Меню Рубрики

Мать упала в обморок когда увидела сына

Трехлетней девочке с редким заболеванием пытаются вернуть нормальное лицо. В Клиническом центре челюстно-лицевой, реконструктивно-восстанови-тельной и пластической хирургии Московского государственного медико-стома-тологического университета прошла сложная операция. Хирурги колдовали над лицом трехлетней Дарины Шпенглер из Красноярского края.

Дарина родилась 18 июня 2013 года с редким диагнозом: «акрофациальный дизостоз Нагера». У нее большая расщелина рта, нет губ и подбородка… Врачи пытаются помочь девочке обрести нормальное лицо. Историю Дарины «Комсомолке» рассказала ее мама, Елена Шпенглер.

УЗИ отклонений не показало

– До рождения Дарины мы с мужем воспитали троих здоровых детей, – говорит Елена. – Сыну Алексею 28 лет. Дочке Любаше – 27. Есть приемный сын 17 лет.

Одна дочка у нас умерла при родах. Это было 18 лет назад. Я очень переживала… С тех пор детей у нас с мужем больше не было, хотя нам очень хотелось!

Шло время. 42-й год мне пошел – уже не возраст для родов. И вдруг новость – как снег на голову – беременность! Мы с мужем не сомневались: будем рожать!

Раз УЗИ прошли, два, три. Никаких патологий внутриутробно не обнаружили. И беременность проходила прекрасно, никакого токсикоза.

Муж понял и поддержал

– Дарина родилась семимесячной. Когда малышка появилась на свет, я поняла: что-то не так. Врачи стали куда -то звонить, волновались. Новорожденную завернули, бочком ее мне показали – я не успела разглядеть.

Когда я немного отошла, попросила показать дочку. Медсестра меня так странно спрашивает: «А вы готовы увидеть? Она в кювезе».

Подхожу, глаза поднимаю и вижу… этот распахнутый ротик! У меня все в глазах потемнело. Упала в обморок. Я потеряла сознание, меня отправила в реанимацию. Когда пришла в себя, врачи предложили написать отказную на ребенка. Но я твердо решила, что Дариша будет с нами.

– За два дня до рождения Дарочки наш папа (муж Юрий. – Ред.) чуть не погиб в ДТП . Поехал на машине за цветами, а ось оторвалась. Попал в больницу. Поэтому сразу после моих родов он не смог прийти ко мне. Но когда стало получше, примчался. На его лице ни мускул не дрогнул, когда ему показали Даришу. «Наша! Родная!» – только и сказал. Это испытание нас только сплотило.

Родня отвернулась

– Врачи не объяснили, как ухаживать за таким ребенком. Никому не пожелаю испытания – когда видишь изуродованного, плачущего младенца и не знаешь, что делать. Дарочка плакала сутками. И я ревела, видела, что ей больно.

У нее же нет губ. Рот постоянно открыт, весь кровил. Покупала абрикосовое масло, ромашку отварю и делаю ей марлевые аппликации. Пыталась, как могла, помочь, по наитию. Сосать грудь, конечно же, дочка не могла. По полтора-два часа сидела и сцеживала ей молоко. Так мы промучились три месяца. Потом пришла педиатр и посоветовала: поезжайте в челюстно-лицевую хирургию. Оказалось, беда исправима – такие операции делают в Москве !

У Дарины выявили серьезный генетический сбой, восемь мутаций в организме. Ротик кровил постоянно. Твердую пищу она до сих пор есть не может – только жидкую.

– Из-за чего этот сбой? Возраст не мог повлиять?

– Мне сейчас 46 лет. Мужу будет 10 ноября – 48. Но говорят, в любом возрасте может родиться такой ребенок.

По словам женщины, после рождения Дарины родственники от их семьи отвернулись.

– Только одна моя сестра меня поддержала, остальные родные – нет, – вздыхает Елена. – Братья, их дети, мама мужа не приняли Даришу. Не замечали ее с рождения.

Мы Дарочку не прячем, везде с ней ходим. И вот представьте: мы заходим в магазин и сталкиваемся с родными – они тут же выходят, в нашу сторону не смотрят. Делают вид, что не видят. И своих детей просят отвернуться.

Нам не нужна была война с родственниками. Мы вынуждены были уехать из родного поселка Вольного подальше.

Зато наши дети и их семьи нас поддерживают. Они любят Дариночку. Признавались, что сначала тяжело было смотреть на нее, но теперь привыкли.

