Меню Рубрики

Состав корма для форели в кала ранта

Популярность кормов для радужной форели обусловлена тем, что с 1973 до 2006 года доля этого вида на рыбном рынке РФ постоянно увеличивалась. Россия находится на 6 месте в Европе по производству форели. Климатические условия и экологические характеристики позволяют выращивать эту рыбу с использованием многочисленных рек и ручьев, протекающих по стране.

В настоящее время разведение форели реализуется на том же уровне, что и карпа. Разница в основном касается рынков сбыта. Спрос на форель радужную сохраняется в стране круглый год, а карп — это рыба, чаще всего употребляемая в пищу сезонно. По причине популярности данных видов рыбы корма существуют для них самые разнообразные.

Форель относятся к семейству лососевых. В РФ наиболее распространенным видом является радужная форель. Она относится к водным обитателям, устойчивым к температурным изменениям среды, и характеризуемым быстрыми темпами роста. Неблагоприятной особенностью является ее чувствительность к вирусным заболеваниям. Как правило, разведение ее осуществляется недалеко от рек, ручьев или потоков с быстрым течением и холодной водой.

В специальных прудах особи подготавливаются к нересту. Срок начала этого процесса зависит от температуры, солнечного освещения и других природных характеристик мест обитания. Рыба, как правило, живет от 3 до 5 лет, а соотношение полов составляет 1 особь мужского пола на 5-10 самок. Созревшие для размножения самки и самцы отбираются. Обращается внимание на массу их тела и состояние здоровья. За раз от самки можно получить около 2000 икринок. Количество зависит от размера особи (на кг массы тела рыбы приходится около 1500 икринок).

Самки радужной форели достигают половой зрелости в возрасте 3 лет, а самцы — 2 лет. Нерест в хозяйствах продолжается с мая до сентября.

Развитие икры проходит в инкубаторах. Это помещения, в которых находятся специальные аппараты, где поддерживаются допустимые условия окружающей среды.

В хозяйствах применяются различные инкубаторы. Любой из них поставляет достаточное количество обогащенной кислородом, чистой воды без взвешенных веществ и загрязнений. Налет в грязной среде окружает икру, лишая ее доступа кислорода, а также создает идеальные условия для развития болезнетворных микробов. По этой причине состав корма для форели подбирается таким образом, чтобы он не оседал в воде.

Стоит обратить внимание на скорость потока воды, протекающего среди оплодотворенных икринок. Слишком медленный поток приводит к недостаточной оксигенации, а слишком быстрый может вызвать явление турбулентности, что мешает развитию икринок. Каждый из аппаратов имеет крышку, защищающую икру от доступа прямого света.

Продолжительность инкубации зависит от температуры воды. Поддержание температуры от 4 до 10°C позволяет получить мальков спустя 34 дня.

Мальки из инкубационных аппаратов и кабельных лотков перемещаются в новую среду. Отбирается на этом этапе форель весом не менее 40 гр. Корм для малька форели должен быть сбалансированным. Чаще всего потомство появляется ранней весной.

Мальки после достижения определенной массы тела переносятся в новые емкости. Там они содержатся до того времени, пока их вес не достигнет 200-500 грамм. Весь производственный цикл длится два года.

Форель откармливается в продольных прудах размерами 25×5 м с глубиной выше метра. Приток и отток защищаются мелкой сеткой, не позволяющей выбраться рыбе наружу. Сетку необходимо часто чистить, так как на ней оседают водоросли и листья, что затрудняет приток свежей, обогащенной кислородом воды.

Иногда разводят этот вид рыбы непосредственно в проточной реке или источнике, устанавливают только сетки, препятствующие побегу рыбы. Этот тип решения не гарантирует соответствующего качества содержания форели, а также может создать угрозу безопасности в случае интенсивного производства. Есть рыбоводческие артели, ориентированные на разведение форели только определенного возраста. Однако наибольшая эффективность наблюдается в хозяйствах, специализирующихся на производстве рыбы всех стадий ее развития.

Состав корма для форели обязательно является сбалансированным. Он удовлетворяет спрос рыбы на компоненты, такие как белок, жир, углеводы, минеральные вещества и витамины. Корм для рыбы форели в гранулированном виде животного происхождения пользуются особой популярностью. Речь идет о мясе, субпродуктах и животном жире. Встречается и использование стартовых кормов для форели на основе муки, отрубей пшеничных, дрожжей.

При определении дозировки необходимо учитывать такие факторы, как температура воды, масса тела рыб, содержание в воде кислорода, рН воды. Большую роль играет качества корма для форели.

Важным фактором, влияющим на темпы роста, является частота кормления. Чем моложе рыба, тем чаще нужно ее кормить. Малькам после появления на свет необходимо давать еду каждые полчаса. Корм для форели постарше может предоставляться два раза в день. Подача может осуществляться вручную или механически с помощью специальных автоматов. Преимуществом автоматической подачи корма для форели является снижение времени и трудоемкости. Недостаток состоит в ограниченности контроля над состоянием здоровья рыбы.

Кормление живой пищей очень популярно. Для форели оно имеет много преимуществ. Это естественный способ питания рыбы, который повышает ее жизнеспособность. Обеспечение сбалансированного и сытного питания очень важно. Ассортимент живых кормов достаточно большой, но выбрать подходящую пищу не всегда просто. К примеру, нередко используются с этой целью красные личинки комаров. Они имеют характерную красную окраску, что связано с содержанием кислорода. Рыбы этот корм любят, а благодаря красному цвету сразу подмечают. В прохладном месте личинок можно хранить от одной до двух недель.

Популярностью пользуются корма «Биомар» для форели. Этот производитель – один из лидеров на данном сегменте рынка. Он выпускает больше 30 разновидностей кормов для различных видов рыб.

Форель на сегодняшний день разводят, как правило, в бассейнах, природных водоемах и в специальных системах, созданных искусственно. Важно, чтобы рыба обязательно получала сбалансированное питание. Это напрямую влияет на скорость ее развития. Форель является хищником. Кормовые смеси для нее используются особые. В них обязательно содержится каротин. Примечательно, что изначально мясо этой рыбы не обладает красноватым оттенком – окрашивает его именно этот элемент.

Как правило, корм используется влажный или сухой. Популярностью у заводчиков пользуется гранулированный. На набор массы рыбы 1 кг требуется около 2 кг сухого корма. Если речь идет о влажном корме, его требуется около 6 кг. При этом даже эффективное кормление не приносит особых результатов, если нет подходящих обстоятельств. Необходимо, чтобы вода была с достаточной концентрацией кислорода.

Обычно импортный корм стоит около 2 долларов за 1 кг. Примерно в день одна взрослая особь поедает пищу в объеме 10 % от массы своего тела. Впрочем, на этот показатель напрямую влияют условия ее содержания. Вопреки расхожему мнению, опасно давать слишком много еды форели. Это может привести к замедлению ее роста. Выгоднее всего разводить годовалых рыб, вес которых превышает 250 г. Молодых особей необходимо кормить около семи раз в сутки, а взрослых – не больше 4 раз за день.

Стоит учитывать, что данная рыба очень хорошо адаптируется к различным условиям. В зависимости от окружающей среды она способна менять свою окраску. Не только в разных водах, но и в одном потоке, можно найти рыбу, отличающуюся по цвету от других. Форель часто выращивают в искусственных водоемах, потому что в естественной среде выживает только около 10 % мальков.

