процесс родов замедляется или останавливается, маточные сокращения могут быть искуственно простимулированы окситоцином, вводимым внутривенно. Окситоцин, даже аккуратно введенный, может вызвать неестественно сильные и удлиненные схватки. Такие схватки уменьшают подачу кислорода малышу, становясь причиной дистресса плода.
Этот риск требует постоянного электронного мониторинга плода и матки. К сожалению, такой мониторинг (вне зависимости от причины, по которой он используется) увеличивает вероятность КС.

5. В ходе одного исследования (Murray et al, 1981) было обнаружено, что время, нужное, чтобы вытолкнуть ребенка (период потуг) дольше у матерей с ЭА (100,4 минут) и со стимуляцией, сопровождающей ЭА (83,8 минут), чем у тех, кому вообще не вводились лекарства (47,7 минут) (11).
Как было описано ранее в этой главе, ЭА нарушает (interfere with) желание тужиться, эффективность потуг, процесс поворота головки ребенка в благоприятное положение и физическую способность матери выбирать наиболее эффективную позицию для родов. Поэтому при эпидуральной анестезии в 25 раз повышается вероятность использования щипцов или вакуумного экстрактора (12). В ходе другого исследования было выяснено, что щипцы использовались у 60% матерей с эпидуральной анестезией, у 80% матерей с окситоцином и эпидуральной анестезией, но в группе, в которой не применялись лекарства, не было родов с применением щипцов.

6. Доля глубоких вагинальных разрывов, которые доходят до прямой кишки, в три раза больше с эпидуральной анестезией (13). Глубокие разрывы болезненны и долго заживают; в дальнейшем они могут спровоцировать недержание кала и хроническую боль во время секса.

7. Исследования показали увеличение вероятности кесарева сечения. Throp et al. установили, что доля КС равна 17% в группе с ЭА, и всего лишь 2% в группе без нее, не смотря на то, что матери в обеих группах были одинаково оценены до введения анестезии (14).
Throp et al. (1993) сообщили, что чем раньше предпринято введение эпидуральной анестезии, тем выше вероятность КС: на 50% увеличилась доля КС в случае начала введения ЭА на 2см раскрытия, на 33% — на 3см, и на 26% — на 4см (15).
Увеличение доли КС может быть приписано действию следующих факторов, связанных с ЭА:
— дистресс плода, связанный с понижением кровяного давления матери и последующим снижением кровотока в плаценте,
— ослабление, замедление или прекращение маточных сокращений,
— ненормальная позиция головы ребенка вследствие его неудачных попыток развернуться и опуститься нормально во время второй стадии родов из-за того, что ЭА расслабила и лишила чувствительности тазовые мышцы (и нарушила систему сенсорной обратной связи),
— диаметр таза, суженный из-за того, что матери приходится лежать на спине.

8. Эпидуральный жар (fever).
Нормальные роды — достаточно тяжелая физическая работа, и в их ходе температура тела роженицы немного повышается, но это обычно не становится причиной проблем. Жар во время ЭА, хотя и спровоцирован медицинскими средствами, требует более серьезного отношения.
Вероятность возникновения такого жара высока. Среди матерей с ЭА, он начнется у каждой четвертой через 4 часа, и у каждой второй — через 8 часов от начала введения ЭА.
Это повышение температуры — признак не инфекции или воспалительного процесса, это следствие неспособности выделять тепло, вырабатываемое в процессе родов (19) (из-за деактивации люмбо-сакрального нерва).
Однако, т.к. инфекция может иметь серьезные последствия как для матери, так и для ребенка, при обнаружении жара необходимо принимать медицинские меры. Не смотря на причину, повышенная температура у матери может спровоцировать повышение температуры тела и у плода, а это может стать причиной значительного повышения его сердцебиения и возможных проблем с метаболизмом.
Это состояние могут пытаться снять путем внутривенного введения антибиотиков, окситоцина для ускорения родов, щипцов, вакуумного экстрактора или КС.
Дети, рожденные с повышенной температурой подвергаются септической обработке. Кровь и иногда спиномозговую жидкость берут на анализы, чтобы выявить возможную инфекцию.
В самом лучшем случае, эта ситуация может стать причиной стресса и беспокойства, разлучения с ребенком в первые дни после родов и проблемам с грудным вскармливанием.
Таким образом, повышение температуры тела матери, которое нередко является следствием ЭА, и не требует лечения, может стать причиной более серьезных последствий.