Муж Юра ничуть не стесняется – везде гуляет с дочкой. Некоторые говорили, мол, наденьте ребенку маску противогриппозную. Муж отвечает: «Не хотите – не смотрите, а мы принимаем нашу дочку такой, какая она есть».

Не взяли в детский сад

– В детский сад по месту жительства Дариночку не приняли, – продолжает Елена. – Мол, другие дети испугаются. Но сейчас из местного социального центра приезжают воспитательницы, раз в неделю занимаются с дочкой. Она девочка компанейская. Мы накупили ей игрушек – ходящих, говорящих. Но это ведь не заменяет ей общения с ребятишками!

Она любит петь, модничает, крутится перед зеркалом. Любит кубики собирать, конструктор. Правда, тяжеловато ей. У Дарочки работают на ручках только по два пальчика: нет суставов. С этим ничего не поделать.

– Нет. До рождения Дары работала заведующей сельским клубом. Муж на инвалидности по зрению – на работе глаз потерял. Получаем пенсию.

Поклонники из Москвы

Шпенглеры рассказали про Дарину и ее беду в интернете – начали приходить деньги. И семья смогла поехать на операцию в Москву.

– Здесь у дочки друзья появились, – рассказывает Елена. – Про нее узнал один дедушка – москвич, ему 80 лет. Приезжает к ней каждую неделю. В шутку себя поклонником Дары называет.

И еще одна женщина, Валентина Александровна, игрушки в подарок Дарине принесла: «У меня внуков нет. Можно, я буду Даришке бабушкой?» Я говорю: «Конечно!»

Сейчас в московской клинике Дарина проходит реабилитацию после первой успешно проведенной операции. Ей ушили рот, чтобы не было такой большой расщелины.

– В дальнейшем будем делать ей губы, наращивать кость и мышцы, так как у нее нет совсем нижней кости – подбородка, – продолжает Елена. – Каждые два года будет операция…

«Они сами сломали ей руки и ноги»

– А родственники продолжают доставлять неприятности, – негодует Елена Шпенглер. – В красноярскую полицию пришло заявление: якобы мы мошенники, сами сломали рот ребенку, руки и ноги! Мне из полиции звонили, требовали объяснения. Хирург, который оперировал Дару, был в шоке, когда об этом узнал…

Конечно, по этому заявлению разберутся и поймут, что это полная глупость. Но нервы-то треплют!

А нам Дарочку надо поднимать. И мы, родители, должны нормально себя чувствовать, не дергаться, потому что наши нервы передаются ей. Дарочке еще много всего предстоит выдержать.

МНЕНИЕ ВРАЧА

«Порой бессердечность поражает»

– Девочка сейчас лежит у нас в больнице, – сказал « КП » оперировавший Дару хирург Орест Топольницкий. – Случай очень редкий. Некоторые благотворительные фонды отказались помочь деньгами на операцию – сказали, мол, «все равно она умрет». Но мы по ОМС (полису обязательного медицинского страхования) на свой страх и риск прооперировали ребенка. Девочке предстоит еще много операций. Сейчас сделали самую сложную. Риск был: у ребенка низкая масса тела, кровопотери опасны.

Знаю, что у родителей возникла еще неожиданная проблема, связанная с их родственниками. Невзлюбили они эту девочку. Бессердечность некоторых взрослых просто поражает!

источник

Из жизни Мама упала в обморок, когда впервые увидела свою дочь. От семьи отвернулись родственники. Врачи пытаются вернуть 3-летней Дарине нормальное лицо

В Клиническом центре челюстно-лицевой, реконструктивно-восстановительной и пластической хирургии Московского государственного медикостоматологического университета прошла сложная операция. Хирурги колдовали над лицом трехлетней Дарины Шпенглер из Красноярского края. Девочка родилась с редким диагнозом «акрофациальный дизостоз Нагера». У нее большая расщелина рта, нет губ и подбородка… Сейчас врвчи пытаются помочь ребенку. Историю Дарины рассказывает «Комсомольская правда».

Как рассказывает мама Елена Шпенглер, до рождения Дарины они с мужем воспитали троих здоровых детей. Сыну Алексею 28 лет. Дочке Любаше — 27. Есть приемный сын 17 лет.

Елене было 42 года, когда она неожиданно забеременела. Супруги решили оставить ребенка. Никаких патологий внутриутробно не обнаружили. И беременность проходила прекрасно, никакого токсикоза.