Размножение в естественной среде происходит весной, но на рыбоводческих фермах оно может происходить круглый год.

Для подбора корма необходимо учитывать условия, в которых разводится этот вид рыбы. Рекомендуется использовать рыбную муку (до 50 % рациона), а также молоко (обезжиренное, сухое), кровяную или костную муку. Форель должна потреблять много белка, особенно молодь. В кровяной муке этот компонент не вполне полноценен, что требуется учитывать заводчикам.

Кроме того, можно добавлять в корм рыбе жмых и шрот (льняной, подсолнечниковый и так далее). Однако не рекомендуется давать ей хлопчатниковый жмых из-за наличия в нем ядовитых примесей. Обязательно нужно добавлять в рацион кормовые дрожжи, являющиеся источником многих витаминов.

источник

В рамках мероприятий по сохранению водных биологических ресурсов в Братское водохранилище выпустили 485 тысяч штук подрощенной молоди омуля. Только в текущем году в водоем выпущено 100 тысяч штук подрощенной молоди байкальского омуля. В последующие годы работы по выпуску рыбы планируется продолжить. Об этом сообщили в пресс-службе правительства Иркутской области.

Программа дает свои результаты – рост популяции омуля в Братском водохранилище отмечают как рыбаки, осуществляющие промышленный вылов, так и рыбаки-любители, местные жители.

– С одной стороны, это способствует созданию самовоспроизводящейся в притоках водохранилища популяции омуля, что позволяет его промышленный и любительский лов в условиях снижения запаса рыбы в озере Байкал. С другой стороны, рыба может быть использована для восстановления численности в Байкале. Учитывая, что темп роста байкальского омуля в Братском водохранилище практически в два раза выше, чем в озере Байкал, а его половое созревание наступает на 3 – 4 года раньше, в водохранилище можно практически в два раза быстрее создать полноценное маточное стадо рыбы, способное стать «донором» для Байкала, – отметил заместитель министра сельского хозяйства Приангарья Николай Дмитриев, сообщает газета «Областная».

Власти Карелии поддерживают разведение форели в регионе. Глава Минсельхоза поручил специалистам проработать вопрос компенсации затрат на приведение хозяйственной деятельности рыбоперерабатывающих предприятий в соответствие с требованиями природоохранного законодательства.

В декабре текущего года «Карельская форель» планирует запустить собственный цех по глубокой переработке рыбы и засолки икры в поселке Лумиваара Лахденпохского района. Другое хозяйство этого же района — «Кала-Ранта» готовится к открытию нового цеха по переработке рыбы уже в сентябре.

Не позднее ноября будет построен цех по потрошению и охлаждению рыбы мощностью 10 тонн в сутки хозяйства «Гонганалицкое» в Пряжинском районе, пишут «Невские Новости».

Причиной произошедшей в конце июля массовой гибели рыбы в реке Изяк в Благовещенском районе Башкирии стали пуско-наладочные работы на АО «Полиэф» (Башкирия, входит в «СИБУР») и дожди, считает глава СИБУР Дмитрий Конов.

Ранее сообщалось о зафиксированной в конце июля текущего года массовой гибели рыбы в реку Изяк в Благовещенском районе Башкирии, куда попали стоки предприятия АО «Полиэф». В связи с инцидентом Роспотребнадзор проводит проверку безопасности водоемов Благовещенского района, а также исследования на водозаборах Уфы, передает Интерфакс.

По данным Росрыболовства, за последние восемь лет производство чёрной икры в РФ выросло более чем в три раза. Минсельхоз озвучивал другую статистику: ежегодный объём производства чёрной икры в России теперь составляет около 50 тонн.

Однако участники рынка опровергают эту информацию, роста на икорном рынке за последние несколько лет не отмечено. Так, за 2018 год в России произвели и продали около 30 тонн чёрной икры, примерно такие же объёмы наблюдались и в предыдущие годы.

Рынок отечественной чёрной икры развит плохо потому, что у неё практически нет потребителя. Материально обеспеченные гурманы предпочтут ей более качественную иностранную — из Ирана, Франции, Италии. Рядовые потребители, которые просто хотят побаловать себя деликатесом, купят более дешёвую, китайскую (она часто продаётся под видом российской). Об этом рассказал News.ru Александр Фомин, президент Всероссийской ассоциации рыбохозяйственных предприятий, предпринимателей и экспортёров.

Президент Всероссийской ассоциации рыбохозяйственных предприятий, предпринимателей и экспортеров (ВАРПЭ) Герман Зверев заявил, что Россия потеснит Китай на европейском рынке в том случае, если отечественные рыбаки увеличат производство минтая. Тем самым возрастет количество поставляемой продукции в Европу, а также уменьшатся поставки из «Поднебесной».

С 26 по 29 июля в Республике Карелия с официальным визитом находилась делегация португальской компании SOJA DE PORTUGAL, специализирующейся на производстве традиционных рыбных кормов, охватывающих полный жизненный цикл морских и пресноводных видов рыб.

27 июля в программе визита состоялся осмотр рыбоводного предприятия индивидуального предпринимателя Николая Федоренко в п. Березовка Кондопожского муниципального района. Николай Владимирович Федоренко – один из самых опытных и успешных рыбоводов Карелии, который занимается выращиванием радужной форели более 20 лет, продукция предприятия известна не только в Карелии и регионах страны, но и за ее пределами.

Специалисты компании осмотрели садковое хозяйство, расположенное в Кондопожской губе Онежского озера, цех по переработке рыбы, а также объекты, которые могли бы быть в дальнейшем задействованы под размещение предприятия по производству рыбных кормов. Николай Федоренко подробно ознакомил делегацию с производственными мощностями предприятия, представил планы развития и внедрения новейшего оборудования

28 июля был выезд в Лахденпохский муниципальный район, где специалисты посетили предприятие АО «КАЛА-РАНТА», занимающимся товарным рыбоводством и ЗАО «Вирта», специализирующемся на производстве посадочного материала.

В настоящее время компания «Вирта» — крупнейшее в Европе предприятие по производству малька форели с использованием установки замкнутого водоснабжения (УЗВ). Общая производственная мощность ЗАО «Вирта» составляет 17 миллионов штук малька радужной форели в год.

Компания является основным поставщиком посадочного материала для рыбных хозяйств северо-запада Российской Федерации.

Специалисты компании SOJA DE PORTUGAL высоко оценили потенциал Республики Карелия в товарном рыбоводстве, выразили желание продолжить сотрудничество в данной сфере, в частности по организации поставок рыбных кормов в Республику Карелия и организации совместного производства на территории Республики Карелия.

Во время встреч с рыбоводами обсуждены проблемы, тормозящие развитие производства товарной аквакультуры.

Обеспечение ветеринарной безопасности при выращивании товарной рыбы, создание российской индустрии производства кормов и рыбопосадочного материала, научное обеспечение и сопровождение работы отрасли, вход в сетевую розницу и доступность кредитных ресурсов остаются актуальными вопросами, тормозящими дальнейшее интенсивное развитие предприятий товарной аквакультуры. Эти темы обсуждались во время посещений делегацией Росрыболовства рыбоводных компаний Республики Карелия – одного из самых благополучных и перспективных регионов для индустриального выращивания форели.

Только за последние пять лет объемы производства форели в садковых хозяйствах увеличились более чем в 2 раза и достигли по итогам 2015 года почти 18 тыс. тонн. Суммарная проектная мощность годового выращивания действующих хозяйств составляет 35 тыс. тонн разновозрастной рыбы. В Карелии товарной аквакультурой занимаются 54 хозяйства.