9. К числу популярных мифов относится вера в то, что эпидурально вводимый наркоз не попадает в кровь ребенка. На самом деле эпидуральные анестетики пересекают плацентарный барьер. Уровень анестетиков в крови ребенка равен 1/3 от его уровня в крови матери (21, 22). В результате этого, в сравнении с детьми, не получившими лекарства, дети в группах с ЭА или ЭА+окситоцин показывали «медикализированное (drugged) поведение» (дрожание, раздражимость, незрелая моторная активность) в первый день, и их поведение приходило в норму на пятый день. 48 часов требуется на то, чтобы новорожденный смог полностью вывести анестетики из своего организма (22).
В случаях, когда вместе с ЭА был использован окситоцин, моторная заторможенность была еще более заметной. Дети были более напряженными, гипертоничными и демонстрировали заторможенные рефлексы.

Читайте также:  Как добраться из брюгге в кале

источник

Противники ли мы эпидуральной анестезии? Скажите, вы за протезирование ног у инвалидами ли против? Вы за бифокальные очки для слабовидящих или против? Вы сторонник использования кровезаменителей или противник? Что за дурацкие вопросы! Те, кто в этом нуждаются, должны это иметь, правда? Или в нормальной, «не дикой» стране все это должно предлагаться или навязываться всем гражданам поголовно? Абсолютно то же с анестезией: те немногие, которые в ней действительно нуждаются, должны ее иметь. Ну, право же, поверьте: не всем в родах непереносимо больно, а кое-кому не больно вообще! Мерить же человечность и цивилизованность государства обилием анестезии в родах – примерно то же, что судить о ней по тому, насколько широко применяются там мощные антибиотики при насморке.

Меня попросили ответить на два письма, полученные Центром традиционного акушерства как реплики на статью «Эпидуральная анестезия: за и против».

Ольга Ч.: «Создаётся ощущение, что подобная статья написана не женщиной, которая сама рожала или ей предстоит этот процесс, а бесчувственным медработником, для которого наблюдение за обезумевшими от мучений рожающими женщинами – явление повседневное, каждодневная работа, как у бухгалтера баланс. Зная себя, как человека терпеливого, я 17 лет назад пошла рожать с гордым чувством «уж мы-то не позволим себе позориться криком». Ад, который я пережила в ту ночь, не сравнится ни с какими болевыми ощущениями. В итоге всё это завершилось не обычным родовспоможением, как избавлением от нескончаемых мук, а наложением акушерских щипцов. Естественно, в своём полубессознательном состоянии, я и думать не могла, что я помогаю или врежу малышу своим диким криком (я просто этого не могла понимать и, соответственно, как-то регулировать).

Не страх убивает разум, а бесконечная, изнуряющая сильная боль. Отчего ж в тот момент мне не сделали обезболивания? Ведь только тогда бы я смогла прочувствовать всю прелесть от осознания того, что я дарю жизнь, и не дала бы моему мальчику начать задыхаться. А последствия пережитого таковы, что не считая долговременной депрессии (это уже такие мелочи в сравнении с процессом и последствиями «родов на живую»), я не смогла стать той же полноценной женщиной для своего мужа ни через 2 месяца, ни через 9 лет, и в итоге мы расстались. Теперь я беременна во второй раз, пошла на это ради второго мужа. И теперь-то я точно знаю, что анестезия — единственно возможное решение, во всяком случае, для меня.

Я хочу наслаждаться чудом, которое предстоит, радоваться появлению долгожданного ребёнка, улыбаться мужу, быть с ним вместе в момент появления, не стесняясь своего искажённого муками тела и лица. И после получать удовольствие от жизни, а не жить нескончаемым осознанием своей неполноценности, как женщины, и непроходимыми депрессивными состояниями. Не пойму до сих пор одного: почему только в России-матушке мы живём какими-то наигранными предубеждениями, и для того, чтобы что-то получить, всенепременно нужно сильно настрадаться. Это в наш-то век, когда изобрели способы избавления от мучений, наши врачи настойчиво будут убеждать тебя получить удовольствие от страданий! Под эту дудку и зубы можно по старинке без анестезии лечить, а почему бы и нет? Наши деды терпели и нам надо. А испытаний в жизни и так предостаточно, болью в том числе.