— Дарина родилась семимесячной. Когда малышка появилась на свет, я поняла: что-то не так. Врачи стали куда-то звонить, волновались. Новорожденную завернули, бочком ее мне показали — я не успела разглядеть. Когда я немного отошла, попросила показать дочку. Медсестра меня так странно спрашивает: «А вы готовы увидеть? Она в кювезе». Подхожу, глаза поднимаю и вижу… этот распахнутый ротик! У меня все в глазах потемнело. Упала в обморок. Я потеряла сознание, меня отправила в реанимацию. Когда пришла в себя, врачи предложили написать отказную на ребенка. Но я твердо решила, что Дариша будет с нами.

А вот папа отраегировал на внешность девочки спокойно.

-Наша! Родная! — только и сказал.

Врачи не объяснили маме, как ухаживать за таким ребенком.

— Никому не пожелаю испытания — когда видишь изуродованного, плачущего младенца и не знаешь, что делать. Дарочка плакала сутками. И я ревела, видела, что ей больно, — вспоминает Елена. — У нее же нет губ. Рот постоянно открыт, весь кровил. Покупала абрикосовое масло, ромашку отварю и делаю ей марлевые аппликации. Пыталась, как могла, помочь, по наитию. Сосать грудь, конечно же, дочка не могла. По полтора-два часа сидела и сцеживала ей молоко. Так мы промучились три месяца. Потом пришла педиатр и посоветовала: поезжайте в челюстно-лицевую хирургию. Оказалось, беда исправима — такие операции делают в Москве !

По словам женщины, после рождения Дарины родственники от их семьи отвернулись.

— Мы Дарочку не прячем, везде с ней ходим. И вот представьте: мы заходим в магазин и сталкиваемся с родными — они тут же выходят, в нашу сторону не смотрят. Делают вид, что не видят. И своих детей просят отвернуться.

Нам не нужна была война с родственниками. Мы вынуждены были уехать из родного поселка Вольного подальше.

Зато наши дети и их семьи нас поддерживают. Они любят Дариночку. Признавались, что сначала тяжело было смотреть на нее, но теперь привыкли.

В детский сад по месту жительства Дариночку не приняли. Мол, другие дети испугаются. Шпенглеры рассказали про Дарину и ее беду в Интернете — начали приходить деньги. И семья смогла поехать на операцию в Москву.

Сейчас в московской клинике Дарина проходит реабилитацию после первой успешно проведенной операции. Ей ушили рот, чтобы не было такой большой расщелины.

— В дальнейшем будем делать ей губы, наращивать кость и мышцы, так как у нее нет совсем нижней кости — подбородка, — продолжает Елена. — Каждые два года будет операция…

Комсомольская правда

Как рассказала Елена, родственники продолжают доставлять им неприятности. В красноярскую полицию пришло заявление: якобы супруги мошенники, сами сломали рот ребенку, руки и ноги!

Орест Топольницкий, хирург:

— Случай очень редкий. Некоторые благотворительные фонды отказались помочь деньгами на операцию — сказали, мол, «все равно она умрет». Но мы по ОМС (полису обязательного медицинского страхования) на свой страх и риск прооперировали ребенка. Девочке предстоит еще много операций. Сейчас сделали самую сложную. Риск был: у ребенка низкая масса тела, кровопотери опасны.

Знаю, что у родителей возникла еще неожиданная проблема, связанная с их родственниками. Невзлюбили они эту девочку. Бессердечность некоторых взрослых просто поражает!

источник

В Клиническом центре челюстно-лицевой, реконструктивно-восстанови-тельной и пластической хирургии Московского государственного медико-стома-тологического университета прошла сложная операция. Хирурги колдовали над лицом трехлетней Дарины из Красноярского края.

Дарина родилась 18 июня 2013 года с редким диагнозом: «акрофациальный дизостоз Нагера». У большая расщелина рта, нет губ и подбородка… Врачи пытаются помочь девочке обрести нормальное лицо. Историю Дарины «Комсомолке» рассказала ее мама, Елена Шпенглер.

УЗИ отклонений не показало

— До рождения Дарины мы с мужем воспитали троих здоровых детей, — говорит Елена. — Сыну Алексею 28 лет. Дочке Любаше — 27. Есть приемный сын 17 лет.

Одна дочка у нас умерла при родах. Это было 18 лет назад. Я очень переживала… С тех пор детей у нас с мужем больше не было, хотя нам очень хотелось!

Шло время. 42-й год мне пошел — уже не возраст для родов. И вдруг новость — как снег на голову — беременность! Мы с мужем не сомневались: будем рожать!

