Меню Рубрики

Военная комендатура в итум кале

Лёва Морской рассказ из цикла Кавказский дневник ПРОГУЛКИ ПО УЩЕЛЬЮ

Совпадение имен, фамилий и названий, случайны.

Босыми ногами пройдусь по росе,
Рождается день снова в дивной красе,
Я силой нальюсь из истоков земли,
В сиянии солнца погаснут огни.

Средь скал охраняющих нас от беды,
В ревущей реке я напьюсь воды,
Глубоко дышу ароматом роз,
И трель соловья зовёт в дали грёз.

Красоты природы во мне возбуждают
Стремленье познать всю суть бытия,
Ищу её в звёздах и зыбкой луне,
Но зависть холодная только во мне.

К чему тратить силы в пустую и чувства,
Под солнцем палящим сжигать сердце страстью,
Зачем же в терзаниях дни проводить,
Не лучше ли в юности пыл охладить.

Пустыми тревогами мучимся сами,
Живёт лишь презренье и злость между нами,
Взирай безразлично, не зная стыда,
На бренные судьбы, не наша беда…

За верой – отчаянье, за правдой – обман,
Себе не залечишь душевных ран,
Я стал с искушеньем коварным знаком,
К чему тратить кровь, убей языком.

Нам всем уготована грустная участь,
И душу не рви и сердце не мучай,
Огонь в жилах стихнет и смерть сном желанным,
К тебе ниспадёт, немою и странной.

Говорил мне подполковник Страмковский – начальник управления, где я работаю, в 1999 году, езжай в Чечню. Уже был, опыт есть. И боевые хорошие платят. Так нет. Всё отказывался. А было бы интересно с СОБРами или с краевым ОМОНом. В 2001 вдруг решился. Записался на осень. Достала что-то такая жизнь невеселая и беспросветная. Вроде что ещё надо. Служу в аппарате краевого ГУВД, по карьере поднялся до заместителя начальника отдела. Клерк в капитанских погонах.
Направили в учебный центр на переподготовку. Побегали с мужиками, постреляли. Людей, с которыми предстоит ехать, посмотрел, себя показал. По окончанию подготовки собралось человек 15, поехали на остров отдыха, под мост, отметить у реки это дело. Начиналось культурно, а под конец, как всегда. На песочке начали бороться, потом полезли в холодную воду нашей реки купаться. Командировка предстояла в состав временного ОВД Итум-Калинского района, что расположен в Аргунском ущелье. Не первый год туда катаемся, по переменке с коллегами из другого Сибирского города. Чистый горный воздух полезен для поправки здоровья. Отряд большой, под 300 человек. Командиром назначен начальник одного из райотделов полковник Лиходеев. Обмундирование было выдано стандартное. А остальное, камуфляжи, сумки — штурм рюкзаки, и прочее за счёт спонсоров или за свои кровные. Начальником штаба свой, из штаба главка. Нас, связистов, едет 4 человека. Начальником связи Андрюха Акелов, со мной у управе главка служит, из УВД города Володя Малой, по линии ЗАСовской связи Костя Волков и я.
Руководство улетело на смену раньше. А мы поездом. На пути следования назначили меня начсвязи эшелона. В штабном вагоне для связистов отдельное купе. Рядом медслужба расположилась. В целом до Моздока доехали без больших происшествий.

Моздок нас встретил жарой. Необустроенностью быта на железнодорожных путях. Как не было туалета, а сколько лет здесь не был, так и нет. Котлован вырыт, а доски на туалет постоянно видно воруют и списывают. Так что все кусты в округе обоссаны и наступить негде, обосраны. Основная группа перебазируется на аэродром для последующей заброски вертушками в Итум-Кале. А я включен в группу сопровождения колонны с грузом, когда он, груз, прибудет. Оружие всем выдадут на месте. С нами только автоматы для сопровождения. Так что нам на завтра предстоит лететь в Ханкалу. Последнюю ночь в Моздоке ночуем на улице у вагонов, так как вагоны занимает сменившийся отряд. Ночь тёплая, смена гуляет во все мочь. На машинах привезли проституток. Дела делали прямо в машинах. Очередь выстроилась как в мавзолей. Во, сутенер, бабок огреб. Девчонки долго не выдержали, еле вырвались из «оголодавшего» окружения. На аэродроме Моздока провели полдня, в ожидании борта. Место сбора «пассажиров» тоже представлял собой небольшой гадюшник. В Ханкале будем, где-то с неделю жить. Это ничего. Срок у нас долгий, 90 суток и более. К ночи прибыли сменившиеся. Так что нам пришлось освободить вагоны для них и ночевать на свежем воздухе. Благо ночи очень тёплые.
Наконец разрешили посадку. Построение на инструктаж у бота. Тащусь со своей огромной сумещей. Неподъемная, ух. В ней 27 портативных радиостанций везу с зарядками и запасными аккумуляторами для личного состава по сопровождению колонны. На Ми-26 долетели до Ханкалы. От вертолёта до автобуса метров 200 пешком. Разместились в палатках «гостевых» с койками и матрасами. Питание в столовой, с телевизором. Есть магазинчик. Главное баня и душ. Встретил нас один из замов нашего главка, полковник Софин, отбывающий свой срок в группировке. Не зря говорят, земляка поиметь, как на родине побывать. Он здесь в руководстве группировкой. Вот и начал нас строить и равнять. Это что за банда. Где внешний вид. Вы куда, в столовую? Это не хлев, привести форму в порядок. А жара страшная. Кстати в столовой ханкалинские были кто в чем. Вода, привозимая для питья нам была отвратительно нефтяная. И кипятили, и кофе делали и спирт разбавляли. Нефть гольная. Но жили в целом неплохо. Поближе познакомились. Отчего-то хотелось быстрее к своим, в Итум-Кале попасть. Да, по прибытию в Ханкалу сразу узнали, что на этот срок группировка определила всего 6 дней боевых. По два дня в месяц. Так что воюй, не воюй, больше не дадут. Пару раз за наше пребывание в группировке приезжали концертные бригады. В палатках электричества не было. Так что пришлось мне идти на узел связи, знакомиться с местными связистами и у них оставлять заряжаться аккумуляторы для наших радиостанций. Днём стояла жара. Заготовленная привозная бензинная вода уходила на принятие душа путем обливания возле палатки. Еще днём развлекались созерцанием работы «крокодилов», которые обрабатывали из НУРСовА близлежащие возвышенности. Ночью раздетыми уже не поспишь, холодно. Вагоны с грузом пришли. Теперь ходим, охраняем свои вагоны. Если встать на крышу вагона, видны дома грозненских окраин. В вагонах кроме всего прочего, стройматериалы для восстановления школы Итум-Кале и школьные парты. Не первую школу придётся восстанавливать Сибирякам. Пусть, уж лучше их дети учатся, чем воюют. Хотя сколько не корми волка…Через солдат-срочников расположенного рядом подразделения ВДВ приобретали спальные мешки по 300-350 рублей. Ждем формирования колонны центра завоза, которая пойдёт в Аргунское ущелье по воинским частям, комендатурам и временным райотделам. А колонна центра завоза ждёт вертолёты. А у вертолётчиков смена. И погода в горах нужна. Местные пожарные привозят на продажу осетинскую водку по 50 рублей. Рядом с расположением наших палаток вырыты окопы, которые по тревоге занимает Московский ОМОН, который рядом с нами. Как-то ночью сыграли тревогу. Старший нашей группы влетает в палатку и хочет, чтобы мы заняли оборону в окопах. Командир, говорят ему воевавшие раньше, не суетись. Кто нам определял место в чужом огороде, кто показывал сектора стрельбы и участок обороны? Никто. Так сидим и не вносим панику в темноте. Кому надо, уже в окопах сидят и нас охраняют вместе с Ханкалинской группировкой. Как-то ездили в Грозный на склады, получали для нашего ВОВД (временный отдел внутренних дел) продукты. Так на складах срочники такими бабками ворочают. И к нам подходили, предлагали продать им тушенку. По 200 рублей за ящик. А в ящике 40 банок, минимум по 20 рублей за банку. Нам то не выгодно, а вот солдатики, приезжавшие за продуктами, продавали. На водку то хватит.
Вот и пришёл тот день, которого так долго ждали. Колонна центра завоза готова к выходу. Расположились в двух УРАЛах, в кузове которых установлены бронированные будки. Неторопливо поползли по дороге. Раза четыре стояли, вроде пережидали обстрелы и работу «крокодилов». При мне две рации, одна на канале взаимодействия с Ханкалой, другая на канале колонны. Пока я лазил на крышу будки, потом спускался, одна из моих радиостанций улетала у меня на дорогу. Раза три. Хорошо, что водила КАМАЗа, идущего за нами, выбегал и подбирал её. За это пришлось ему налить три раза по 200. Но зато могу рекомендовать, радиостанция Motorola GP-300 надежная и ударопрочная.
К вечеру прибыли в Итум-Кале. Мои меня встретили, помыли, накормили, разместили. Поить было не нужно. Я и в колонне принял на грудь. Что же, завтра приступаю к работе.