Так, в рамках рабочей поездки в Карелию заместитель министра сельского хозяйства РФ – руководитель Росрыболовства Илья Шестаков посетил форелевое хозяйство «Тари-Бари», где осмотрел производственные береговые мощности и встретился с коллективом предприятия. Компания занимается выращиванием – от стадии личинки в инкубационном цехе до товарной рыбы – и переработкой радужной форели, производством икры. В ходе встречи глава Росрыболовства обсудил с рыбоводами вопросы импортозамещения в области рыбопосадочного материала и обеспечения лекарственными препаратами. Так, до 2012 года собственное производство посадочного материала в Республике Карелия составляло порядка 25%, остальной объем поставлялся из Финляндии и других стран. Ситуация начала меняться после ввода в эксплуатацию в 2013 году инкубационно-вырастного комплекса «Вирта», входящего в ЗАО «Кала-Ранта», мощностью 12,5 млн штук малька и в 2014 году – инкубационно-вырастного цеха ООО «Карелпродактс» мощностью 2,5 млн штук посадочного материала.

Читайте также:  Видеть во сне смывать кал

Во время визита на «Карелпродактс» делегация Росрыболовства в сопровождении представителей администрации республики ознакомились с производственным процессом инкубационно-вырастного завода по выращиванию малька радужной форели и посетили садковые модули, расположенные в акватории Ладожского озера, в которых малек доращивается до товарной рыбы (производственная мощность до 200 тонн в год). В ходе экскурсии отмечено, что работа рыбопитомника базируется на поставках живой икры на стадии «глазка» из-за границы, при этом отсутствует собственная селекционная работа в республике, что формирует высокую степень зависимости от качества завозимой инкубируемой икры. В связи с этим актуальна проработка вопроса по проведению селекционных исследований на генетическом уровне, решение вопросов профилактики и лечения рыб.

На одном из крупнейших карельских предприятий «Кала-Ранта» были озвучены проблемы, с которыми сталкивается компания при планировании дальнейшего развития. В частности, это вопросы доступности кредитов, сбыта и взаимодействия с ритейлом, предоставления земли под производственные нужны. Компания работает с 2003 года, на данный момент «Кала-Ранта» является полносистемным хозяйством по выращиванию радужной форели от инкубации икры до товарной рыбы и собирается развиваться дальше. В настоящее время разработана проектно-сметная документация по строительству второй очереди перерабатывающего цеха в хозяйстве ЗАО «Кала Ранта», предусматривающая глубокую переработку товарной форели. Мощность цеха позволит перерабатывать не менее 2 тыс. тонн товарной рыбы в год, планируемый срок ввода в эксплуатацию – осень 2017 года. В планах компании расширить как производство форели, так и видовой состав выращивания рыбы, в частности арктического гольца и сига.

источник

Часовой пояс: UTC + 4 часа [ Летнее время ]

Версия для печати Пред. тема | След. тема
Автор Сообщение
Наталья Сулимова
Администратор сайта

Зарегистрирован: Ср май 03, 2006 2:01 am
Сообщения: 1285
Откуда: Санкт-Петербург

В маленьком поселке в Карелии организовано самое крупное форелевое производство в России

В маленьком карельском поселке Куркиёки перестали пить и заговорили о новой жизни. И всё из-за рыбы. В коровнике построили бассейн и выпустили мальков форели. Теперь люди с сачками уверены, что накормят рыбой не только Петербург, но и Европу.

Её готовят к погрузке несколько человек с сачками. Нужно действовать аккуратно – каждая тушка форели килограмма в полтора стоит почти триста рублей; а до этого её нужно ещё выращивать почти три года. В последний путь – там, на берегу, уже ждёт грузовик – ещё живую рыбу отправляют по льду на снегоходе.

В маленькую карельскую деревню Куркиёки новая жизнь пришла, когда здесь появилось рыбное хозяйство, на базе бывшего маслозавода, который давно не работал. Местные жители просто спивались – заработка, кроме выручки от продажи молока и мяса, нет. Но скотину держат только единицы. Сейчас руководители завода трудоустроили около тридцати процентов населения. Всё началось с реставрации старого коровника. Теперь здесь бассейны с мальками форели. Профессиональные рыбоводы называют их ласково – посадочным материалом.

Тимур Газимагомедов, директор хозяйства: «Всё разрушено было, сейчас зарождается. Местные учувствуют. У нас всего двадцать восемь человек работает. Двадцать из них – местные жители».

В цехе, как в операционной, идеальная чистота. Этого требует дорогое оборудование, которое только-только начинают осваивать работники предприятия. Поэтому среди дипломированного персонала – а таких единицы – большая текучка. Тот, кто забывает мыть руки и делать регулярную влажную уборку, три раза в день, как правило идут работать в соседний свинарник – больше некуда.

Всеми процессам на заводе руководит всего один человек, и только изредка выходит в цех – проведать своих подопечных. А так – всё происходит по щелчку компьютерной мыши. Ну, вот сейчас, например, самое время покормить посадочный материал.

Обороты пока небольшие, но это самое крупное, а теперь ещё и современное рыбное хозяйство в России и ближайшей Европе. Пока что форель, выращенную здесь, продают в основном в Петербурге и окрестных деревнях. Через пару лет, здесь появится и собственное перерабатывающее производство. География поставок расширится, а цена станет гораздо ниже. Кроме того, что это очень вкусная рыба, в форели содержится огромное количества витамина Б12. Учёными доказано, она может лечить от таких серьёзных болезней, как анемия.

Корреспондент «Пятого канала» Аркадий Назаренко.
http://www.5-tv.ru/news/18435/

Активист ZonaFish

Зарегистрирован: Сб фев 14, 2009 3:25 pm
Сообщения: 2083
Откуда: Ропша

Администратор сайта

Зарегистрирован: Ср май 03, 2006 2:01 am
Сообщения: 1285
Откуда: Санкт-Петербург

Зарегистрирован: Ср фев 28, 2007 7:13 pm
Сообщения: 6
Откуда: PTZ

Активист ZonaFish

Зарегистрирован: Пт фев 13, 2009 5:21 pm
Сообщения: 814
Откуда: Volgograd

Администратор сайта

Зарегистрирован: Ср май 03, 2006 2:01 am
Сообщения: 1285
Откуда: Санкт-Петербург

Активист ZonaFish

Зарегистрирован: Пт фев 13, 2009 5:21 pm
Сообщения: 814
Откуда: Volgograd

Странно вот по какой причине:
согласно этому документу: http://petrozavodsk.ru/news/91538.html совсем недавно, в 2008 году, генеральным директором ЗАО КАЛА-РАНТА был Оксаниченко Владимир Владимирович, которого за большие заслуги даже чем-то там наградили.