Раз прошли, два, три. Никаких патологий внутриутробно не обнаружили. И беременность проходила прекрасно, никакого токсикоза.

Муж понял и поддержал

— Дарина родилась семимесячной. Когда малышка появилась на свет, я поняла: что-то не так. Врачи стали -то звонить, волновались. Новорожденную завернули, бочком ее мне показали — я не успела разглядеть.

Когда я немного отошла, попросила показать дочку. Медсестра меня так странно спрашивает: «А вы готовы увидеть? Она в кювезе».

Подхожу, глаза поднимаю и вижу… этот распахнутый ротик! У меня все в глазах потемнело. Упала в обморок. Я потеряла сознание, меня отправила в реанимацию. Когда пришла в себя, врачи предложили написать отказную на ребенка. Но я твердо решила, что Дариша будет с нами.

— За два дня до рождения Дарочки наш папа (муж Юрий. — Ред.) чуть не погиб в . Поехал на машине за цветами, а ось оторвалась. Попал в больницу. Поэтому сразу после моих родов он не смог прийти ко мне. Но когда стало получше, примчался. На его лице ни мускул не дрогнул, когда ему показали Даришу. «Наша! Родная!» — только и сказал. Это испытание нас только сплотило.

Родня отвернулась

— Врачи не объяснили, как ухаживать за таким ребенком. Никому не пожелаю испытания — когда видишь изуродованного, плачущего младенца и не знаешь, что делать. Дарочка плакала сутками. И я ревела, видела, что ей больно.

У нее же нет губ. Рот постоянно открыт, весь кровил. Покупала абрикосовое масло, ромашку отварю и делаю ей марлевые аппликации. Пыталась, как могла, помочь, по наитию. Сосать грудь, конечно же, дочка не могла. По полтора-два часа сидела и сцеживала ей молоко. Так мы промучились три месяца. Потом пришла педиатр и посоветовала: поезжайте в челюстно-лицевую хирургию. Оказалось, беда исправима — такие операции делают в !

У Дарины выявили серьезный генетический сбой, восемь мутаций в организме. Ротик кровил постоянно. Твердую пищу она до сих пор есть не может — только жидкую.

— Из-за чего этот сбой? Возраст не мог повлиять?

— Мне сейчас 46 лет. Мужу будет 10 ноября — 48. Но говорят, в любом возрасте может родиться такой ребенок.

По словам женщины, после рождения Дарины родственники от их семьи отвернулись.

— Только одна моя сестра меня поддержала, остальные родные — нет, — вздыхает Елена. — Братья, их дети, мама мужа не приняли Даришу. Не замечали ее с рождения.

Мы Дарочку не прячем, везде с ней ходим. И вот представьте: мы заходим в магазин и сталкиваемся с родными — они тут же выходят, в нашу сторону не смотрят. Делают вид, что не видят. И своих детей просят отвернуться.

Читайте также:  Тепловой удар обморок оказание помощи

Нам не нужна была война с родственниками. Мы вынуждены были уехать из родного поселка Вольного подальше.

Зато наши дети и их семьи нас поддерживают. Они любят Дариночку. Признавались, что сначала тяжело было смотреть на нее, но теперь привыкли.

Муж Юра ничуть не стесняется — везде гуляет с дочкой. Некоторые говорили, мол, наденьте ребенку маску противогриппозную. Муж отвечает: «Не хотите — не смотрите, а мы принимаем нашу дочку такой, какая она есть».

Не взяли в детский сад

— В детский сад по месту жительства Дариночку не приняли, — продолжает Елена. — Мол, другие дети испугаются. Но сейчас из местного социального центра приезжают воспитательницы, раз в неделю занимаются с дочкой. Она девочка компанейская. Мы накупили ей игрушек — ходящих, говорящих. Но это ведь не заменяет ей общения с ребятишками!

Она любит петь, модничает, крутится перед зеркалом. Любит кубики собирать, конструктор. Правда, тяжеловато ей. У Дарочки работают на ручках только по два пальчика: нет суставов. С этим ничего не поделать.

— Нет. До рождения Дары работала заведующей сельским клубом. Муж на инвалидности по зрению — на работе глаз потерял. Получаем пенсию.

Поклонники из Москвы

Шпенглеры рассказали про Дарину и ее беду в интернете — начали приходить деньги. И семья смогла поехать на операцию в Москву.

— Здесь у дочки друзья появились, — рассказывает Елена. — Про нее узнал один дедушка — москвич, ему 80 лет. Приезжает к ней каждую неделю. В шутку себя поклонником Дары называет.