Так что ж вы агитируете (особенно неопытных и нерожавших) на такие муки, оправдывая это какими-то духовно-этическими моментами?! А стоит ли так страдать? Кому как не вам знать, что сильная боль вызывает выработку адреналина, который сокращает сосуды, как результат-гипоксия плода. Кому сделали лучше? И эти ваши лицемерные умозаключения, что любовь – лучшее обезболивающее уж никак не подходят к ситуации с родами. Будьте милосерднее, ведь вы же тоже женщины!»

Kira: «На какие именно исследования и каких именно гинекологов вы опираетесь, позвольте узнать? Меня просто поражает откровенный цинизм наших медиков. В нашей дикой стране вообще торжество бесправия находит свое наивысшее воплощение, когда человек становится подследственным или пациентом. Все эти рассуждения о пользе боли при родах – просто смехотворны. Почему бы вам, уважаемые врачи, не полечить бы себе зубки без наркоза? Ведь раньше кузнецы их так и драли, а беднягу-пациента в этот момент держали 4 человека. Выживаемость тоже была неплохая, обезболивание при родах в цивилизованных странах применяется со времен королевы Виктории. А в нашей стране страдание, боль и унижение пациентов, в том числе и женщин в родильных домах, воспринимаются как неотъемлемая часть общего ритуала. Женщины в данном случае с этим мирятся просто потому, что им просто не с чем сравнивать, а желание вырваться из гестапо живой и здоровой и со здоровым (ну хотя бы относительно) ребенком подавляет чувство собственного достоинства.

Отсюда результат: никто и не посмеет возразить на клизмы, бритье и отсутствие нормального обезболивания. Если же женщина просит обезболивание – она уже все: слабая, избалованная, наглая и вообще не «наша» женщина. Уважаемые врачи! Живите в ногу со временем, учитесь у западных коллег — они ушли от вас лет на 30 вперед во всех отношениях. Особенно учитесь отношению к пациентам. А если вы не умеете делать эпидуральную анестезию грамотно, так научитесь, а не охаивайте метод.

Вы ссылаетесь на труды западных гинекологов, так чтобы быть до конца объективными, приведите статистику применения эпидуральной анестезии в западных странах, а также статистику кесаревых (последнее, кстати, делается в цивилизованных странах по желанию пациентки, в отличие от нашей страны, где врачи с пеной у рта доказывают, какая это сверхопасная и сложная операция, которая должна делаться строго по показаниям). Ну, если эта эпидуральная анестезия так плоха, то почему же она так массово применяется в Европе и Америке? Или мы такие бедные потому, что такие умные? Ольга, Ч — всех вам благ. Выберете себе обезболивание по душе и родите ребенка с радостью и достоинством.

Ответ доктора Вероники Назаровой.

Признаться, я разделяю негодование жестоко пострадавших мам по поводу бесчувственных врачей, родов, подобных пыткам, унижения женщин в нашем здравоохранении! И это они еще не все знают, мы как врачи знаем гораздо больше и от того нам еще больнее и страшнее. Именно это заставило нас решиться практиковать иное акушерство, а для этого обратиться к корням, к традиции. Поверьте, официально практиковать в нашей стране акушерство с индивидуальным, гуманным и щадящим подходом очень непросто. С обезболиванием все обстоит гораздо лучше.

К несчастью ли или к счастью, вы, дорогие Кира и Ольга, просто не в курсе всей сложности этой темы – обезболивания в акушерстве. Если б вы просто пребывали в своем счастливом неведении, я бы не стала вас разубеждать. Однако вы, сами того не ведая, проповедуете опасные вещи и публично обвиняете нас в намеренной жестокости. Поэтому мне придется ответить. Желающие оставаться при своем не слишком компетентном мнении могут дальше не читать.

Противники ли мы эпидуральной анестезии? Скажите, вы за протезирование ног у инвалидаи ли против? Вы за бифокальные очки для слабовидящих или против? Вы сторонник использования кровезаменителей или противник? Что за дурацкие вопросы! Те, кто в этом нуждаются, должны это иметь, правда? Или в нормальной, «недикой» стране все это должно предлагаться или навязываться всем гражданам поголовно? Абсолютно то же с анестезией: те немногие, которые в ней действительно нуждаются, должны ее иметь. Ну, право же, поверьте: не всем в родах непереносимо больно, а кое-кому не больно вообще! Мерить же человечность и цивилизованность государства обилием анестезии в родах – примерно то же, что судить о ней по тому, насколько широко применяются там мощные антибиотики при насморке.