Прежде всего хочу поставить нерукотворный памятник благодарности, героизму и мужеству, ежедневному, ВОДИТЕЛЯМ. Водилам, которые гоняли по горным дорогам, которыми и дорогами назвать трудно. Став невольным свидетелем их, водителей, работы, только закрывал глаза на поворотах и дух мой замирал, а душа уходила в низ живота, когда они вписывались на скорости в повороты, когда лететь, если что, метров 600. Борт машины скреб по скале, а с противоположной стороны колёса еле цеплялись за обваливавший дорожный грунт. Я бы за каждый их выезд награждал водителей медалями и орденами.
Итум-Кале в те времена представляло собой село, расположенное на левой стороне реки Аргун, на самом дне ущелья. Главная улица имени героя Советского союза, защитника Бресткой крепости Узуева. Глава тейпа и глава администрации – Узуев. В расположенных в районе других селах, Конжухой, Хачарой, Тазбичи, Ушкалой и других, свои тейпы, свои главы администраций. Кого не проверишь, какой ни будь замглавы администрации. Все начальники. На окраине Итум-Кале, за мостом, на правой стороне реки, расположилась военная комендатура. Метров 600выше располагался Тусхаройский погранотряд. А с другой стороны, выше Тазбичи, подразделение миномётчиков. От нас их по прямой было видно, если облака не закрывали. В селе своя районная милиция, человек 80. Райотдел расположен прямо рядом с нашим, временным. Из местной милиции удостоверение МВД РФ только у начальника, остальные милиционеры даже и не скрывали своего участия в бандформированиях, во время первой войны. Местное население относилась к нам, русским милиционерам по принципу, из двух зол выбирают меньшее. На мелкие шалости наши говорили, что лучше пьяный милиционер, чем отмороженный десантник. По всему селу остались следы пребывания здесь голубых тельняшек. Слава ВДВ. Местные, до сих пор, впадают в ступор при их виде. Нас даже просили не носить, у кого были. Итум-Кале печально знаменито событиями подвига роты десантников. Хотя аборигены от действий вахабитов тоже не в восторге. Те слишком строги были. Один рассказывал, что готовился к свадьбе, так те всю выпивку вылили, а его на площади принародно высекли.
Наш временный ОВД дислоцировался между рекой и дорогой, от дома главы Узуева, до здания администрации. Личный состав расположен частично в палатках, частично в оставшихся капитальных строениях. Было две столовые и две бани. Одна столовая и одна баня офицерская. Нет, не в том понимании, как в армии. У нас в ВОВДе половина личного состава офицеров. Так что офицерами у нас считались начальник ВОВД полковник Лиходеев, его замы, человек 6 прапорщиков и сержантов, пару земляков из его дома, являющихся лизоблюдами и подхалимами. Свита. Он, Лиходеев, так и ходил, как царь, идёт первым, важно и неторопливо вышагивая, а за ним семенит лебезящая свита, готовая по команде фас порвать любого. Так что в столовой в одной очереди за пайкой стояли и сержанты, и подполковники, и рядовые и капитаны. В нашем расположении жили два мужика, бывших раба. Один обслуживал штаб, другой бани, там дрова, печь, порядок. Слава Богу, одному наши паспортисты сделали Российский паспорт и вывезли его с нашим отрядом при смене до Волгограда. По периметру окопы и колючая проволока. Рядом с нами здание ИВС (изолятор временного содержания задержанных). К нам в ИВС из комендатуры и от погранцов доставляли солдат и контрактников, вместо гауптвахты.
Мы связисты, жили в отдельном кубрике с отдельным входом бывшего здания кинотеатра. Над нами караульное помещение. В кубрике две двухярусные кровати, с матрацами, одеялами, спальниками и по два комплекта постельных принадлежностей. Так вчетвером и жили. Свет в расположении был от непостоянной линии, в резерве ВОВДа два дизельгенератора. Узел связи, расположенный в штабе имел ещё свою АБэшку, бензиновую Хонду. От неё мы запитали и наш кубрик. Рядом со штабом ЗКП. На построения и разводы мы, связисты, не ходили. У нас и так на троих распорядок вахты по 12 часов через 24. Андрюха, наш начсвязи, занимался оргвопросами. В кубрике и узле связи смена оставила нам отремонтированное помещение, так что мы решили заниматься вопросами восстановления поврежденных линий связи. А было их столько, что в дождь и грязь наша связь два месяца работала. Зато природа, какая шикарная. Реликтовые деревья, чистый горный воздух. Климат правда не тот, что в Сибири. Ночью чистейшее звездное-звездное небо. К утру затягивается тучами, и так до обеда. Солнца не видно. Затем поднявшийся ветер разгоняет тучи и наступает жара. Вершины гор покрыты нетающим снегом. Туманов как таковых здесь нет, вместо них низкие облака. Аргун, река, течение имеет бурное, стремительное. Ревел Аргун пробивая себе путь между скал, можно сказать.

источник

В субботу вечером в Чечне боевики в очередной раз нанесли федеральным силам чувствительный удар. На трассе Итум-Кале—Шатой “КамАЗ” с военнослужащими подорвался на фугасе. Боевики, сидевшие в засаде, немедленно открыли огонь. Погибли девять человек, шестеро получили серьезные ранения.

Трасса Шатой—Итум-Кале — узкий “серпантин”, где с трудом могут разъехаться две машины. С одной стороны — отвесные скалы, с другой — обрыв. По дну обрыва течет река Аргун. Противоположный берег реки — тоже горы, но настолько крутые и лесистые, что автомобильную трассу там проложить нельзя. Зато легко можно ходить пешком и прятаться в засадах. Из засады очень удобно совершать нападения: трасса, по которой движется военная техника, видна отсюда как на ладони, а ответный удар по засаде возможен только с воздуха. Но пока вертолеты долетят до места, боевики уже будут далеко.

Эти особенности местности чеченцы уже неоднократно использовали и, видимо, еще используют. Ситуация, схожая с Афганистаном: местность такова, что контролировать ее, объективно говоря, невозможно.

Драмы, подобные той, что произошла под Итум-Кале в субботу, в очередной раз показывают, как в сущности призрачны наши “военные” достижения в Чечне. Даже официальные сводки РОШа, которые каждый подобный случай стараются компенсировать победными реляциями, косвенно свидетельствуют о том, как на самом деле печально обстоят дела с “полным контролем” над Чечней.