И еще одна женщина, Валентина Александровна, игрушки в подарок Дарине принесла: «У меня внуков нет. Можно, я буду Даришке бабушкой?» Я говорю: «Конечно!»

Сейчас в московской клинике Дарина проходит реабилитацию после первой успешно проведенной операции. Ей ушили рот, чтобы не было такой большой расщелины.

— В дальнейшем будем делать ей губы, наращивать кость и мышцы, так как у нее нет совсем нижней кости — подбородка, — продолжает Елена. — Каждые два года будет операция…

«Они сами сломали ей руки и ноги»

— А родственники продолжают доставлять неприятности, — негодует Елена Шпенглер. — В красноярскую полицию пришло заявление: якобы мы мошенники, сами сломали рот ребенку, руки и ноги! Мне из полиции звонили, требовали объяснения. Хирург, который оперировал Дару, был в шоке, когда об этом узнал…

Конечно, по этому заявлению разберутся и поймут, что это полная глупость. Но нервы-то треплют!

А нам Дарочку надо поднимать. И мы, родители, должны нормально себя чувствовать, не дергаться, потому что наши нервы передаются ей. Дарочке еще много всего предстоит выдержать.

МНЕНИЕ ВРАЧА

«Порой бессердечность поражает»

— Девочка сейчас лежит у нас в больнице, — сказал «» оперировавший Дару хирург Орест Топольницкий. — Случай очень редкий. Некоторые благотворительные фонды отказались помочь деньгами на операцию — сказали, мол, «все равно она умрет». Но мы по ОМС (полису обязательного медицинского страхования) на свой страх и риск прооперировали ребенка. Девочке предстоит еще много операций. Сейчас сделали самую сложную. Риск был: у ребенка низкая масса тела, кровопотери опасны.

Знаю, что у родителей возникла еще неожиданная проблема, связанная с их родственниками. Невзлюбили они эту девочку. Бессердечность некоторых взрослых просто поражает!

Если кто-то хочет помочь Дарине, вот счет ее мамы:

источник

В«А ты почему не в армии? Потому что ты трус!В»

понятно что норм, пойду дальше яндекс мучать

други где в томске можно купить браслет на скромные часики Diesel DZ4297 ?

Всяко разно +25

Добрый день, дамы и господа!

Дратути,с Праздником товарищи!

Доброе утро! И Вас с праздником!

Доброго утра всем и с праздником!

Ну, типа, с праздником.

А вот Терминатор, супер, мне очень понравился))) сходили сегодня, Сару Конор жалко, как её постарели(((

Супруги Шпенглер из Краснодарского края совсем не планировали новой беременности. Помимо давно выпорхнувших из родительского гнезда взрослых сына и дочери у Елены с Юрием был еще один ребенок, приемный. Да и возраст матери вроде бы не позволял заводить больше детей. Но неожиданно забеременев, супруги решили оставить ребенка. Однако, после рождения дочери, врачи даже не сразу показали ее матери.

Три раза женщина проходила УЗИ, сама беременность была идеальной, токсикоза не наблюдалось. После родов жизнь супругов полностью изменилась.

Дарина появилась на свет семимесячной. Буквально сразу же Елену насторожило необычное поведение врачей. Медсестра показала дочь матери не сразу, причем перед этим еще спросила женщину, готова ли та увидеть такое. Бросив первый взгляд на младенца, Елена упала в обморок.

Диагноз Дарины звучал серьезно и страшно: акрофациальный дизостоз Нагера. У девочки нет ни губ, ни подбородка. Вместо рта у нее одна большая расщелина. Поэтому даже сейчас, спустя много лет после рождения, малышка способна есть только жидкую пищу. Кроме того, у крохи есть и проблемы с руками: полноценно работают только по два пальца на каждой кисти.

Жуткое испытание лишь сплотило Елену и Юрия. Супруги сразу решили, что не оставят дочь и всё сделают ради нее. А вот родственники семьи приняли их действия в штыки. Родителей Дарины поддержали лишь собственные взрослые дети и сестра Елены. Остальные родичи дружно ополчились на несчастную пару.