Это только кажется, что сделали тебе анестезию – и все проблемы решены: лежишь себе, ничего не чувствуя, а как придет время малышу родиться – так и рожаешь. На деле же почти всегда происходит следующее: под действием эпидуральной анестезии (ЭА) схватки становятся слабее, приходится их усиливать с помощью окситоцина. Вводимый внутривенно синтетический окситоцин вызывает неестественный для этих мамы и ребенка ритм схваток, что ведет к страданию ребенка (в схватку кислорода к нему поступает меньше) и его травматичному продвижению по родовым путям матери (ее ткани не успевают растянуться). К тому же мама обездвижена (и нередко уже вскрыт плодный пузырь), из-за чего у ребенка меньше возможности правильно вставить головку в отверстие таза матери).

Очень часто при этой анестезии потуги не наступают самостоятельно, и мама недостаточно чувствует свое тело, чтобы тужиться произвольно. Тогда ребенка «выжимают» из материнского тела, давя на живот (этот прием запрещен в Европе). Таким образом, давление на шейные позвонки ребенка, и без того значительное, усиливается. Здесь советую вам обратиться к книге известного детского невролога проф. А. Ратнера «Неврология новорожденных», где показана связь между акушерскими манипуляциями и их последствиями в виде родовой травмы шейного отдела позвоночника у малыша (эта замечательная книга доступна для чтения в Интернете). Поскольку ткани мамы не растягиваются в своем ритме, во избежание сильных разрывов делают разрез промежности. Посчитайте сами количество медицинских вмешательств. Не обольщайтесь: одного обезболивания с последующим естественным течением процесса не будет. Роды будут медикаментозно-технологическим родоразрешением до конца.

Если делать ЭА по правилам, то нужно владеть искусством применить ее вовремя: не слишком рано и не слишком поздно. У здоровой женщины переходный период схваток, на этапе раскрытия 8 – 10 см, очень часто сопровождается ощущением «я больше не могу». Мамы требуют анестезии, но в этот момент делать ее нельзя: матери невозможно будет вытужить ребенка. Женщине тут нужно еще немного терпения – ребенок родится совсем скоро.

Готова вновь и вновь напоминать: роды – не пассивный процесс восприятия вами медицинского вмешательства, а рождение матерью своего ребенка. Роды – не медицинская процедура, а явление сексуальной жизни (это не метафора, с точки зрения гормонального баланса и необходимых условий это так). То, что иногда требуется медицинская помощь, сути не меняет. Массовое обращение к медицине в родах и поголовное применение акушерских вмешательств – это всего лишь культурный стереотип, а не необходимость.

Теперь о пользе и риске. К эпидуральной анестезии нельзя относиться как к услуге. Это медицинское вмешательство скорее можно сравнивать с операцией на спинном мозге, чем с косметической процедурой вроде липосакции. Даже при нынешней надежной, безопасной и вооруженной «до зубов» медицинской технологии здесь может быть большое количество осложнений, причем для двух человек. Неудивительно, ведь даже простое лекарство от кашля, даже таблетка от головной боли могут быть опасны (почитайте инструкцию!) Поэтому на эти операции в родах нужно именно решаться, выбирая из двух зол меньшее, а не производить всем подряд и не подавать «на заказ», как блюдо в ресторане. Кстати, врачи это прекрасно знают, поэтому перед этими вмешательствами вам предложат подписать документ, отражающий ваше согласие на них, а также то, что о возможных осложнениях вы предупреждены.

Есть ситуации, когда эпидуральная анестезия может быть благотворна и спасительна.

  • Облегчает боль в родах и дает возможность отдыха, когда боль объективно мучительна, а также при затяжных родах (например, ребенок неправильно вставляет головку в отверстие малого таза). Вероятно, это и был Ваш случай, Ольга. Я уверена в неадекватности медицинской помощи в Вашей ситуации: нужно было либо вовремя сделать обезболивание, либо решиться на кесарево сечение – иногда только так можно избежать тяжелой травмы у мамы и ребенка.
  • Снижает уровень катехоламинов (адреналина).
  • Показана при повышенном артериальном давлении (ведет к его снижению).
  • Оптимальна для кесарева сечения.
  • Может облегчить раскрытие шейки матки и приблизить потуги.
  • ЭА лучше внутривенного введения наркотических препаратов (промедола).
  • Позволяет родить через естественные родовые пути тем, кто категорически отказывается терпеть какую бы то ни было боль.

Теперь перечислим, какие возможны осложнения.