Читайте также:  Власоглав фото паразита в кале

Например, во вчерашних сообщениях речь шла о том, что:

— авиация уничтожила в горах крупную базу боевиков и два ретранслятора (но это значит, что боевики могли там длительное время держать ретрансляторы, и ничего, никто их не трогал);

— в Шелковском районе ликвидирован лагерь, рассчитанный на 20—30 человек, с палатками, землянками, блиндажами, антеннами связи, мастерской по производству взрывных устройств и долговременными огневыми точками (а Шелковской район — это даже не горы, это равнина, север Чечни, считающийся наиболее спокойным и контролируемым, и там — под носом у военных — такая красота цвела, причем довольно долго — раз уже и блиндажи, и мастерские);

— в Веденском районе произошло боевое столкновение военнослужащих с пятью боевиками, которые спускались вдоль ручья и направлялись в село Шамиль-хутор (иначе говоря, боевики не только в лесах водятся, но в села заходят когда хотят, несмотря на то, что населенные пункты уж точно должны давно быть под контролем федеральных сил).

В общем, вспоминая весенний накал страстей по поводу референдума в Чечне, прошедшего 23 марта, можно сейчас делать однозначный вывод о тщетности усилий. Никакого влияния на нормализацию ситуации референдум не оказал. Силы сопротивления, наоборот, активизировались — это наглядно показывает статистика подрывов, терактов и боестолкновений в Чечне за последние три месяца.

Крупные теракты и бои в Чечне, произошедшие после референдума

3 АПРЕЛЯ. В Ленинском районе Грозного взорван пассажирский автобус, перевозивший строителей. 6 человек погибли на месте, 3 скончались в больнице, 11 ранено.

7 АПРЕЛЯ. Мощный взрыв неизвестного устройства у здания Минпечати Чечни в Грозном привел к гибели 5 сотрудников ФСБ.

12 МАЯ. В селении Знаменское Надтеречного района Чечни 2 женщины и мужчина взорвали “КамАЗ” у здания администрации района. Погибли 60 человек, более 250 ранены.

14 МАЯ. В окрестностях селения Белоречье Гудермесского района Чечни террористка-смертница взорвала себя в 15-тысячной толпе во время религиозного праздника, на котором присутствовал Ахмад Кадыров. 20 человек погибло, 41 получил ранения.

24 МАЯ. На мощном фугасе была подорвана военная колонна федеральных сил на границе Курчалойского и Веденского районов. После подрыва военнослужащие были обстреляны из подствольных гранатометов и автоматов. В результате погибли 7 и получили ранения 4 военнослужащих.

25 МАЯ. У селения Аргиной Веденского района боевики подорвали, а затем обстреляли из засады колонну военной комендатуры. 7 военнослужащих погибли, 2 получили ранения.

6 ИЮНЯ. В Моздоке женщина-камикадзе подорвала себя вместе с автобусом, в котором ехало 27 человек. 16 погибших, остальные ранены.

20 ИЮНЯ. В Грозном женщина и мужчина подорвали “КамАЗ” со взрывчаткой у здания оперативно-розыскного бюро МВД. Пострадали 36 человек. Погибли только террористы.

12 ИЮЛЯ. Военный “КамАЗ” подорвался на фугасе возле села Нихалой в Шатойском районе. После взрыва машину обстреляли из стрелкового оружия. В бою погибли 9, ранены 6 военных.

Марк Дейч, Юлия КАЛИНИНА, Вадим АМПЕЛОНСКИЙ

Опубликован в газете «Московский комсомолец» №428 от 4 декабря 1999

источник

Чечня. Прозвучала команда «Вперед».
Фото Артема Чернова (НГ-фото)

Человека, впервые попавшего в Аргунское ущелье, увиденное впечатляет: со всех сторон высятся горы, местами густо поросшие лесом, из-за их вершин в хорошую солнечную погоду выглядывают сахарные головы огромных снежных хребтов. Чтобы передвигаться здесь от одного населенного пункта к другому, неоднократно приходится то подниматься, то спускаться по извилистому горному серпантину.

Порой забираешься так высоко, что дома в низине по берегам Аргуна кажутся совсем крошечными. Всякий раз езда на таких высотах захватывает дух. По словам военных, которые постоянно по служебной необходимости совершают подобные высокогорные рейсы, невозможно относится к ним без малейшего страха человеку, выросшему на равнине. Особенно в дождливую погоду, когда вокруг все бело — от тумана, и водитель видит лишь на 3-4 метра вперед и кромку дороги сбоку, за которой — обрыв.

И когда боевая машина упорно ползет по проложенной танками, размытой дождем колее, шваркая одним бортом по скале, а другим сильно кренясь и скользя в сторону пропасти, вас ни на секунду не оставляет чувство опасности, которую таят в себе эти горы, сама дикая природа этих мест, а не только люди с оружием, скрывающиеся в здешних лесах от справедливого возмездия.

Военная комендатура появилась в Итум-Кале 25 февраля 2000 г. — именно тогда в этот когда-то населенный пункт прибыло отделение разведчиков, чтобы подготовить место к приему и размещению остального личного состава.

Первое, что бросилось им в глаза, — развалины села. Повсюду стояли разбитые и обгоревшие дома, обугленные остовы зданий с одиноко торчащими печными трубами. К запаху пожарищ примешивалась трупная вонь от погребенного под обломками и разлагающегося домашнего скота. Буйство красок местной природы вперемежку со следами недавних военных событий производило довольно-таки гнетущее впечатление. Разведчики даже горько шутили, что теперь на карте надо внести исправление: то, что раньше называли райцентром, ныне обозначить, как развалины Итум-Кале. Жителей здесь вообще не было: на въезде их встречал лишь один местный житель — старик на коне. Он сообщил, что в селе осталось не более 18 человек, в основном, старики и старухи, почти все местное население с началом боевых действий ушло в горы, а затем в Грузию, где также есть чеченские села. До этого в Итум-Кале проживало около 800 человек.

Комендатуру решено было разместить в доме, который менее остальных пострадал во время бомбежек и обстрелов, может быть, потому что находился рядом с мечетью. Ее не трогали — командующий группировкой «Юг» Герой России генерал-лейтенант Ашуров — сам мусульманин. По документам, найденным в этом доме, из разговоров с местными жителями разведчики узнали, что его хозяин — бывший бригадный генерал Дудаева — Ахмадов Саид Ибрагим, по национальности — араб, в 1996 г. выдвигавший свою кандидатуру на пост президента Ичкерии. Незадолго до прихода российских войск Ахмадов вместе с семьей бежал в Грузию, а его старший сын — один из полевых командиров, гостил в Итум-Кале в декабре прошлого года.

Разведчики комендантской роты прибыли из Кантемировской дивизии, офицеры управления — с Дальнего Востока, связисты — из Поволжья. Кроме них рядом разместились новосибирские милиционеры временного РОВД Итум-Калинского района. Со слов рядового контрактной службы Буева, механика-водителя БРДМ, который в Итум-Кале с первого дня, в разведотделении ребята подобрались, в основном, боевые: многие пришли из КГБ, МВД, четверо раньше служили разведчиками в ВДВ.

По званиям разведчики не различаются: что старший сержант, что ефрейтор — все рядовые бойцы. В подразделении 11 человек, собрались со всей России: Липецк, Владимир, Москва — сплошь средняя полоса. Сам Буев из Липецкой области, срочную служил в автобате в ЗабВО, ему 38 лет, в Чечню поехал по финансовым соображениям. Да и остальные отправились сюда, в основном, по той же причине — у многих семьи, с работой на местах напряженка. Те, кто моложе, рассуждает разведчик, может, еще новые ощущения хотели испытать — все-таки какая-никакая перемена обстановки.

С первых дней разведчики во взаимодействии с милицией и пограничниками осуществляли проверку паспортного режима, проводили зачистки, выявляли оружие, прикрывали пограничников, когда те шли на переговоры с командирами бандформирований, ездили на сдачу оружия. Разумеется, ходили и на разведку — изучали подступы к опорным пунктам, другим объектам. Во время зачисток прикрывали милиционеров, охраняли их на случай, если с гор начнется обстрел. Приходилось освобождать и рабов, некоторые из них находились в плену по 15 лет. Совместными усилиями солдат комендантской роты и милиционеров-новосибирцев в прилегающих к Итум-Кале горных районах было вызволено 15 невольников.