Из родного поселка супругам Шпенглер пришлось переселиться в Москву. Жить в атмосфере ненависти Елена с Юрием не могли. Однако куда более важной причиной стало то, что в столице были врачи, способные помочь Дарине. Теперь каждые два года девочка будет проходить операцию. К счастью, благотоворительные фонды и доброхоты тоже пришли ей на помощь

Из-за пугающей внешности маленькую девочку не приняли в детский сад. Разумеется, с ней индивидуально занимаются воспитательницы, но общение с другими малышами это всё равно заменяет слабо. Сама же Дарина растет живым и компанейским ребенком. Она любит петь, играть с конструктором и так же часто вертится перед зеркалом, как и любая другая девочка

Самое страшное, впрочем, не болезнь малышки. С ней могут разобраться врачи. А вот обозлившиеся на Юрия с Еленой родственники по-прежнему не оставляют их в покое. Было даже заявление в красноярскую полицию, где супругов называли мошенниками и садистами. Дескать, они сами переломали ребенку лицо, руки и ноги!

Сейчас Дарина успешно прошла через самую сложную по мнению врачей операцию. Из-за низкой массы тела ребенка и высокой возможности кровопотери взрослые сильно волновались. К счастью, специалисты оказались умелыми и не допустили трагедии. А в будущем малышке предстоит еще много времени провести на операционном столе.

источник

Трехлетней девочке с редким заболеванием пытаются вернуть нормальное лицо. В Клиническом центре челюстно-лицевой, реконструктивно-восстанови-тельной и пластической хирургии Московского государственного медико-стома-тологического университета прошла сложная операция. Хирурги колдовали над лицом трехлетней Дарины Шпенглер из Красноярского края.

Дарина родилась 18 июня 2013 года с редким диагнозом: «акрофациальный дизостоз Нагера». У нее большая расщелина рта, нет губ и подбородка… Врачи пытаются помочь девочке обрести нормальное лицо. Историю Дарины «Комсомолке» рассказала ее мама, Елена Шпенглер.

УЗИ отклонений не показало

– До рождения Дарины мы с мужем воспитали троих здоровых детей, – говорит Елена. – Сыну Алексею 28 лет. Дочке Любаше – 27. Есть приемный сын 17 лет.

Одна дочка у нас умерла при родах. Это было 18 лет назад. Я очень переживала… С тех пор детей у нас с мужем больше не было, хотя нам очень хотелось!

Шло время. 42-й год мне пошел – уже не возраст для родов. И вдруг новость – как снег на голову – беременность! Мы с мужем не сомневались: будем рожать!

Раз УЗИ прошли, два, три. Никаких патологий внутриутробно не обнаружили. И беременность проходила прекрасно, никакого токсикоза.

Муж понял и поддержал

– Дарина родилась семимесячной. Когда малышка появилась на свет, я поняла: что-то не так. Врачи стали куда -то звонить, волновались. Новорожденную завернули, бочком ее мне показали – я не успела разглядеть.

Когда я немного отошла, попросила показать дочку. Медсестра меня так странно спрашивает: «А вы готовы увидеть? Она в кювезе».

Подхожу, глаза поднимаю и вижу… этот распахнутый ротик! У меня все в глазах потемнело. Упала в обморок. Я потеряла сознание, меня отправила в реанимацию. Когда пришла в себя, врачи предложили написать отказную на ребенка. Но я твердо решила, что Дариша будет с нами.

– За два дня до рождения Дарочки наш папа (муж Юрий. – Ред.) чуть не погиб в ДТП . Поехал на машине за цветами, а ось оторвалась. Попал в больницу. Поэтому сразу после моих родов он не смог прийти ко мне. Но когда стало получше, примчался. На его лице ни мускул не дрогнул, когда ему показали Даришу. «Наша! Родная!» – только и сказал. Это испытание нас только сплотило.

Родня отвернулась

– Врачи не объяснили, как ухаживать за таким ребенком. Никому не пожелаю испытания – когда видишь изуродованного, плачущего младенца и не знаешь, что делать. Дарочка плакала сутками. И я ревела, видела, что ей больно.

У нее же нет губ. Рот постоянно открыт, весь кровил. Покупала абрикосовое масло, ромашку отварю и делаю ей марлевые аппликации. Пыталась, как могла, помочь, по наитию. Сосать грудь, конечно же, дочка не могла. По полтора-два часа сидела и сцеживала ей молоко. Так мы промучились три месяца. Потом пришла педиатр и посоветовала: поезжайте в челюстно-лицевую хирургию. Оказалось, беда исправима – такие операции делают в Москве !

У Дарины выявили серьезный генетический сбой, восемь мутаций в организме. Ротик кровил постоянно. Твердую пищу она до сих пор есть не может – только жидкую.

– Из-за чего этот сбой? Возраст не мог повлиять?

– Мне сейчас 46 лет. Мужу будет 10 ноября – 48. Но говорят, в любом возрасте может родиться такой ребенок.