Теперь давайте по-порядку:
1. Что такое ЗАО? Закрытое акционерное общество (общепринятое сокращение — ЗАО) — акционерное общество, акции которого распределяются только среди учредителей или заранее определенного круга лиц (в противоположность открытому).
Акционеры такого общества имеют преимущественное право на приобретение акций, продаваемых другими акционерами. Число участников закрытого акционерного общества ограничено законом. Как правило, закрытое акционерное общество не обязано публиковать отчётность для всеобщего сведения, если иное не установлено законом.Закрытое акционерное общество — акционерное общество, акции которого могут переходить от одного лица в собственность другого лица только с согласия большинства акционеров, если иное не оговорено в уставе общества.Особенности регистрации ЗАО
Закрытое акционерное общество (ЗАО) в России традиционно имеет более высокий статус, чем ООО. После регистрации предприятия в качестве ЗАО, его акции в обязательном порядке регистрируются в Федеральной Службе по Финансовым рынкам. В отличие от ООО, акционер ЗАО не имеет прав на имущество и активы акционерного общества при выходе из ЗАО. В этом случае, выходящий акционер может только продать акции ЗАО по их рыночной стоимости. Такое положение вещей позиционирует ЗАО, как более защищенное предприятие по сравнению с ООО, так как возможность для отдельного акционера «урвать» какое-либо имущество предприятия минимальна.
Для регистрации ЗАО необходимо подготовить информацию для учредительных документов — это сведения об учредителях, сведения о банке, в котором планируется открывать счет для ЗАО, название и адрес регистрируемого предприятия, а также сведения об исполнительном органе и главном бухгалтере.Последний этап регистрации – это выпуск акций ЗАО. Не позднее, чем через месяц после регистрации ЗАО, нужно предоставить необходимые документы для государственной регистрации эмиссии акций. Это – Устав, свидетельство о регистрации ЗАО, договор о создании ЗАО, протокол учредительного собрания, свидетельство о постановке на налоговый учет, имя главного бухгалтера, а также решение и отчет о выпуске акций ЗАО, анкета эмитента и протокол собрания участников. Все документы подписываются руководителем, скрепляются печатью ЗАО и предоставляются в ФСФР. В эмиссии акций может быть отказано в случае, если ФСФР обнаружит несоответствия в представленных документах, и они не будут исправлены в 30-дневный срок. При обнаружении нарушений ФСФР направляет на юридический адрес ЗАО уведомление о выявленных несоответствиях. По истечении 30-дневного срока, если эти несоответствия не были исправлены, ФСФР отказывает в регистрации эмиссии акций предприятия.
Регистрация ЗАО обходится в 3-4 раза дороже, чем регистрация ООО так как на эмиссию акций необходимо затратить некоторые средства.

2. Согласно этому документу: http://www.gov.karelia.ru/gov/Leader/Pr . _agro.html «. в 2007 году в план по реализации приоритетного национального проекта «Развитие АПК» включено 9 объектов в предприятиях по осуществлению промышленного рыбоводства: ЗАО «Кала-Ранта» подготовлен инвестиционный проект — создание современного предприятия по выращиванию товарной рыбы и посадочного материала (мальков) форелевых пород. Заключен кредитный договор с ОАО «Сбербанк» и получен кредит на сумму 12,0 млн руб. » Если кредит на 12 млн, то представьте какова должна быть стоимость обеспечения этого кредита? Кроме того, согласно http://www.sbrf.ru/ru/press_center/all/ .

3. Согласно этому: http://e-disclosure.fcsm.ru/content/view/610437525/96/ ЗАО КАЛА-РАНТА за весь период своей деятельности — с 2003 по 2009 год, выпустило всего 100 акций номинальной стоимостью 100 рублей на общую сумму 10 тыс. рублей.
То есть уставной капитал ЗАО КАЛА-РАНТА составляет всего 10 тыс. рублей и распределен между всеми акционерами ЗАО.

Теперь может кто-то, кто не видит в этом ничего странного, попробует объяснить, каким образом, при уставном капитале в 10 тыс. рублей возможно получить кредит в Сбербанке в 12 млн. рублей и привлечь еще помимо этого для строительства инвестиционный кредит в 50 млн. рублей?

источник


Садковое хозяйство в заливе Найсмери

У офиса форелеводческого хозяйства «Кала-Ранта» крутятся кошки. В старом поселке на берегу Ладоги они самые коренные жители. Им неплохо жилось еще при шведах, когда здешнего лосося поставляли к королевскому двору. Местных кошек гладил будущий президент Финляндии, Реландер. Он уехал в Хельсинки, а кошки остались уже при советских колхозах. Сейчас кошкам снова повезло. Красной рыбы в Ладоге совсем мало, сельское хозяйство в полном упадке, а у них 11 лет под боком та самая «Кала-Ранта», в переводе с финского – «рыбный берег».

– Название у вас – не то, что у развалившихся местных совхозов, «Застав» и «Красных Зорь». Хотя сразу и не поймешь, что это российское предприятие, – обращаемся мы сразу к двум директорам «Кала-Ранты».

– Звучит может и непривычно, но в Приладожье это не кажется чем-то чуждым, – отвечает за обоих Евгений Васильевич Проворов. – Поначалу и нам казалось: об одно название язык сломаешь, другое смех вызывает. Сейчас и выговариваешь, и как будто бы все так и есть. Вообще, места исторические, здесь по-другому даже странно называть. Поэтому у нас и заводы – «Вирта» («Водопад»), и «Кала-Ранта» вот. И звучит же.

Звучит. «Вирта» – заводы по выращиванию малька в Куркиёки и Соскуа. Собственно «Кала-Ранта» – это садковое хозяйство в заливе Найсмери. Оттуда рыбу везут в поселок Отсанлахти.

– Без труда, как говорится, не вытащишь и рыбку из пруда. Насколько сложно делать из этого бизнес?

– Сельское хозяйство – это тот бизнес, где, скажем так, не заработаешь длинный рубль за короткий промежуток времени, – объясняет генеральный директор с пышным именем Тимур Магомедрасулович Газимагомедов. – Инвесторы не хотят вливать огромные деньги, которые непонятно когда окупятся, и окупятся ли в российских условиях вообще. Но если брать именно наш бизнес, то он выгоден.

Ладожская форель в основном увозится в Петербург и другие крупные города. В местных магазинчиках ее найти сложно – нужны специальные витрины со льдом. Розничные покупатели сами звонят в офис, делают заявки и два дня в неделю могут забирать заказанную рыбу. Но главный покупатель «Кала-Ранты» – сами форелеводческие хозяйства. Это крупнейший поставщик посадочного материала (то есть малька) в России.


Резервуары для выращивания малька

– Подобных заводов, которые могут выращивать в год до 12 миллионов мальков, у нас не было. Если говорить о Карелии, то в предыдущие десятилетия процентов 70-80 посадочного материала приходило из Финляндии. А это значит – таможенные дела и не всегда лучшее качество. Да и с точки зрения обеспечения ветеринарной безопасности важно, когда посадочный материал выращивается в пределах республики. Так его проще контролировать.

В Карелии 50 форелеводческих хозяйств. Общая потребность в мальке составляет порядка 20 миллионов штук в год. Сейчас «Кала-Ранта» двумя своими заводами обеспечивает половину этой потребности. Вторая половина продолжает поступать из-за границы. А вот саму икру даже в Куркиёки привозят из Англии.

– А почему вашу икру есть можно, а выращивать из нее рыбу нельзя?

– Это уже другое направление. Работа с маточным стадом – значит не просто вырастить крупную рыбу и сдоить с нее икру, это вопрос селекционного отбора, генетического отбора. По уровню квалификации выращивание товарной рыбы стоит на первой ступени, потом идет разведение посадочного материала, а маточное стадо – высшая ступень. В России поставщиков нормального племенного материала, к сожалению, на сегодняшний день нет. Дело в том, что вопрос обеспечения икрой и вообще содержания маточного поголовья не коммерческий. Если бы мы построили такой завод, выращивали бы там и продавали икру, это было бы заведомо убыточное предприятие. Поэтому мы вынуждены приобретать все это за границей, в английской компании, которая работает с шестьюдесятью странами мира, занимается этим еще с сороковых годов.