Первое время здесь часто стреляли. Днем обычно царила тишина, зато ночью, случалось, по два раза поднимались по боевой тревоге. Обычно огонь велся из стрелкового оружия, били и снайперы. Спокойнее стало с середины апреля, а поначалу приходилось тяжело.

Самый яркий и трагический случай в короткой пока истории Итум-Калинской комендатуры — адресная зачистка в Ведучи 30 марта 2000 г., когда задерживали полевого командира, майора шариатской безопасности Мухаева. Тогда в перестрелке погиб ефрейтор Колмозев, был ранен старший сержант Хомяков — оба солдаты-контрактники из разведотделения, москвичи. Их отважные и решительные действия предрешили успех операции: один боевик был убит, один смертельно ранен, а за селом после боя обнаружили и уничтожили целый дом-склад с боеприпасами.

По словам офицера разведки подполковника Щукина, бойцам комендатуры приходилось трудно еще и от того, что милиционеры не умели как следует воевать. В Итум-Кале временный РОВД действует с 19 марта 2000 г. и располагает всеми полагающимися ему структурами, которые хорошо делают свою работу. Это — уголовный розыск, паспортный стол, ГИБДД, другие специфические службы. Но вести бой эти подразделения не способны, не обучены. Поэтому возникает ситуация, сетует подполковник, когда 5 разведчиков прикрывают 70 милиционеров. Не хватает СОБРа или ОМОНа — подразделений, которые более-менее подготовлены к боевым действиям.

Поскольку боевики после появления в Итум-Калинском районе армейских подразделений стали закапывать и укрывать оружие и боеприпасы близ мест последующего их применения, разведчикам постоянно приходилось искать и уничтожать эти тайники. До середины апреля практически каждый день военные и милиционеры находили большие и малые арсеналы и склады в пещерах, в огородах, в заброшенных домах. В пещерах, как правило, гранаты стоят на растяжках — на боевом взводе.

В Итум-Калинском РОВД усилиями его начальника полковника Яковлева даже создали музей изъятого во время зачисток и найденного оружия: автоматы, пулеметы, гранатометы, винтовки начала этого века, ружья времен генерала Ермолова, а также различные самодельные приспособления для убийства. Устраивая схроны, боевики идут на всяческие ухищрения. Например, в начале апреля в районе населенного пункта Зона были обнаружены 2 миномета и боеприпасы к ним в воронке от авиабомбы под присыпанной землей ветошью. А на кладбище в районе Шатоя из пяти могил извлекли РПГ-7, РПГ-26, снаряды к БМ-21 «Град», противотанковые мины.

С местным населением, как замечают разведчики, сейчас более доверительные отношения, нежели вначале — сразу после ухода боевиков в горы. Солдаты комендатуры развозят гуманитарную помощь, начата выплата пенсий и детских пособий. Зарплату получают только работники бюджетных организаций — образования, здравоохранения, местных администраций, поскольку практически все население района работает лишь в собственных хозяйствах.

Как говорит капитан Дитковский, помощник начальника штаба по финансово-экономической работе и ревизор, никаких особых проблем при взаимодействии местных органов власти и комендатуры нет. Однако, есть трудности иного рода — в обеспечении канцтоварами, оргтехникой.

В то же время, хотя гуманитарная помощь рассылается адресно — по числу зарегистрированных жителей, она не всегда остается у тех, кому непосредственно предназначается. В последних числах апреля в одном из бандитских горных схронов была обнаружена эта самая «гуманитарка», а помимо продуктов — палатки, прибор наблюдения, боеприпасы, медаль «За оборону Грозного», фотографии боевиков. Видимо, какая-то часть населения района оказывает поддержку бандформированиям: кто-то по доброй воле, кто-то из страха. Последнее не случайно. По словам разведчиков, многие боевики носят такие звериные клички, как Волк, Доберман, ведут в горах не человеческий, а самый настоящий животный образ жизни.

. Поэтому одной из основных задач Итум-Калинской комендатуры является информационное обеспечение местного населения и войск. Военный комендант полковник Дощечников и другие офицеры комендатуры лично проводят разъяснительные и профилактические беседы с чеченцами, доводят до сведения органов самоуправления и сельчан распоряжения и приказы, касающиеся вопросов жизнедеятельности.

Нельзя сказать, что люди, которые служат в Итум-Кале, совсем уж оторваны от внешнего мира, однако любую новостную информацию там получают либо в очень малом объеме — исключительно через прослушивание радиопередач местной радиостанции «Свободная Чечня» в течение одного часа по утрам, либо из тех немногих газет, которые доставляют вертолетами с недельным опозданием. В силу этих причин, особые надежды в Итум-Кале возлагают на скорейшее восстановление разрушенного в период боевых действий телеретранслятора, благодаря которому не только военные, но и мирные жители будут в курсе событий, происходящих как в самой Чеченской Республике, так и за ее пределами.

Возможно, что все эти усилия в конце концов увенчаются успехом, и долгожданные перемены к лучшему наступят и в Итум-Калинском районе — месте самого позднего таяния горных снегов в Чечне.

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

источник

Перед началом фоторассказа — карта района, чтобы было лучше понятен масштаб поездок. На автомашине можно проехать от Шатоя до Итум-Кале, далее либо свернуть в сторону Шароя, проехав Тазбичи, либо поехать в сторону Ведучи, либо, миновав погранпост, поехать в сторону Цой-Педе.

1. Первое место, у которого останавливаются туристы, приезжающие в Итум-Калинский район, это Ушкалойские башни. Одна башня была разрушена до фундамента в 1944-м, вторая пострадала в 2001-м, обе восстановлены в 2011 году.

2. Один раз мы проезжали вечером и засняли башни, подсвеченные фарами машин, на фоне Млечного пути.

3. В Итум-Кале, административном центре района, находится краеведческий музей имени Хусейна Исаева, устроенный в Пакочском замке. Я там уже был в 2012-м, поэтому в эту поездку сделал лишь снимок с дороги.

4. Село Ведучи. Через пару лет здесь планируется построить большой современный горнолыжный курорт. В настоящее время к нему подводится транспортная инфраструктура, и мы можем наслаждаться пока еще нетронутой природой:

5. Восстановленная башня в Ведучи, на заднем плане — обычная сельская мечеть. В ней мы заночевали в первый день поездки (когда добрались до села к ночи и не смогли найти место для палатки). Мечети в Чечне не закрываются на ночь, любой путник может в них остановиться.

6. Вид от села на соседний склон, тут планируются горнолыжные трассы.

7. Думаю, тут немало желающих построить дачу с видом на горы)

8. Если проехать дальше, с дороги можно увидеть Хачаройскую боевую башню.

9. А еще дальше, с дороги открывается вид на хребет Хачарой-дук. Слева от него — Ведучи, а справа — Тазбичи (туда мы поедем позже).

10. Одно из ущелий в районе Ведучи. Мы спустились вниз, к этой речке.

11. Через реку можно проехать на машине вброд, либо пешком пройти через мостик (люблю такие))

12. Остаток дня мы провели в районе этой горной речки.

Читайте также:  У кота кал с глистами что делать

13. В другой день мы поехали в сторону Грузии, к некрополю Цой-Педе. Вид от села Тазбичи на дорогу, которая ведет туда.

14. Трасса вдоль реки Аргун (Чанты-Аргун).

15. В глубине на холме видны развалины башни, Кирды, она пострадала во время последней военной компании.

16. В нескольких километрах от границы с Грузией, у места впадения реки Мешехи (слева) в Аргун (справа) расположена скалистая гряда с некрополем Цой-Педе, на южной окраине которого высится боевая башня.