  • Возможны многомесячные головные боли; если происходит прокол твердой мозговой оболочки – а такое случается у 3%, – то 70% таких мам страдают головными болями).
  • Возможны многомесячные боли в спине.
  • Возможно снижение артериального давления, что потребует находиться в родах в положении лежа и, возможно, надо будет вводить жидкости внутривенно.
  • Заставляет женщину лежать и тем самым убирает действие гравитации, помогающей продвижению ребенка, становится невозможно менять позы.
  • Для продолжения родов может потребоваться стимуляция схваток – введение окситоцина (особенно в первых родах).
  • Может возникнуть неприятная дрожь.
  • Выше риск того, что потребуются щипцы и вакуум-экстракция (это увеличивает возможность травматизма, недержания кала и мочи у мамы впоследствии).
  • Выше вероятность того, что потребуется кесарево сечение (особенно если ЭА сделана слишком рано, и в первых родах).
  • Может вызвать послеродовую задержку мочи.
  • Может вызвать подъем температуры у мамы до 38 С из-за нарушения терморегуляции через центральную нервную систему (такую лихорадку очень трудно отличить от инфекции, соответственно выше риск получить антибиотики после родов «на всякий случай»).
  • Может затруднить потуги.
  • Может вызвать зуд лица, шеи, груди.
  • Может привести к септическому менингиту (внесение инфекции при проколе и длительном нахождении катетера).
  • Может возникнуть гематома из-за повреждения сосудов эпидурального пространства.
  • Может быть подтекание спинномозговой жидкости после родов.
  • Может случиться гидротравма спинного мозга (лекарство вводится под давлением), а также повреждение иглой, с последующей невозможностью ходить, нарушениями процессов мочеиспускания и дефекации.
  • Может проявиться аллергия на препараты для ЭА.
  • Обезболивание может получиться неудовлетворительным: односторонним или сегментарным (участками), — а весь букет вышеперечисленных рисков – с вами.
  • Нередко частота сокращений сердца ребенка падает, обычно на 40 минут; это требует мониторирования и часто трактуется как гипоксия (страдание от недостатка кислорода) и как показание к кесареву сечению. Падение ЧСС связано с падением давления у мамы и снижением маточно-плацентарного кровотока.
  • Возможны дыхательные нарушения (в случае применения так называемой мобильной, «ходячей» ЭА, при которой вводятся наркотики) у родившегося ребенка; могут потребоваться механическая вентиляция, интубация, госпитализация.
  • Нередко у ребенка возникает дезориентация, нарушение моторики, затруднение сосания, после ЭА у мамы детям в 5 раз чаще ставят диагноз энцефалопатии.
  • Нарушается установление связи «мать-ребенок».
  • Дети матерей, у которых повышалась температура, чаще получают антибиотики.
Читайте также:  Что будет если ребенок съел кошачий кал

Я намеренно не расшифровываю всю медицинскую терминологию: тот, кто хочет – посмотрит в словаре, остальным будет достаточно бегло просмотреть, чтобы впечатлиться. Все эти сведения взяты из вполне открытых источников – авторитетных отечественных и зарубежных (краткий список литературы я привожу ниже). Посмотрите также форумы акушеров-гинекологов и анестезиологов на Русском Медицинском сервере: там вы увидите ситуацию такой, какой она видится специалистам – во всей сложности, непредсказуемости.

Как же несведущей в медицине маме разобраться, да еще и во время схваток: по делу предлагают ей анестезию или просто по заведенному порядку? Для этого у нее должна быть своя акушерка – не просто та, что сидит рядом как «психолог», не та, что лишь вытянет, вымоет и взвесит ребенка, а специалист в области физиологических (то есть нормальных, естественных) родов, «медицинский адвокат», который всегда на ее стороне. Та, которая не даст помешать правильному физиологическому течению процесса (а тем более жестоко обойтись) и даст грамотный совет относительно вмешательств. Такую акушерку не мы выдумали: сейчас в тех странах, где лучшим образом организована служба охраны материнства и детства и где наилучшие статистические показатели в этой области акушерка для мамы – главный специалист. Это Япония, Германия, Голландия, Великобритания, Скандинавские страны, Канада. У мамы есть своя акушерка (специалист по здоровью) а также свои акушер-гинеколог и педиатр (на случай болезней) – логично, не правда ли?

Теперь о сравнении со стоматологами, которое лежит на поверхности и потому так часто приводится.

Лечение зубов под местной или общей анестезией сравнивать с анестезией в родах неправомерно, потому что:

  • лечение зубов – борьба с болезнью, а роды – естественный физиологический процесс,
  • лечение зубов не требует вашего активного участия, а роды – требуют.