Вслед за Тимуром Расуловичем одеваем бахилы. На мальковом заводе свежесть и акустика, как в бассейне. Стеллажи с лотками – инкубаторы, куда закладывается икра. Там уже проклюнулись мальки. Мальков постарше пересаживают в большие круглые резервуары в соседнем цеху. Над резервуарами ходит по рельсам автоматическая кормилка. Людей почти нет. Директор с гордостью за высокие технологии тыкает пальцем в монитор:

– Задается программа, и необходимую порцию корма она распределяет. Здесь максимальная автоматизация. Малька держат до 5-10 граммов. От стадии икры это 3-4 месяца. Потом достают и перевозят в залив, в садки.


Автоматическая система кормления

В советское время рыбу выращивали в проточной воде. На мальковых заводах «Кала-Ранты» вода берется из скважины, очищается и используется повторно. В ней нет паразитов и инфекций, и само производство не загрязняет природу. А вот садковое хозяйство тревогу экологов вызвать может.

– В Финляндии форелеводческие хозяйства с внутренних водоемов переносят на Балтику. Может быть, и вам стоило сразу осваивать морское побережье, а не озеро?

– У них очень жесткие экологические требования. Но одно дело Ладога, а другое – лесное озеро. Объемы рыбы, которую можно выращивать, разные. Потенциал северо-западной части Ладоги, по разным оценкам, составляет от 5 тысяч до 15 тысяч тонн.

– То есть можно еще строить заводы, не боясь экологической катастрофы?

– Да. А использование небольших водоемов надо жестко регулировать, – Тимур Расулович подходит к карте. – Вот как раз карта рыбоводного хозяйства. Наша Карелия – край тысячи озер. Но если посмотреть, то хозяйства расположены в основном на Онежском озере и Ладоге. Тут и условия по глубинам, по температуре воды подходящие, и сравнительная доступность. И вот еще что. Мелкие финские производители не в состоянии конкурировать с Норвегией, у которой крупные производства на море.

В кабинет заглядывает секретарь с проблемой: сотрудник Роспотребнадзора настаивает, что лично должен был присутствовать при вылове рыбы на пробы. А рыбу уже выловили, и немало. Тимур Магомедрасулович уходит. А мы как раз задумываемся о потребителях.

– Про импортную красную рыбу пишут, что она слишком красная. Причина – в кормах с красителями, которые могут быть опасны для здоровья, – спрашиваем мы Евгения Васильевича.

– Содержат же люди корову или поросенка. В идеале, конечно, он должен есть зелень, картошку, но даже в собственном хозяйстве используются комбикорма. И люди считают, что у них хорошее мясо. Мы используем достаточно дорогие корма, и многие оптовые покупатели говорят, что наша рыба вкуснее. Кстати, мы, руководители предприятия, сами едим эту рыбу, кормим свою семью, детей. Если бы это было опасно, этого бы не делали люди, которые владеют всем этим, правильно?

– «Кала-Ранта» проводит конкурсы для школьников на экологическую тему, в защиту ладожской нерпы, например. А если по-взрослому: поддерживаете ли вы идею создания национального парка «Ладожские шхеры»?

– Наверное, нацпарк должен в том или ином виде существовать, но при этом надо все-таки разумно подходить к сохранению тех предприятий, которые работают на этой территории…

– Так вашему предприятию угрожает создание национального парка или нет?

– Заводам по выращиванию малька он никоим образом не угрожает, потому что там замкнутый цикл водоснабжения. Но садковое хозяйство расположено в заливе, и если оно попадет в границы парка, то, соответственно, любое рыборазведение там запрещено.


Проклюнувшийся малек

– Как бы то ни было, в загрязнении вод наверняка преуспевает поселок. Насколько опасны для вашего производства сточные воды из Куркиёки?

– Стоки, в любом случае, негативно влияют. Здесь ведь толком нет никакой канализации… но мы на достаточном расстоянии находимся. Вот все говорят: рыбное хозяйство, вред, – Евгений Васильевич, увлекшись, начинает оправдываться. – Но у нас люди зачастую больше мусора оставляют, чем само рыбное хозяйство. Уже стереотип сложилс: нам Ладога нужна. А не надо забывать о том, что предприятие – это рабочие места, оно, извините, предоставляет работу порядка ста десяти людям. А это и отчисления в район НДФЛ. В отличие от многих предприятий, которые регистрируются за пределами Лахденпохского района, мы зарегистрированы здесь. Да, наверное, было бы хорошо, чтобы мы все жили, отдыхали, купались, рыбу ловили, ягоды собирали. Но при этом еще надо на что-то жить людям.

Обычный спор: одни за экологию, другие за рабочие места. У вернувшегося после разговора с Роспотребнадзором Тимура Расуловича спрашиваем как раз о рабочих местах.

– Много ли у вас работников из местных?

– Чтобы это все работало, для этого нужны квалифицированные специалисты. Но надо сказать, что персонал практически весь местный. Человек приезжий должен еще укорениться, а в отсутствие инфраструктуры… Да, любить природу можно (мы невольно заглядываемся на шхеры, красоту которых можно оценить прямо из окна офиса), но когда ты по пыльной дороге идешь пешком, потому что нет автобуса, он там не ходит – это накладывает определенные трудности. Когда впервые здесь побываешь, хочется сказать: «О, красота, я хочу здесь жить!». А потом, когда сталкиваешься с ежедневными трудностями, мнение немножко меняется. Поэтому, конечно, местные жители, – я когда местные говорю, имею в виду не только Куркиёки, но и весь район, – предпочтительнее. Хотя у нас и те специалисты, которые переехали сюда, осели уже. Приехали сюда с семьей, здесь живут.

– А местные обучаются как-то дополнительно?

– У нас работает женщина, молодая бабушка. Имея внуков, она пошла учиться в вечернюю школу, а сейчас будет заочно поступать в петрозаводский университет. Казалось бы, уже жизнь прошла, а она только начинает жить. Есть у нас и такие примеры.


Во дворе многоквартирного дома в поселке Куркиёки

– Вы недавно построили второй завод. Дальнейшее расширение планируется?

– Нет, не планируется, – Тимур Расулович не слышал аргументов коллеги относительно национального парка. – В плане заводов по выращиванию малька надо, чтобы устойчиво работало то, что есть. В остальном требуется оснащение высокотехнологичным оборудованием. Вот судно мы сейчас строим в Одессе для обеспечения перевозки грузов. Оно будет ходить между площадками и развозить корма. Пока это делается на лодчонках. Вопрос стоит так, чтобы инвестиции приводили к автоматизации, к механизации. Сейчас кормление рыб происходит там вручную. Поэтому следующая ступень – это обеспечение таким оборудованием, которое позволяет ручной труд заменить автоматикой.

– То есть рабочих мест, наоборот, даже меньше станет?

– Понятное дело. У нас же бизнес. Задача не в том, чтобы обеспечить рабочими местами людей, а в том, чтобы получить прибыль. Мы же не собес и не пенсионный фонд. И это наша цель – сократить людей. Потому что человеческий фактор создает определенные трудности и проблемы, а механизация гарантированно обеспечивает те задачи, которые мы ставим. Квалификация персонала, разбрасывающего корм, вроде низкая, но ответственность – высокая. Можно взять мешок и вот так высыпать, – Тимур Расулович, видимо, заговорил на больную тему, и активно сопровождает свои слова жестами, – а можно с учетом поедаемости и прочего. Но мы же знаем, как люди относятся. Это тот самый человеческий фактор. Одного-двух еще можно подобрать, которые будут относиться к процессу ответственно.