17. Как и Вовнушки в Ингушетии, башня стоит на самом краю утеса, и поражает сложностью возведения. В нижней части она скреплена металлическими скобами, которые предотвращают ее разрушение — башне нужен ремонт.

18. Погода начала портиться, к некрополю Цой-Педе мы подниматься не стали, а решили забраться повыше, к заброшенным аулам над ним. Это вид от Камалхи.

19. В горной Чечне меня поразило обилие сельскохозяйственных террас — большой труд создать их на такой высоте.

20. Дорога в Грузию, к Шатили. Ниже находится погранзастава, которую фотографировать нельзя.

21-22. Некрополь Цой-Педе, вид с высоты. Тут свыше 40 гробниц — солнечных могильников, некоторым больше 10 веков.

23. Мы поднялись до аула Коротах.

24. Еще несколько лет назад тут была боевая башня, сейчас она обрушилась.

25-26. Солнечные могильники.

26. В 12 км отсюда — горная Ингушетия. Надеюсь, когда нибудь мне удасться пройтись отсюда до ингушского села Гул, первого со стороны границы.

Начался ливень и мы вернулись обратно.

27. Третья, последняя часть часть нашего похода, прошла в районе Тазбичи, где есть несколько боевых башен. Под деревом, укрывшись от дождя, мы заночевали.

28. На утро стали снимать Эткалинскую боевую башню.

29. Она восстановлена в 2012-м году.

31. В нижнюю можно забраться.

32. К верхней подобраться сложнее.

33. Так она выглядит сверху, на склоне хребта Хачарой-дук.

34. Напомню, по ту сторону хребта — Ведучи.

35. Хаскалинская боевая башня, самая старая в этих местах, постройка 10-12 веков.

36. Ближний угол разрушился и был оперативно, но грубо восстановлен.

37. Виды на окрестности в районе башни. Будь моя воля, я бы перебрался жить в такие места!)

41. От села Тазбичи есть прямая дорога на Шарой, которую мы проехали на автомашине.

42. Закат над Итум-Кали cнимает замечательный парень Абдуллах Берсаев bersaev , о котором я рассказывал раньше.

44. Хаскалинская боевая башня на закате.

45. Где-то там, в глубине гор, — Ингушетия 🙂

47. Здесь, на высоте 1500 метров мы устроили ночлег. В этих местах работает интернет, я прямо из нашей палатки выложил это фото в Инстаграмм, оно собрало рекордное число лайков))

Утром мы двинулись в Шарой, но об этом я напишу как-нибудь в другой раз. А из Итум-Калинского района я показал лишь пятую часть сделанных фото, иногда не самых красивых, зато характерных, чтобы можно было составить мнение об этих замечательных местах. В 2015 году, надеюсь, я сюда вернусь на более долгий срок, чтобы у меня была возможность детально посмотреть все достопримечательности района и сделать по ним фоторепортажи. Спасибо за внимание 🙂

источник

Добраться сюда из Грозного просто и недолго. Едете ли вы автостопом, на такси, автобусе или маршрутке, кратчайшая дорога проляжет через Аргунское ущелье, которое тянется почти на 120 километров вдоль реки Аргун — от перевала Медвежий Крест (груз. Датвис Джвари) на северо-востоке Грузии до Чёрных гор и Чеченской равнины.

Наряду с Дарьялом по Аргунскому ущелью проходил путь из России в Закавказье и Малую Азию; с древнейших времён оно было важнейшей транзитной дорогой из Чечни в Грузию, Дагестан и Осетию. Времена, когда ущелье можно было пройти целиком, ушли в прошлое вместе с СССР, а затем и с «независимой Ичкерией». В декабре 1999 года российские военные перекрыли чеченский участок государственной границы. Открывать пункты пропуска, даже для местных жителей, здесь в обозримом будущем не собираются.

На Аргуне можно увидеть и природные красоты Чечни и горной Грузии, и многие уцелевшие памятники древнего зодчества вайнахов и хевсур, и следы двух чеченских войн. Из документов нужно иметь лишь внутренний российский паспорт для Чечни (если ваш маршрут не будет включать погранзону, к югу от райцентра Итум-Кале) и заграничный — для Грузии. Путешествие по ущелью придётся разбить на две части — чеченскую и грузинскую.

С грозненской автостанции «Минутка» (недалеко от площади с тем же названием) до села Шатой на северной окраине Аргунского ущелья отправляются автобусы и маршрутки. До селения Итум-Кале — самого южного райцентра Чечни — единственная за день маршрутка уходит около полудня .

От Грозного примерно до села Варанды трасса идёт по равнине. В селе Старые Атаги горы только начинают приближаться, в Варандах уже кажется, что до них можно дотянуться рукой, а дальше, где-нибудь в Шатойском районе, вы окажетесь среди заросших лесом вершин, над пропастью с бурлящей рекой.

В окрестностях села Ярышмарды (за селением Чишки) на обочине дороги установлен деревянный православный крест в полтора человеческих роста, у подножия креста лежит простреленная солдатская каска. На этом месте 16 апреля 1996 года «чёрный араб» Хаттаб уничтожил колонну 245-го мотострелкового полка российской армии, убив около 100 человек.

У въезда в райцентр Шатой, в полусотне километров от чеченской столицы, стоит 22-метровая боевая башня с характерными для вайнахов пирамидально-ступенчатой кровлей и машикулями — балкончиками для стрельбы. Добраться до неё можно, сделав крюк через весь Шатой, перебравшись на противоположный берег Аргуна и свернув на грунтовку в сторону села Большие Варанды. Внутри башни восстановлены лестницы и межэтажные перекрытия, так что. ну, вы понимаете. 😉

На северной окраине аула Ушкалой, в самом узком месте ущелья, путника встретят две сторожевые башни, как бы впаянные в скальную нишу. Построили башни в XIV-XVI веках, а в 1944 году одна из них (та, что слева) была разрушена. Вторая сильно пострадала при обстреле во Вторую чеченскую, но полтора-два года назад ее отреставрировали, а первую вообще отстроили заново.

У каждой из них только три стены, четвёртой служит скальная порода (на фото 10 — с левой стороны).

От дороги через реку проложен крепкий пешеходный мост, по которому возможно дойти к башням.

На подъезде к Итум-Кале, в 75 километрах от Грозного, горы расходятся снова, уступая людям небольшую долину. Главная улица в селе носит имя Магомеда Узуева — итум-калинца, героя обороны Брестской крепости. Дома — сплошь частный сектор, по большей части из красного кирпича, все новые. Прежние, говорят местные жители, были разбомблены во время войны.

15.

Это навершия печных труб, выполненные из крашеной жести. Жестяные украшения — одна из характерных черт любого чеченского или ингушского дома, ведь каждый хозяин хочет, чтобы его жилище было нарядным.

На южной, самой древней окраине Итум-Кале стоят мечеть и небольшой средневековый замок Пакоч. В августе 2007 года, когда я оказался здесь впервые, из крепости совсем недавно ушли военные, кое-где оставив кирпичную кладку для огневых точек, прогнившие мешки с песком и тронутую ржавчиной колючую проволоку.

Боевая башня по соседству стояла полуразрушенной от времени и от войны.

Пару-тройку лет назад реставраторы-перфекционисты придали замочку почти европейский лоск, а попутно до неузнаваемости перестроили мечеть. )) Теперь они выглядят сурово и в то же время франтовато:

Сейчас в замке располагается очень приятный краеведческий музей имени Хусейна Исаева — знаменитого земляка, сподвижника Ахмата Кадырова, погибшего вместе с ним при взрыве на грозненском стадионе «Динамо» 9 мая 2004 года.

У замка-музея будет развилка . Д орога прямо, через мост справа от башни, поведёт в село Ведучи (8 км , есть указатель ), где с марта 2012 года идёт строительство горнолыжного комплекса . Д орога налево, между ульями и домом с зелёной крышей, уходит в Тазбичи и Шарой . Да, мы почти приехали!