Роды – это как управление автомобилем. Вы – машина, а ребенок водитель. Поставьте себя на место ребенка. При анестезии машина перестает слушаться руля! Ни сесть поудобнее в кресле, ни остановиться передохнуть, ни поменять скорость, ни заправиться вы не можете – вас несет чуждая неведомая сила. Попробуйте поразмышлять на эту тему.

С нашей точки зрения, эпидуральная анестезия нужна и оправдана примерно в 5- 10 (максимум!) случаях из 100. Однако разве существует всего две возможности: роды с анестезией и роды, как вы пишете, «на живую»? Есть ли обезболивание в акушерстве, пригодное для большинства женщин, помимо эпидуральной анестезии, морфиноподобных анальгетиков (наркотиков) и общего наркоза? Да. И эти методы весьма действенны. Они не нарушают взаимодействия матери и ребенка, помогают маме расслабляться, раскрываться и принимать правильные позы, а ребенку продвигаться. Это различные позиции, дыхание, присутствие надежного и спокойного помощника, массаж, вода. В большинстве случаев этого достаточно! Об этом говорит наш многолетний акушерский опыт, мировой опыт традиционного акушерства, современные научные исследования. Многие акушерки владеют также рефлексотерапией, гомеопатическим методом, ароматерапией, приемами психологической релаксации. Плохо не уметь делать ЭА, но не уметь делать ничего кроме нее – тоже непохвально.

Заметьте: мы не только не отрицаем, но высоко ценим достижения фармакологии и медицинской технологии, умеем ими пользоваться. Неоценимы антибиотики при тяжелых инфекциях, нет равных эпидуральной анестезии при кесаревом сечении, а последнее – бесценно для спасения жизни, гуманны наркотики в онкологии, поражают воображение возможности техники для реанимации и выхаживания недоношенных! Однако применять их в каждом втором случае? Или просто потому что «заказал» клиент? Придумайте сами, как такое явление назвать.

Что толку знать, что в некоторых (в том числе не самых развитых) странах количество случаев применения анестезии доходит до 80%, а кесарева сечения – до 40-70%? Цыплят по осени считают. Хорошо это или плохо – будет известно, когда вырастут эти дети. Почитайте у Мишеля Одена о связи акушерских вмешательств и развития у людей в последующем преступных и суицидальных наклонностей, наркомании, аутизма, неспособности нормально уживаться в обществе: ученые всего мира уже бьют тревогу…

Широкой дорогой всеобщей и всяческой анестезии (и протезирования естественных функций) сейчас шагает все мировое акушерство. Агитировать за нее нет нужды, она и так популярна. Мы же просто представляем достойную альтернативу для тех, кто хочет иного. Мы – врачи, акушерки, матери (многие из нас многодетны) и сами рожаем так.

Автор: Врач Вероника Назарова, семейный врач, акушер, мать троих детей, рожала самостоятельно, без вмешательств и анестезии, мечтаю родить еще.

источник

Многих пациентов во время подготовки к плановым операциям интересует, какие могут быть последствия эпидуральной анестезии при родах. Ведь этот метод обезболивания пока еще мало известен обычным людям.

Эпидуральное пространство у человека расположено вдоль позвоночного столба. Оно обволакивает твердую защитную оболочку нервных корешков и непосредственно самого спинного мозга.

Эпидуральный (перидуральный) наркоз помогает блокировать передачу нервных импульсов в месте расположения нервных корешков. Вследствие этого достигается уменьшение интенсивности или полное подавление болевых ощущений. Введение обезболивающего вещества производится непосредственно в эпидуральную область (пространство) при помощи катетера особой конструкции.

Подобная анестезия выполняется путем введения различных обезболивающих препаратов. Это позволяет выполнить процедуру с различной степенью действия.

Анальгезия приводит к утрате болевых ощущений. Анестезия необходима для полной потери чувствительности. Миорелаксация выполняется для расслабления мышечных тканей и снижения интенсивности болей.

Эпидуральный наркоз — это врачебная процедура, представляющая определенную степень опасности для пациента. Перидуральная анестезия может спровоцировать побочные эффекты, имеет противопоказания и чревата негативными последствиями. Выполнять введение препарата должен только опытный специалист.

Предварительно проводится полное обследование пациента, тщательное изучение анамнеза и результатов лабораторных исследований. На основании полученных данных анестезиолог и специалист, осуществляющий основное лечение пациента, принимают решение о допустимости проведения эпидуральной анестезии в конкретном случае.