Мы пытаемся уточнить, сколько человек может попасть под сокращение. Получается, что до сорока.

– Знаете, говорят: «рабочие места, рабочие места». Взять Куркиёки, к примеру. Да, практически сплошная безработица. Но при этом у каждого второго желания изменить жизнь к лучшему, пойти работать, приложить какие-нибудь усилия – этого нет. Мало того, у них дети растут, видя, как родители не работают. Активная часть населения, как правило, либо выехала отсюда в поисках лучшей жизни, либо как-то пристроилась, а другая, немалая часть населения – они в этих домах перекошенных живут, бурьян вот такой окна уже закрывает, они даже скосить возле своего окна этот бурьян не хотят. Они картошку во дворе не хотят сажать! И такое население, понятное дело, оно спивается, оно вымирает. Громкие слова: «занятость населения», «рабочие места»… Знаете, всем наплевать на то, что оно спивается… Наплевать! Туда ему и дорога – именно так у нас государство относится. А бизнес не может брать на себя социальную нагрузку. Для этого есть государство. Для этого есть целые штаты, пятиэтажные здания, которые заполнены, все эти кабинетики – это их задача. А задача бизнеса – это строить свой бизнес, выпускать продукцию.

– И все-таки вы создали свой благотворительный фонд…

– Да, но, по большому счету, это не наша работа. Это не наша работа! Мы не можем подменять государственные социальные службы. Но мы вынуждены этим заниматься, чтобы обеспечить минимум комфорта для своих собственных сотрудников в первую очередь.

– То есть ваши акции – это не пиар, чтобы расположить к себе население?

– Население… золотом их обсыпай, все равно найдутся недовольные. Работает у нас семьдесят человек местных жителей, имеют они стабильную зарплату, кормят свои семьи – вот это пиар.

– А воруют ли у вас на производстве?

– У нас был такой человек, в среднем у него где-то тысяч сорок пять зарплаты выходило. Это очень достойная зарплата для рабочего. Уличили его. Это же психология у людей еще советская: отношение к частному как к государственному. Государственное – это общее, а частное – тем более. «Ух, гад, ух, буржуй проклятый. Я тут сижу, бурьяном зарастаю в серой избе, а ты ездишь на такой машине». Они же так мыслят – основная масса, скажем так, граждан, которые здесь живут. Сейчас снова клич им дай: «Бей буржуев, грабь награбленное!». И пойдут как раз-таки вот эти товарищи.


Дом, в котором вырос второй президент Финляндии

– Лень и жадность – это те пороки, которые обычно приводят к разбитому корыту. Выходит, у Приладожья не самые радужные перспективы?

– Этих уже не переделаешь. А вот то поколение, которое сейчас растет – можно. Прививая что-то, показывая, задействуя в тех или иных проектиках. В проекте «Рыбы Ладоги и Байкала» было 1200 участников. Это дети, им только дай возможность, они вовлекаются. Потом, наши работники, которые живут вот в этих условиях, видят, как у нас на производстве – немножко даже культура, сознание у них меняются.

Мы проходим по опрятным помещениям завода, где переодевается, обедает персонал. Заглядываем даже в санузел.

– В доме не у каждого такой есть! – улыбается Тимур Расулович. – Мы стараемся создать такие условия, чтобы было комфортно и приятно работать. Чтобы, уходя, человек всегда терял. Почему отсюда ломятся в Питер? Хотя это и недальновидно. В город поехал, получаешь там 70 тысяч. Но за квартиру отдай, то-се отдай, и остаются все равно те же 20 тысяч. И многие возвращаются. А здесь есть перспектива. Не говоря уже о природе. Я здесь живу с семьей. У меня трое детей, самой младшей три года. И не страдаю. Здесь бесплатно можно получить то, чего в городе люди за большие деньги не имеют. А то, что горожане имеют – сели в машину, проскочили в ту же Финляндию. Утром уехали, вечером приехали. И вдоволь там дети и наигрались, и накупались (посещение аквапарка – излюбленное развлечение жителей Карелии в поездках за близкую границу. – «РП»).

А край спасет только внешнее какое-то вливание – и инвестиционное, и людское, и культурное. Само по себе здесь ничего не произойдет. Я бывал в тех районах, которые «Кемска волость» называют. Там и через пять, десять, и через двадцать пять лет ситуация будет только усугубляться. Там реально люди вымирают. В сухом остатке остается только местная пьянь. Там нет жизни. Никто туда не готов поехать, а те, кто там живет, оттуда съедут либо доживают свое. Ну разве что беженец какой-то с Украины, которому скажут, что либо едешь туда, либо мы тебя вообще не пустим. А вот здесь есть перспектива. И мы успеем в ближайшие годы эту разницу увидеть.

источник

За прошлый год почти все регионы СЗФО показали прирост по объемам выращенной товарной рыбы.

В двух из них, Мурманской и Псковской областях, этот показатель увеличился почти вдвое,

в Калининградской области заявлен ряд инвестиционных проектов в этой сфере на миллиарды рублей, в Карелии развивается база по производству рыбопосадочного материала. Пока показатели выращивания товарной рыбы с данными по промышленной добыче несопоставимы. Для сравнения: в СЗФО в 2012 году промышленный лов составил более 1 млн тонн, объем выращенной товарной рыбы – около 34 тыс. (хотя это и четверть всего объема аквакультурной рыбы в России, который составляет 140 тыс. тонн).

С учетом того что Северо-Запад тяготеет к огромному потребительскому рынку не только Петербурга, но и Москвы, доля добываемой рыбы в последние 20 лет остается примерно на одном уровне, а потребление растет, и рыбоводы смотрят в будущее с оптимизмом. Хотя в отрасли есть и ряд проблем, которые тормозят развитие бизнеса, – от некоторых законодательных препон до сложностей управления сбытом рыбопродукции. С 1 января 2014 года вступает в силу федеральный закон «Об аквакультуре», который должен облегчить жизнь рыбоводов, но никакой конкретики в их деятельность он пока не вносит, а подзаконные акты еще только предстоит принять.

Так как большая часть рыбоводческих предприятий, за исключением, пожалуй, проектов таких крупных компаний, как «Русское море» или «Балтийский берег», развиваются в формате малого и среднего бизнеса и фактически представляют собой подотрасль сельского хозяйства, все они испытывают на себе классические проблемы и малого бизнеса, и сельского хозяйства. Прежде всего это касается сложностей с привлечением инвестиций и кредитов на развитие.

Тем временем оптимальный сценарий развития рыбохозяйственного комплекса РФ в долгосрочной перспективе предполагает, что объем производства аквакультуры к 2020 году увеличится на 65,9% к 2011-му и достигнет 410 тыс. тонн, а потребление рыбы возрастет до 28 кг на человека в год (сейчас – около 22 кг).

Пока растущий спрос удовлетворяет импорт. Так, импортная продукция занимает около 90% рынка популярной среди российских потребителей красной рыбы. Потенциал по импортозамещению пока не исчерпан, и раскрыть его можно в том числе за счет развития аквакультуры в трех округах РФ – Сибирском, Северо-Западном и Уральском, которые обладают наибольшими фондами рыбохозяйственных водоемов.