( Кстати, по фото 17, 19 и 21 хорошо заметно, что башня рядом с замком тоже пережила второе рождение — спустя десятилетия или даже века ей достроили верх. В кладке причудливо сочетаются потемневшие от времени древние камни и светло-серые новые . Похоже на воссоединение семьи после долгой разлуки. )

Мобильная связь. Начиная с села Ушкалой Итум-Калинского района теряется сигнал на московских сим-картах. В Ушкалое и Итум-Кале ловят только чеченские симки, а после заставы «Хачарой» (где начинается погранзона) мобильной связи нет вообще.

Режим контртеррористической операции (КТО) , отменённый по всей Чечне в 2009 году, по состоянию на апрель 2012 года, сохранился в трёх горных районах республики — Шатойском, Итум-Калинском и Шаройском. Как следствие — на крупных полицейских постах (например, у села Башен-Кале на въезде в Итум-Калинский район со стороны Шатоя) у нездешних усиленно проверяют паспорта и иногда вещи, а в отделениях полиции — пробивают по базе на причастность к боевикам. В единичных случаях, по опыту автора, «на всякий случай» снимают отпечатки пальцев и пишут объяснение с ваших слов. В предгорьях Чечни такое встречается в Веденском районе, где режим КТО отменили не так давно, а на равнине об этом уже и не заикаются.

В качестве десерта — небольшой ролик чеченского ТВ о посещении Цой-Педе, одного из крупнейших на Кавказе средневековых некрополей. Это всё то же Аргунское ущелье, историческая область Мелхиста к юго-западу от Итум-Кале, всего пять-шесть километров до границы с «вражеской» Грузией. Общественного транспорта — никакого, зато весьма ощутимо присутствует режим погранзоны. В общем, место интересное, суровое и в то же время малодоступное. Правда, к путешествию в Тазбичи оно не имеет никакого отношения. Просто автор хочет похвастаться «сбычей мечт» — тем, что побывал в Цой-Педе. ) Особенно это заметно на третьей минуте и десятой секунде ролика. 😉

источник

Как и в предыдущие дни мы готовы были выдвинуться в путь ни свет ни заря, но в священный месяц Рамадан о строгом расписании (как и многих других удовольствиях) можно забыть. Примерно в то же время, когда мы засыпали в гостинице город начинал оживать, на улицах становилось многолюдно, визжали колеса машин и было слышно музыку. Этим утром мы увидели еще одних туристов: четверо молодых ребят (две пары) приехали на несколько дней в Чечню и собирались в те же края, что и мы, пропуская, правда, самое интересное – город мёртвых Цой-Педе, посещение которого оформляется через ФСБ заранее. Нам было по пути и мы дожидались, когда они найдут транспорт. Потом что-то случилось с машиной, в общем, утро затянулось. Наконец покинув Грозный, мы направились строго на юг вдоль реки Аргун – в Итум-Калинский район республики. День обещал быть сверхинтересным и очень насыщенным. Забегая вперед, скажу, что он не просто таким оказался, но и преподнес в обычную турпоездку долю приключений.

В районе села Чишки через Аргун переброшен мост, по нему мы переехали на другой берег. Дороги здесь сильно укреплены: много постов и дзотов. Люди предполагают, что это из-за конфликта с Грузией, но что-то мне в это не верится. Даже в страшном сне не представишь, чтобы маленькое государство напало на безграничную ядерную Россию (да и зачем?). Скорее все эти оборонительные сооружения стоят на всякий случай, чтобы боевики хорошо подумали, прежде чем что-нибудь выкинуть.

Через несколько километров после Чишек есть поселок Зоны, на подъезде к которому мы сделали первую остановку. В этом месте из земли бьёт источник с горячей серной водой. Когда-то здесь был курорт, сейчас все немного запущено.

Вода действительно горячая – можно сварить яйцо. Удивился, когда увидел, как пасшийся невдалеке бычок подошел к источнику и стал пить из него воду.

Аргун, разливающийся на подступах к Грозному, был едва заметен в заросшем ущельи. Вода из серного источника стекает здесь по крутому склону прямо в реку.

Возле источника есть свеженький домик с кабинами, где можно принять лечебные серные ванны в культурных условиях, но за деньги. Кто платить не хочет может воспользоваться самодельным целлофановым шатром, расположенном на самом краю ущелья.

Желающих принять ванну бесплатно больше. Подозреваю, что услугами платного домика пользуются в основном женщины. Внутри шатра оказался местный житель, рассказавший, что старается ходить сюда каждый день.

На выезде из села есть еще один источник, но уже с питьевой водой. Родник украшен большим барельефом:

Километров через десять начинается село Шатой. Находится оно все в том же Аргунском ущелье, где самая узкая его часть. Там мы встретили первую башню. Она оказалась боевой сигнальной, такие стояли на протяжении всего ущелья и с их помощью передавалась информация. Например, если подступал враг, на башне разводили огонь, его видели на соседней башне и тоже начинали разводили огонь – таким образом от башни к башне сигнал передавался за считанные минуты. Вообще вдоль Аргунского ущелья проходила самая старая дорога из России в Грузию. Именно в этом месте задолго до того, как стала функционировать военно-грузинская дорога ходили караваны торговцев и войска всяких недоброжелателей с востока, поэтому дорога охранялась. При Масхадове здесь шло строительство нормальной дороги (на федеральные деньги) в направлении Грузии. Возможно и существовал какой-то план об ее официальном статусе с КПП, но все это заглохло. Также по этой дороге когда-то проходил один из всесоюзных туристических маршрутов. За Шатоем асфальт закончился. Возле деревни Нихалой (километров пять от Шатоя) мы сделали еще одну остановку, чтобы увидеть горный водопад.

Прошли ржавый железный мост:

И свернули к небольшой горной речушке, впадающей в Аргун. Река хоть и маленькая, но за столетия прогрызла себе в породе очень живописное ущелье. (Почти на всех фото будет наш водитель Зелимхан, чтобы можно было оценить масштаб.)

Взгляд наверх. Полоса света местами такая узкая, что кажется будто края ущелья когда-нибудь сомкнутся и река станет подземной.

Шли босиком, чтобы не намочить обувь, а вообще, приезжая сюда, было бы неплохо иметь хотя бы рюкзак для вещей и фотоаппарата. Неподготовленность не позволила нам в итоге увидеть всю красоту этого места, но сколько могли посмотрели.

На фото 17 Зелимхан покоряет один из каскадов. Говорят, их там чуть ли не с десяток и каждый красивее и сложнее предыдущего, а заканчивается все небольшим озерцом с прозрачной водой. Но по скользким лестницам карабкаться наверх оказалось сложно, к тому же не так давно я ломал ногу, поэтому пришлось сдаться. А ребята-туристы, с которыми мы познакомились утром, прошли еще пару каскадов, но вернулись мокрые до нитки.

Читайте также:  Симптомом только слизь с калом

За селом Нихалой есть место, с которым связана легенда о каменной девушке. Когда-то юная жительница соседнего аула отправилась за водой к реке. Мать, заждавшись ее дома, решила, что дочь долго не возвращается из-за того, что ушла на тайное свидание и прокляла ее, пожелав, чтобы та превратилась в камень. Утром вся деревня пошла искать девушку и действительно нашла камень, возле которого стояли кувшины с водой и валялась выстиранная шерсть. Этот похожий на девушку камень находился здесь долгие годы, но какие-то вандалы во время войны его расстреляли.

На следующей фотографии Саид, профессор, сопровождавший нас на озеро Кезеной-Ам, о чем-то разговаривает с бойцом на очередном блок-посте. Всевидящее око Рамзана смотрит на них)

Еще километров через десять у села Ушкалой есть необычайно красивое и знаковое место.

Это две сторожевые башни, словно являющиеся частью нависающей над ними скалы. По преданиям там заседал совет старейшин, решавший вопросы, связанные с функционированием дороги вдоль Аргунского ущелья – размер оплаты и прочее. В старые времена дорога проходила как раз возле башен (современная дорога идет по противоположному берегу). Говоря современным языком, здесь функционировал таможенно-пропускной пункт.