По словам женщины, после рождения Дарины родственники от их семьи отвернулись.

– Только одна моя сестра меня поддержала, остальные родные – нет, – вздыхает Елена. – Братья, их дети, мама мужа не приняли Даришу. Не замечали ее с рождения.

Мы Дарочку не прячем, везде с ней ходим. И вот представьте: мы заходим в магазин и сталкиваемся с родными – они тут же выходят, в нашу сторону не смотрят. Делают вид, что не видят. И своих детей просят отвернуться.

Нам не нужна была война с родственниками. Мы вынуждены были уехать из родного поселка Вольного подальше.

Зато наши дети и их семьи нас поддерживают. Они любят Дариночку. Признавались, что сначала тяжело было смотреть на нее, но теперь привыкли.

Муж Юра ничуть не стесняется – везде гуляет с дочкой. Некоторые говорили, мол, наденьте ребенку маску противогриппозную. Муж отвечает: «Не хотите – не смотрите, а мы принимаем нашу дочку такой, какая она есть».

Не взяли в детский сад

– В детский сад по месту жительства Дариночку не приняли, – продолжает Елена. – Мол, другие дети испугаются. Но сейчас из местного социального центра приезжают воспитательницы, раз в неделю занимаются с дочкой. Она девочка компанейская. Мы накупили ей игрушек – ходящих, говорящих. Но это ведь не заменяет ей общения с ребятишками!

Она любит петь, модничает, крутится перед зеркалом. Любит кубики собирать, конструктор. Правда, тяжеловато ей. У Дарочки работают на ручках только по два пальчика: нет суставов. С этим ничего не поделать.

– Нет. До рождения Дары работала заведующей сельским клубом. Муж на инвалидности по зрению – на работе глаз потерял. Получаем пенсию.

Поклонники из Москвы

Шпенглеры рассказали про Дарину и ее беду в интернете – начали приходить деньги. И семья смогла поехать на операцию в Москву.

– Здесь у дочки друзья появились, – рассказывает Елена. – Про нее узнал один дедушка – москвич, ему 80 лет. Приезжает к ней каждую неделю. В шутку себя поклонником Дары называет.

И еще одна женщина, Валентина Александровна, игрушки в подарок Дарине принесла: «У меня внуков нет. Можно, я буду Даришке бабушкой?» Я говорю: «Конечно!»

Сейчас в московской клинике Дарина проходит реабилитацию после первой успешно проведенной операции. Ей ушили рот, чтобы не было такой большой расщелины.

– В дальнейшем будем делать ей губы, наращивать кость и мышцы, так как у нее нет совсем нижней кости – подбородка, – продолжает Елена. – Каждые два года будет операция…

«Они сами сломали ей руки и ноги»

– А родственники продолжают доставлять неприятности, – негодует Елена Шпенглер. – В красноярскую полицию пришло заявление: якобы мы мошенники, сами сломали рот ребенку, руки и ноги! Мне из полиции звонили, требовали объяснения. Хирург, который оперировал Дару, был в шоке, когда об этом узнал…

Конечно, по этому заявлению разберутся и поймут, что это полная глупость. Но нервы-то треплют!

А нам Дарочку надо поднимать. И мы, родители, должны нормально себя чувствовать, не дергаться, потому что наши нервы передаются ей. Дарочке еще много всего предстоит выдержать.

МНЕНИЕ ВРАЧА

«Порой бессердечность поражает»

– Девочка сейчас лежит у нас в больнице, – сказал « КП » оперировавший Дару хирург Орест Топольницкий. – Случай очень редкий. Некоторые благотворительные фонды отказались помочь деньгами на операцию – сказали, мол, «все равно она умрет». Но мы по ОМС (полису обязательного медицинского страхования) на свой страх и риск прооперировали ребенка. Девочке предстоит еще много операций. Сейчас сделали самую сложную. Риск был: у ребенка низкая масса тела, кровопотери опасны.

Знаю, что у родителей возникла еще неожиданная проблема, связанная с их родственниками. Невзлюбили они эту девочку. Бессердечность некоторых взрослых просто поражает!

источник

В Клиническом центре челюстно-лицевой, реконструктивно-восстанови-тельной и пластической хирургии Московского государственного медико-стома-тологического университета прошла сложная операция. Хирурги колдовали над лицом трехлетней Дарины Шпенглер из Красноярского края.