По данным Министерства сельского хозяйства РФ, СЗФО располагает одним из самых больших фондов рыбохозяйственных водоемов в России (6 млн 510,4 тыс. га) наряду с Сибирским (7 млн 516,6 тыс.) и Уральским (6 млн 270,4 тыс. га) округами. Обеспеченность жителей СЗФО водоемами, пригодными для развития аквакультуры, – 0,46 га на человека. Для сравнения: в Центральном федеральном округе этот показатель равен 0,02 га. Тем не менее у каждого региона Северо-Запада свои показатели развития аквакультуры: где-то водный фонд больше подходит для разведения рыбы, где-то в целом лучше развита инфраструктура отрасли, и т.д. Например, из регионов, обладающих обширным водным контуром (Мурманская, Архангельская, Калининградская области и Республика Карелия), аквакультура пока что активно развивается только в двух – Мурманской области и Карелии. В Архангельской области для рыбоводства слишком болотистая местность, в Калининградской, несмотря на доступ к Балтийскому морю, нет такой разветвленной системы фьордов, как в Мурманской.

По итогам 2012 года лидером по объемам выращиваемой товарной рыбы в СЗФО стала Мурманская область. По информации Комитета рыбопромышленного комплекса региона, объем товарного выращивания составил 16,9 тыс. тонн. По прогнозам, в 2013 году эта цифра увеличится до 20 тыс. Для сравнения: в СЗФО всего три региона, в которых счет выращиваемой товарной рыбы идет на тысячи тонн, – помимо Мурманской области это Республика Карелия (9 тыс.) и Ленинградская область (около 6,5 тыс.). Конечно, высокие показатели Мурманской области объясняются географическим положением региона и развитостью рыбохозяйственного комплекса в целом. Потенциал для развития аквакультуры здесь позволяет реализовать Кольский полуостров, омываемый Белым и Баренцевым морями. Береговая линия полуострова протяженностью более 2 тыс. км позволяет выбрать защищенные от ветрового воздействия и комфортные для разведения рыбы участки.

В настоящее время выращиванием рыбы в Мурманской области занимаются семь организаций. Наиболее крупные из заявленных проектов в сфере аквакультуры – проект ЗАО «Русский лосось» (входит в ГК «Балтийский берег») по выращиванию атлантического лосося в губах Печенга и Амбарная Баренцева моря и проект ГК «Русское море» по созданию рыбоводного комплекса, состоящего из нескольких аквахозяйств в губах Баренцева и Белого морей. К слову, только семь уже действующих морских рыбоводных ферм ЗАО «Русский лосось» позволяют выращивать до 20 тыс. тонн товарной продукции. При этом пока что предприятие работает с закупаемыми посадочным материалом и кормом, но планирует создать замкнутый цикл производства – от икры до товарной продукции – на собственных производственных площадях.

Калининградская область, которая исторически была ориентирована на океанический промысел и у которой, несмотря на доступ к Балтийскому морю, нет такой системы фьордов, как у Мурманской, по официальным данным, за 2012 год вырастила всего 40 тонн товарной рыбы. Хотя, как пояснил заместитель руководителя Агентства по рыболовству и рыбохозяйственному комплексу Калининградской области Сергей Левченко, фактически к этой цифре можно прибавить еще около 100 тонн – столько лосося выращено на производстве замкнутого цикла ТПК «Балтптицепром». Эта цифра просто не учитывалась Росстатом, так как аквакультура – не основное направление работы «Балтптицепрома», тогда как предприятия отчитываются только по основному виду деятельности.

Пока эти данные (140 тонн) сопоставимы со средними показателями по регионам СЗФО. Но власти Калининградской области рассчитывают, что с принятием программы по развитию аквакультуры, рассчитанной до 2015 года, и вступлением в силу федерального закона «Об аквакультуре» объемы выращивания станут стремительно расти. Предполагается, что к 2016 году здесь будет запущено сразу четыре крупных инвестиционных проекта: завод по индустриальному разведению форели мощностью около 15 тыс. тонн рыбопродукции в год (ООО «Балтийский лосось»), завод по разведению форели мощностью 1,5 тыс. тонн рыбопродукции в год (ООО «Норд Лайн»), завод по разведению лосося ежегодной мощностью 3 тыс. тонн (компания RussianSalmonFactory) и расширение существующего производства по выращиванию стерляди, судака, форели и сома в установках замкнутого цикла на территории ТПК «Балтптицепром» мощностью 2,25 тыс. тонн в год. Суммарный объем частных инвестиций в эти проекты составляет около 4,2 млрд рублей, из которых 2,8 млрд – в проект «Балтийского лосося».

Обширным водным контуром обладает и Архангельская область, которая также исторически была ориентирована на промышленное рыболовство, но, в отличие, например, от Калининградской, где развита прудовая аквакультура, водоемы здесь не подходят для выращивания рыбы: местность слишком болотистая. Кроме того, здесь хуже, чем в той же Мурманской области, развита инфраструктура рыбной отрасли – местами элементарно не хватает дорог, не подведено электричество. «На сегодняшнем этапе мы воспринимаем рыбоводство больше как сопутствующую деятельность, – говорит заместитель руководителя Агентства по рыбному хозяйству Архангельской области Наталья Тарасова. – Для нас это возможность получить свежую рыбу на рынке региона. Даже если везти из той же Карелии, она будет уже не такой свежей».

Надо учитывать, что в регионах, где развито промышленное рыболовство, стоимость выращенной рыбопродукции может оказаться неконкурентоспособной относительно цен на рыбу, добываемую традиционным промыслом. Затраты на приобретение кормов и посадочного материала при товарном производстве могут достигать до 70% общих затрат, при этом рыба в зависимости от вида растет от двух до пяти лет и за это время может заболеть и погибнуть.

Ленобласть, несмотря на то что активно пытается развивать аквакультуру, пока уступает Карелии по объемам выращивания. Климатические условия больше располагают к рыбоводству в Карелии, где водоемы холоднее. В Ленобласти же жаркое лето, а в жару рыба не ест и уходит на дно, тогда как ее вегетативный сезон и так очень мал – с весны по осень.

Кроме того, в Карелии развивается мощная база по производству рыбопосадочного материала. Так, компания «Кала-Ранта», одно из крупнейших рыбоводческих предприятий Карелии, на двух заводах производит ежегодно около 15 млн штук посадочного материала, 80% которого реализуется на рынке Карелии.

Всего в регионе расположено более 50 рыбоводных хозяйств, крупнейшие из которых – «Ф/Х Сегозерское», «Кала я марьяпоят», «Ладожская форель», «Рокфор» и «Кала-Ранта» – выращивают примерно от 200 до 1,5 тыс. тонн товарной рыбы. Потенциал для разведения позволяют реализовать Ладожское и Онежское озера, а также 64 крупных и средних водоема Карелии.

В Ленобласти расположено более 40 предприятий, специализирующихся на товарном рыбоводстве. Более трех четвертей всего объема товарной рыбоводной продукции выращивается в естественных водоемах Приозерского и Выборгского районов, имеющих доступ к Выборгскому заливу и Ладожскому озеру. «Если взять последние десять лет, то мы показываем достаточно высокий рост – на уровне 15% в год, что для подотрасли сельского хозяйства очень хорошо. В начале 2000-х годов мы выращивали всего около 400 тонн, – комментирует начальник отдела развития рыбохозяйственного комплекса Комитета по агропромышленному комплексу Ленобласти Николай Попов. – Из всех действующих предприятий шесть-семь – достаточно крупные, выращивают до 1 тыс. тонн. В этом году по объемам выращивания, я думаю, мы приблизимся к 7 тыс.».