До наших дней сохранилась только одна башня, вторая была полностью разрушена в 1944 году и ее восстановили совсем недавно. С первого взгляда даже непонятно какая настоящая, а какая подделка. Мне кажется, что левую восстанавливали.

Аргунское ущелье возле ушкалойских башен выглядит так.

Чуть дальше на юг есть еще один монумент.

Ушкалой: дорог нет, а газ есть. В этих местах у многих земля и жилье официально не оформлены, но все знают какой семье они принадлежат, никому и в голову не взбредет посягать на эту собственность. Российские законы здесь действуют достаточно условно.

Немного позже в селе Тазбичи у нас появилась возможность посмотреть, что представляет из себя сторожевая башня вблизи. Она стоит прямо возле дороги и на нее можно подняться.

Лестница на второй этаж (из четырех или даже пяти):

Крыша. Говорят, что самым ответственным делом была установка верхнего камня. Мастер, обвязавшись веревками, залезал с огромным камнем на крышу. Если по какой-то причине камень падал, то это считалось плохим знаком и башню разбирали, а горе мастера умертвляли.

Сверху в пределах видимости в разные стороны есть еще две башни. А у подножия – пасека.

Еще несколько километров и мы въехали в Итум-Кале.

Здесь есть старая крепость Пакоч (XI — XV вв.):

Еще меньше года назад она выглядела так:

Но крепость отреставрировали и теперь здесь Краеведческий музей им. Хусейна Исаева.

Я, если честно, подумал, что все это стилизованный новодел, а оказалось, что нет, все старое. Причем еще со времен, когда здесь было язычество.

В этом здании сейчас небольшой музей:

Отдельный этаж посвящен жизни и гибели председателя Государственного Совета Чеченской Республики Хусейна Исаева, уроженца Итум-Кале. 9 мая 2004 года на стадионе «Динамо» во время праздничных мероприятий, посвященных Дню Победы, произошёл теракт, в результате которого были убиты президент Ахмат Кадыров и Хусейн Исаев. Похоронен он здесь же в селе.

Рабочее место Хусейна Исаева выглядело так:

А это одежда, в которой он был в момент гибели:

Нас так были рады видеть, что устроили небольшой концерт с песнями:

Концерт конферансье начал с анекдота следующего содержания. «После вооруженной разборки лежат на дороге части расчлененного трупа. Следователь записывает: левая рука в правом кювете, правая рука в левом кювете, а голова лежит посреди. Как пишется шоссе? С одной или с двумя «с»? Потом пинает голову и записывает: голова в левом кювете.» В Чечне мой любимый чёрный юмор воспринимается тяжело. Я плохо запоминаю анекдоты, но этот засел во мне надолго. Веселье прервал имам расположенной рядом мечети.

Через громкоговоритель на минарете он напомнил, что вообще-то на дворе Рамадан, и мы мешаем детям учиться. Концерт пришлось закончить.

Пролетел военный вертолет, напомнив, что рядом граница.

После обеда мы отправились дальше. За Хачароем-Экх мы въехали в приграничную зону и поехали вдоль Аргуна, этой дороги на Яндекс.картах вообще нет.

Табличка на въезде в приграничную зону. Зачем ее дублируют на английском языке, если иностранцев сюда все равно не пускают?

Дорога – вполне проходимая грунтовка, отсюда до Тбилиси всего несколько часов езды. Проехали небольшую военную базу, потом еще одну и еще. У поворота на село Шунды в Аргун впадает речка Гешучу, текущая сюда из Ингушетии. Но когда мы подъехали к тому месту, где должен был быть мост оказалось, что его нет — смыло паводком. Мимо проехал армейский грузовик. Даже не притормаживая, погрузившись на пол колеса в воду, он лихо перебрался на противоположный берег. Стало ясно, что наш Мерседес повторить этот переезд не сможет.

На этом самом интересном месте я как Шахерезада прерву рассказ, чтобы закончить его в следующей части.

1 — Зоны, источники
2 — Нихалой, водопад
3 — Ушкалой, башни
4 — Тазбичи, башня
5 — Итум-Кале, крепость и музей
6 — поворот на Шунды

Все рассказы из этой поездки:

Если вам понравились какие-то снимки из этого поста прошу указать номер в комментарии, это поможет мне совершенствоваться и определить мои самые удачные работы. Критика тоже приветствуется.

P.S. Текст-ссылка написан не мной, по ссылке можно ознакомиться с первоисточником.

Вы можете поддержать блог, сделав перевод c банковской карты через Яндекс.Деньги или PayPal.

источник

После первой чеченской войны, Ичкерия (как называли свою республику сепаратисты) оказалась в полублокаде со стороны России, однако на юге она граничила с Грузией через которую и осуществлялась связь с внешним миром. Поэтому руководство ЧРИ усиленно строило дорогу Итум-Кале – Шатили. Чеченцы не прогадали со значимостью данной дороги, ведь когда началась вторая чеченская компания то дорога в Грузию стала по-настоящему стратегической.

По этой дороге в Чечню поступало оружие и деньги, а также наемники из других стран. Грузинской стороне было мягко говоря плевать на то, что творится у её границ и грузины закрывали глаза даже на то, что чеченцы периодически похищали людей в Грузии чтобы потом использовать их в качестве рабочей силы. Грузинские погранслужбы практически не производили охрану границы с Чечнёй. Обеспечивавшие охрану границы со стороны ЧРИ сотрудники департамента погранично-таможенной службы Чечни занимались тем же, что и обычные бандиты: захватом заложников, угоном скота в соседней Грузии, переправкой наркотиков и прочей контрабанды.

В августе 1999 года началась Вторая чеченская война и с первых же дней боевых действий командование ВС РФ пыталось отрезать пути снабжения бандитам. Начались авианалеты на дорогу, которая к слову, осенью была буквально забита уходящими в Грузию беженцами и боевиками. Штурмовики утюжили узкую дорогу, однако должного эффекта это не приносило, к тому же от таких авианалетов больше страдали беженцы. По дороге продолжала осуществляться практически бесперебойная доставка сепаратистам боеприпасов, продовольствия и медикаментов.

Все сводилось к тому, что без полного контроля границы с Грузией остановить такой поток попросту невозможно. Тогда то военные приступили к разработке плана по высадке десанта на границе, операция получила кодовое название «Аргун».

17 декабря на господствующие высоты близ границы высадились небольшие группы десантников. Их задачей было прикрытие высадки основных сил. Неожиданность высадки десанта произвела сильный эффект на боевиков – они попросту не ожидали увидеть российские войска в глубине Чечни. Практически без боя боевики покинули свой лагерь, побросав большую часть оружия. Но основная часть операции началась только 20 декабря когда с погранзаставы в Ингушетии поднялись первые вертолеты несущие на своих бортах бойцов пограничных войск. За день было совершенно 45 вертолетовылетов, доставлено 120 бойцов и примерно 30 тонн груза. Каждое подразделение, которое садилось в вертолет, было способно вести бой самостоятельно – они имели достаточный боезапас, а так же сухпай рассчитанный на 3 дня.

Однако боевики прекрасно видели пограничников и не оставляли попыток выявить огневые точки застав, определить расположение командного состава и материальной части. Периодически велись обстрелы застав, но до боевых столкновений не доходило. Пограничники же в течении этих дней обустраивали заставы превращая их в настоящие форпосты, однако же крупнейшее село Итум-Кале предстояло еще штурмовать. Оборону там держали головорезы Хаттаба, а также местные боевики.