Проведение подобного обезболивания бывает предписано при родовспоможении (особенно при кесаревом сечении), при урологических и гинекологических операциях. Спинномозговая анестезия также применяется при хирургическом вмешательстве в области нижних конечностей, промежности, органов малого таза.

Эпидуральная анестезия предполагает применение различных препаратов для достижения необходимого эффекта. Все вводимые растворы проходят интенсивное очищение и освобождаются от консервантов. Это увеличивает их действенность и безопасность для пациента.

Основные препараты при эпидуральном наркозе — анестетики местного действия:

Для интенсификации обезболивающего эффекта дополнительно применяются опиаты:

В особых случаях в раствор для эпидурального введения добавляются такие медицинские средства, как:

Конкретный состав вводимого раствора определяется строго индивидуально. Его дозировка подбирается из расчета 1 или 2 мл жидкости на отдельный сегмент спинного мозга, который нужно заблокировать. Определяющие моменты — клиническая картина и состояние здоровья пациента.

Основные противопоказания к применению перидурального наркоза это:

  • аллергические реакции на вводимые средства;
  • травматический шок;
  • туберкулезный спондилит;
  • гнойничковые и язвенные поражения в области позвоночника;
  • органические заболевания ЦНС;
  • повышенная чувствительность к отдельным составляющим обезболивающего раствора;
  • сердечно-сосудистый или постегеморрагический коллапс;
  • деформация позвоночного столба повышенной сложности;
  • непроходимость кишечника;
  • детский возраст;
  • чрезмерный вес;
  • расстройство сердечно-сосудистой системы;
  • кахексия;
  • заболевания и повреждения позвоночника.

Спинально-эпидуральная анестезия вызывает различные последствия, представляющие опасность для организма пациента. Некоторые из них можно предугадать заранее. Тогда от данного вида обезболивания лучше отказаться. Некоторые осложнения возникают неожиданно и без видимых причин.

Степень опасности в конкретном случае определяют такие факторы, как:

  • возраст и общее состояние пациента;
  • состав обезболивающего раствора;
  • правильное проведение процедуры.

Основные негативные последствия подобной анестезии это:

  1. Недостаточная блокада нервных окончаний или полное ее отсутствие, при этом обезболивающий эффект бывает частичным либо не наблюдается совсем.
  2. Появление и разрастание эпидуральных гематом, особенно у пациентов с коагулопатией.
  3. Токсичное действие резорбтивного характера при введении определенных анестетиков или опиатов.
  4. Попадание церебральной жидкости в эпидуральное пространство вследствие повреждения твердой оболочки спинного мозга.
  5. Токсичность анестетиков, опиатов и других вводимых препаратов.
  6. Нарушение мозгового кровообращения при попадании анестетика в поток крови.

Некоторые последствия постепенно проходят по мере постоперационной реанимации организма. Опасные осложнения требуют специального лечения.

Подобное обезболивание все шире применяется при родовспоможении, избавляя молодую мать от болей, вызываемых появлением ребенка на свет. Эпидуральная анестезия при кесаревом сечении, запланированном или экстренном, предпочтительнее общего наркоза. Роженица остается в полном сознании.

Она может увидеть своего малыша сразу после появления на свет, услышать его первый крик. Поэтому многие будущие мамы, которым бывает предписано рожать посредством кесарева сечения, просят заменить общий наркоз на эпидуральную анестезию.

Окончательное решение принимают, безусловно, специалисты: акушеры, анестезиологи, педиатры. Ведь осложнения после эпидуральной анестезии возможны не только у роженицы, но и у младенца.

При превышении необходимой дозы анестетика у роженицы могут возникнуть:

  • токсическое воздействие на головной мозг;
  • резкое снижение артериального давления;
  • развитие судорожного синдрома;
  • нарушение дыхательного процесса;
  • остановка сердца.

При недостаточно высокой квалификации специалиста, вводящего анестетик, игла или катетер, используемый при проведении процедуры, может травмировать корешки нервных окончаний спинного мозга. При несоблюдении необходимого уровня стерильности вокруг места введения средства начинается заражение и воспалительный процесс. Очень часто в подобной ситуации начинается септический менингит.