В Ленобласти, как и в Карелии, есть своя база по производству рыбопосадочного материала – ФГУП «Федеральный селекционно-генетический центр рыбоводства» в Ропше, который дает около 1 млн штук малька в год. Кроме того, на территории Ленобласти расположен один из крупнейших в России заводов по производству комбикорма – Гатчинский комбикормовый завод, который несколько лет назад освоил производство кормов для выращивания товарной рыбы. По словам Николая Попова, десять лет назад, когда аквакультура только начала развиваться, 100% рынка кормов занимали иностранные производители, в частности финские, но результаты прошлого года в Ленобласти показали, что теперь около 15% реализуемых кормов – отечественного производства.

В целом во всех регионах СЗФО рыбоводов беспокоят примерно одни и те же проблемы. Бизнес рассчитывает, что юридические вопросы решит принятый федеральный закон «Об аквакультуре». Он вступает в силу с 1 января 2014 года, но содержит лишь общие направления развития отрасли. Конкретные подзаконные акты еще только будут прорабатываться. Главная юридическая препона в деятельности рыбоводов заключается в том, что за ними не закреплено право находиться на береговой линии, что фактически делает их нелегитимными. Тем временем помимо непосредственно рыбопромыслового участка хозяйствам требуется размещение складских, хозяйственных, административных помещений и т.д., а это уже вопросы земле и лесопользования, которые пока что нигде не прописаны.

Вторая проблема характерна для сельского хозяйства в целом и рыбоводства как фермерства в частности. Это сложности с получением кредитов на развитие бизнеса. Банки неохотно берут в залог прирост биомассы производства или садки, считая их неликвидными. Так, по словам президента Союза рыбоводов Ленобласти, генерального директора ООО «Рыбстандарт» (одно из крупнейших рыбоводческих предприятий Ленобласти мощностью около 1 тыс. тонн рыбопродукции в год) Владимира Конюхова, из 120 млн рублей выручки 93 млн предприятие отдает банку, и это без учета налогов. Ситуацию усугубляет то, что срок выращивания, например, форели (самого популярного вида в СЗФО) составляет примерно три года, и за это время рыба может заболеть или погибнуть.

Традиционным поставщиком малька для рыбоводческих предприятий СЗФО долгое время была Финляндия, за исключением, пожалуй, Мурманской области, куда рыбопосадочный материал лосося идет из Норвегии. «В Карелии, например, до недавнего времени финские производители занимали до 70% рынка. В прошлом году на рынок вышли датские производители, предприятия с юга России, мы расширили мощности. Можно сказать, что финнов заметно потеснили. Мы, например, своими заводами теперь перекрываем около 50% рынка рыбопосадочного материала по Карелии», – говорит генеральный директор ЗАО «Вирта» (структурное подразделение ЗАО «Кала-Ранта») Тимур Газимагомедов. По его словам, развивать собственное производство «Кала-Ранта» решила потому, что на рынке был дефицит малька: заказывать материал у финских производителей надо было за год, но при этом гарантии, что предприятие получит его вовремя, все равно не было.

До недавнего времени рыбоводы были практически полностью зависимы и от иностранных производителей кормов. Сейчас на рынке появляются отечественные производители, например на Северо-Западе это Гатчинский комбикормовый завод. Но как уже прогнозируют эксперты, в будущем можно столкнуться с нехваткой сырья, что скажется и на качестве рыбы. Корм для выращиваемой рыбы должен состоять из натуральных компонентов, хотя его состав может варьироваться в зависимости от производителя. Примерно на 30-40% это рыбная мука, на 15% – рыбий жир, остальное – злаковые компоненты, витамины и т.д.

В среднем для того чтобы накормить 1 кг, например, радужной форели, нужно переработать 4 кг так называемой сорной, или мелкой, рыбы. Лидером среди поставщиков рыбной муки является Латинская Америка. Но рыба, которая идет на корм, – дикая, и ее количество очень-очень ограничено, тогда как аквакультура набирает обороты во всем мире. Производители рыбных кормов уже сейчас испытывают нехватку сырья и ищут растительные заменители рыбной муки. Это не значит, что при изготовлении рыбных кормов будут применяться какие-то искусственные компоненты. Просто в такой рыбе может оказаться меньше полиненасыщенных жирных кислот, которые, собственно, и делают ее ценным пищевым продуктом.

Но все-таки главная проблема рыбоводов, за исключением, наверное, крупных компаний в Мурманской области, в том, что они совершенно не управляют сбытом. Картина очень схожа с тем, что происходит вообще в сельском хозяйстве, когда продукция небольших хозяйств оказывается по минимальным ценам в руках посредников, а затем с большой накруткой попадает в сетевые магазины. Небольшие «рыбные фермерства» не могут обеспечить сетевикам большие объемы поставок, да и по своей эффективности вряд ли смогут конкурировать с зарубежными гигантами. Но даже несмотря на то, что местные рыбоводы предлагают свежую рыбу, которая и на прилавок попадает в охлажденном виде, итоговая цена нивелирует все ее достоинства. По мнению генерального директора ООО «Феникс Фудс» (специализируется на производстве и дистрибуции охлажденной рыбы и рыбной продукции) Артема Гудченко, масла в огонь подливает сезонность бизнеса. «Рыбу, как правило, “сажают” весной, а вынимают в сентябре. В это время перекупщики начинают демпинговать, – говорит эксперт. – А так как рыба – продукт скоропортящийся, рыбоводам хочешь не хочешь приходится ее продавать. Иначе смысла в такой свежей рыбе уже не будет».

О том, чтобы, как Норвегия, в промышленных масштабах продавать аквакультурную рыбу за границу, пока речи нет. Вся она потребляется в России или вообще не выходит за пределы регионов, если объемы выращивания малы. «Рыба, выращиваемая в Ленобласти, например, за рубежом никому не нужна, так как там как минимум можно будет купить дешевле. Нашими конкурентными преимуществами пока остаются прекрасная вода и дешевая рабочая сила, – комментирует советник президента Союза рыбоводов Ленобласти, экс-председатель отдела развития рыбохозяйственного комплекса Комитета по АПК Ленобласти Вячеслав Марховец. – Хотя есть перспективные виды, которые мы могли бы поставлять за рубеж, например судак или ладожский сиг. Но, к сожалению, они выращиваются в аквакультуре в незначительных количествах по причине более длительных сроков выращивания по сравнению с радужной форелью».

Процесс развития аквакультуры сегодня идет во всем мире. Согласно прогнозам Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН, к 2021 году объем выращивания рыбы во всем мире увеличится на 33%, тогда как вылов – всего на 3%. То есть уже в ближайшие семь лет мировые объемы выращивания товарной рыбы сравняются с добычей. Обладая таким потенциалом для развития, какой есть в СЗФО, оставаться в стороне от этого процесса нельзя. Как отмечают сами рыбоводы, организовать выращивание не так уж сложно. Но главным стимулом для них должен быть покупательский спрос, и если их продукция будет оказываться на прилавках по цене, в два, три, а то и во все пять раз превышающей изначальную стоимость («от производителя»), она просто окажется неконкурентоспособной.

источник