Наконец то командование ВС РФ проявило благоразумие и не бросилось штурмовать село силами погранцов и десантников – в дело вступили реактивная артиллерия. Комплекс «Рапира» успешно пеленговал скопления боевиков по радиоперехватам и определяло их координаты, по этим координатам артиллерия наносила удар. Боевики разрозненными группа стали отступать в сторону Шатоя. Пограничные отряды устанавливали последние блокпосты на границе. Граница с Грузией была полностью закрыта, рассчитывать боевики могли теперь только на собственные силы. Конечно до окончания войны еще было далеко, но зверь был уже заперт в клетке.

источник

  • Заблокированные
  • 1857 сообщений
  • Регистрация Лет: 15, Месяцев: 9, Дней: 17
    • Страна:
    • Пол: Мужчина
    • Город: Минск Литовский
    • Интересы: религиозные и гражданские
    • Служил: БССР, Украина, Россия.
    • Ваше имя: Андрэй

      Передовай ему огромный привет.Пусть помнит что на форуме у нас его не забывают. И может он через тебя какие нибудь новости будет передовать о службе , об отряде. А то правда никто толком и незнает что там сейчас происходит.

    • Заблокированные
    • 1857 сообщений
    • Регистрация Лет: 15, Месяцев: 9, Дней: 17
    • Страна:
    • Пол: Мужчина
    • Город: Минск Литовский
    • Интересы: религиозные и гражданские
    • Служил: БССР, Украина, Россия.
    • Ваше имя: Андрэй

    • Пользователи
    • 30 сообщений
    • Регистрация Лет: 13, Месяцев: 10, Дней: 16
    • Служил: КТОФ БПК
    • Ваше имя: Анатолий

    • Форумчане
    • 346 сообщений
    • Регистрация Лет: 14, Месяцев: 8, Дней: 5
    • Страна:
    • Пол: Мужчина
    • Город: Сочи
    • Интересы: Комп, авто, бардовская песня
    • Служил: Батуми, Баку, Гадрут, Сухуми, Сочи
    • Ваше имя: Виктор

  • Форумчане
  • 144 сообщений
  • Регистрация Лет: 13, Месяцев: 10, Дней: 17
    • Город: Московская обл.
    • Служил: 1988-92 АВПКУ, КДВПО(Сковородино), ПГ ФПС в РТ(Пяндж, Душанбинская ДШМГ), Чечня(ДШМГ Итум-Кале)
    • Ваше имя: Сергей Лакомов

    • Заблокированные
    • 1857 сообщений
    • Регистрация Лет: 15, Месяцев: 9, Дней: 17
    • Страна:
    • Пол: Мужчина
    • Город: Минск Литовский
    • Интересы: религиозные и гражданские
    • Служил: БССР, Украина, Россия.
    • Ваше имя: Андрэй

      serj2, здравствуй, ДэШа.
      На прошлой неделе, проблесками, после многолетнего перерыва, стала являться муза. Тогда, в «Наших стихах и песнях» появился экспромт, на ночь глядя. А сегодняшний день, намеренно, посвятил переработке того стиха, ибо грядёт 6-летие отряда. Что вышло — примите, други и подруги:

      6-летию Аргунского пограничного отряда посвящаю.

      Над Аргунским ущельем рассвет,
      Взгляд пронзает бескрайнее небо.
      Здесь, в горах, я не шёл по следу,
      Но оставил незримый след.
      Здесь стоит мой родной отряд,
      И звучит моя старая песня,
      Здесь живу я и здесь воскресну,
      Даже если уйду в закат.

    • Заблокированные
    • 1857 сообщений
    • Регистрация Лет: 15, Месяцев: 9, Дней: 17
    • Страна:
    • Пол: Мужчина
    • Город: Минск Литовский
    • Интересы: религиозные и гражданские
    • Служил: БССР, Украина, Россия.
    • Ваше имя: Андрэй

      6 лет Аргунскому десанту.
      6 лет Аргунскому (Итумкалинскому) погранотряду.

    • Пользователи
    • 65 сообщений
    • Регистрация Лет: 13, Месяцев: 10, Дней: 3
    • Пол: Мужчина
    • Город: г.Волгоград, ул Землячки 31/49
    • Интересы: порыбачить люблю
    • Служил: АЛМА-АТА 1981-1985 г. Ахалцихе, Термез, Батуми, Железноводск, Самара, Волгоград
    • Ваше имя: Олег

    • Заблокированные
    • 1857 сообщений
    • Регистрация Лет: 15, Месяцев: 9, Дней: 17
    • Страна:
    • Пол: Мужчина
    • Город: Минск Литовский
    • Интересы: религиозные и гражданские
    • Служил: БССР, Украина, Россия.
    • Ваше имя: Андрэй

    • Заблокированные
    • 1857 сообщений
    • Регистрация Лет: 15, Месяцев: 9, Дней: 17
    • Страна:
    • Пол: Мужчина
    • Город: Минск Литовский
    • Интересы: религиозные и гражданские
    • Служил: БССР, Украина, Россия.
    • Ваше имя: Андрэй

      Ребята, простите за это сообщение — мне ни в коем разе не хочется делать саморекламу, но я вынужден, хоть и не скромно, рассказать о моей персоне и «моей границе».

      Дело в том, что я много говорю о границе здесь и, наверное, недостаточно ясно и чётко — о себе самом. Поэтому неоднократно возникали ситуации, когда людям казалось, что я в зёлёном «фургоне» ходил с АКС где-нибудь у Пянджа или Аргуна. И сегодня мне написал братишка о том, ни встречались ли мы весной 2000-го в Итум-Кале. Мне всегда неловко, что, ненароком, ввожу людей в заблуждение.

      Я лично не считаю, что я не служил на Памире и в Чечне на границе и не носил там зелёный берет. Но оставим это личное мне лично и психиатрам. Говоря без поэтизма и моих заморочек: я служил два года «срочной» в СА, в ПВ не служил, в Афгане, Таджике, Чечне не был даже проездом, в боевых действиях участия не принимал. Но дабы вам было легче понять, почему я всё ещё не в психушке, могу порекомендовать, например, это:

      tp://greenzone3000.narod.ru/nicolaev/jump.htm
      tp://greenzone3000.narod.ru/pressa/polyot.htm — самое прикольное интервью, журналистке «жёлтой» газеты. Она пришла меня раздолбать в пух и прах, и обладала хорошим чувством юмора. В результате мы с ней ржали друг над другом.

      Ещё раз простите меня за эту вынужденную нескромность!

    • Пользователи
    • 65 сообщений
    • Регистрация Лет: 13, Месяцев: 10, Дней: 3
    • Пол: Мужчина
    • Город: г.Волгоград, ул Землячки 31/49
    • Интересы: порыбачить люблю
    • Служил: АЛМА-АТА 1981-1985 г. Ахалцихе, Термез, Батуми, Железноводск, Самара, Волгоград
    • Ваше имя: Олег

    • Заблокированные
    • 1857 сообщений
    • Регистрация Лет: 15, Месяцев: 9, Дней: 17
    • Страна:
    • Пол: Мужчина
    • Город: Минск Литовский
    • Интересы: религиозные и гражданские
    • Служил: БССР, Украина, Россия.
    • Ваше имя: Андрэй

    • Пользователи
    • 19 сообщений
    • Регистрация Лет: 14, Месяцев: 5, Дней: 14
    • Город: Краснодарский край
    • Интересы: Спорт, аудио-видео аппаратура, интернет, фото-видео съемка
    • Служил: В Итум-Кале — 2000-2001 г.г.; Борзой — 2002-2004 г.г.
    • Ваше имя: Александр

      В прошлом году ушёл из жизни через 2 года после увольнения из войск бывший зам начальника разведки Аргунского погранотряда подполковник Валера Князев.

    • Заблокированные
    • 1857 сообщений
    • Регистрация Лет: 15, Месяцев: 9, Дней: 17
    • Страна:
    • Пол: Мужчина
    • Город: Минск Литовский
    • Интересы: религиозные и гражданские
    • Служил: БССР, Украина, Россия.
    • Ваше имя: Андрэй

      источник