Резкое снижение артериального давления вызывает общую слабость, тошноту, рвотные позывы. В этом случае для стабилизации состояния бывает достаточно коррекции давления при помощи специальных препаратов.
[flat_ab > В случае ошибки при введении анестетика возможен прокол твердой оболочки спинного мозга. Это вызывает сильные постпункционные головные боли и общую слабость. Поэтому бывает предписан постельный режим и абсолютный покой, как минимум на сутки.

При попадании значительной дозы анестезирующего раствора в кровяной сосуд возникает сильная внутрисистемная интоксикация. Травмирование корешков спинного мозга приводит к развитию сильных болей в спине и в позвоночнике. В этом случае возможно также ограничение двигательной активности.

Результаты специальных исследований пока не позволяют дать однозначный ответ на вопрос об опасности влияния эпидуральной анестезии для ребенка. Основные факторы, которые могут вызвать негативные последствия, это:

  • доза введенного анестетика;
  • выбор препарата для обезболивания;
  • продолжительность родового процесса;
  • общее состояние плода на момент введения анестетика и характер внутриутробного развития;
  • вес ребенка при рождении;
  • наличие врожденных заболеваний.

Достоверно известно, что эпидуральный анестетик, вводимый молодой маме при естественных родах, заметно снижает активность ребенка. Это затрудняет его появление на свет, снижает скорость прохождения плода через родовые пути. В этом случае возникает необходимость применения вакуум-экстракции, щипцов и других способов помощи при родах. Это может вызвать серьезные травмы у новорожденного.

Если после введения обезболивающего раствора у женщины начинается сильная дрожь, ребенок испытывает значительный недостаток кислорода. В дальнейшем опасные последствия эпидурального наркоза приводят к возникновению разного рода проблем с грудным вскармливанием.

Применение эпидурального обезболивания при хирургическом вмешательстве проводится для частичного обезболивания отдельных областей тела больного, в дополнение к общему наркозу и для купирования постоперационного болевого синдрома. Анестетики, опиотики и другие препараты, применяемые для наркоза, могут оказывать побочное действие на организм пациента. Конкретные осложнения в этом случае зависят от нарушения дозировки, неправильного проведения процедуры, индивидуальных особенностей состояния здоровья.

Многие осложнения, появляющиеся после эпидурального обезболивания, со временем проходят без лечения или легко устраняются при помощи медицинских препаратов. К ним относятся:

  • дрожь;
  • зуд и мурашки по всему телу;
  • падение артериального давления;
  • частичная или полная обездвиженность;
  • боли в спине;
  • частичное онемение или потеря чувствительности в случае повреждения нервных волокон.

Серьезные проблемы создает обрыв катетера, через который вводится анестетик. В этом случае необходимо провести специальное хирургическое вмешательство, чтобы извлечь обломившийся конец, застрявший в спинномозговом канале.

Ошибка при введении эпидурального укола, приводящая к травмированию кости, вызывает впоследствии сильные боли в области позвоночника и спины. Для их устранения необходим специальный курс лечения.

Головные боли после применения эпидурального наркоза могут иметь различный порог интенсивности. Если они возникают как побочный эффект введенного анестетика, то их легко купировать. Со временем синдром проходит. В случае, когда эпидуральная игла прокалывает твердую спинномозговую оболочку, чтобы избавить пациента от головных болей, приходится проводить пункцию повторно. Когда случайный прокол будет заблокирован, болевой синдром постепенно пройдет.

Возникшие судороги и трудности при отправлении естественных надобностей (особенно при мочеиспускании) поможет устранить прием надлежащих препаратов. Дополнительно назначается курс физиотерапии и других целебных процедур.

Опасное последствие эпидурального наркоза — проникновение обезболивающих веществ в ткани спинного мозга. В этом случае введенные препараты поднимаются по каналу, расположенному вдоль позвоночного столба. Это приводит к нарушению дыхательного процесса и может вызвать недостаток кислорода.

При попадании анестезирующего раствора в цереброспинальную жидкость возникает блокада нервных окончаний спинного мозга — тотальный спинальный блок. В дополнение к нему развиваются повреждения ствола головного мозга. Это серьезное осложнение, требующее проведения специальной реанимации.

Кровотечение в эпидуральном пространстве, вызванное неосторожным обращением с катетером или специальной иглой, может вызвать паралич нижней части тела, потерю двигательной активности. В некоторых случаях помочь пациенту не удается.

Введение анестетика под чрезмерным давлением вызывает нарушение сосудов, проходящих через эпидуральное пространство. Следствием этого является образование и последующее разрастание гематомы. Для ее устранения требуется медицинская помощь.

источник