Дарина родилась 18 июня 2013 года с редким диагнозом: «акрофациальный дизостоз Нагера». У нее большая расщелина рта, нет губ и подбородка… Врачи пытаются помочь девочке обрести нормальное лицо. Историю Дарины «Комсомолке» рассказала ее мама, Елена Шпенглер.

УЗИ отклонений не показало

— До рождения Дарины мы с мужем воспитали троих здоровых детей, — говорит Елена. — Сыну Алексею 28 лет. Дочке Любаше — 27. Есть приемный сын 17 лет.

Одна дочка у нас умерла при родах. Это было 18 лет назад. Я очень переживала… С тех пор детей у нас с мужем больше не было, хотя нам очень хотелось!

Шло время. 42-й год мне пошел — уже не возраст для родов. И вдруг новость — как снег на голову — беременность! Мы с мужем не сомневались: будем рожать!

Раз УЗИ прошли, два, три. Никаких патологий внутриутробно не обнаружили. И беременность проходила прекрасно, никакого токсикоза.

Муж понял и поддержал

— Дарина родилась семимесячной. Когда малышка появилась на свет, я поняла: что-то не так. Врачи стали куда -то звонить, волновались. Новорожденную завернули, бочком ее мне показали — я не успела разглядеть.

Когда я немного отошла, попросила показать дочку. Медсестра меня так странно спрашивает: «А вы готовы увидеть? Она в кювезе».

Подхожу, глаза поднимаю и вижу… этот распахнутый ротик! У меня все в глазах потемнело. Упала в обморок. Я потеряла сознание, меня отправила в реанимацию. Когда пришла в себя, врачи предложили написать отказную на ребенка. Но я твердо решила, что Дариша будет с нами.

— За два дня до рождения Дарочки наш папа (муж Юрий. — Ред.) чуть не погиб в ДТП . Поехал на машине за цветами, а ось оторвалась. Попал в больницу. Поэтому сразу после моих родов он не смог прийти ко мне. Но когда стало получше, примчался. На его лице ни мускул не дрогнул, когда ему показали Даришу. «Наша! Родная!» — только и сказал. Это испытание нас только сплотило.

Родня отвернулась

— Врачи не объяснили, как ухаживать за таким ребенком. Никому не пожелаю испытания — когда видишь изуродованного, плачущего младенца и не знаешь, что делать. Дарочка плакала сутками. И я ревела, видела, что ей больно.

У нее же нет губ. Рот постоянно открыт, весь кровил. Покупала абрикосовое масло, ромашку отварю и делаю ей марлевые аппликации. Пыталась, как могла, помочь, по наитию. Сосать грудь, конечно же, дочка не могла. По полтора-два часа сидела и сцеживала ей молоко. Так мы промучились три месяца. Потом пришла педиатр и посоветовала: поезжайте в челюстно-лицевую хирургию. Оказалось, беда исправима — такие операции делают в Москве !

У Дарины выявили серьезный генетический сбой, восемь мутаций в организме. Ротик кровил постоянно. Твердую пищу она до сих пор есть не может — только жидкую.

— Из-за чего этот сбой? Возраст не мог повлиять?

— Мне сейчас 46 лет. Мужу будет 10 ноября — 48. Но говорят, в любом возрасте может родиться такой ребенок.

По словам женщины, после рождения Дарины родственники от их семьи отвернулись.

— Только одна моя сестра меня поддержала, остальные родные — нет, — вздыхает Елена. — Братья, их дети, мама мужа не приняли Даришу. Не замечали ее с рождения.

Мы Дарочку не прячем, везде с ней ходим. И вот представьте: мы заходим в магазин и сталкиваемся с родными — они тут же выходят, в нашу сторону не смотрят. Делают вид, что не видят. И своих детей просят отвернуться.

Нам не нужна была война с родственниками. Мы вынуждены были уехать из родного поселка Вольного подальше.

Зато наши дети и их семьи нас поддерживают. Они любят Дариночку. Признавались, что сначала тяжело было смотреть на нее, но теперь привыкли.

Муж Юра ничуть не стесняется — везде гуляет с дочкой. Некоторые говорили, мол, наденьте ребенку маску противогриппозную. Муж отвечает: «Не хотите — не смотрите, а мы принимаем нашу дочку такой, какая она есть».

Не взяли в детский сад

— В детский сад по месту жительства Дариночку не приняли, — продолжает Елена. — Мол, другие дети испугаются. Но сейчас из местного социального центра приезжают воспитательницы, раз в неделю занимаются с дочкой. Она девочка компанейская. Мы накупили ей игрушек — ходящих, говорящих. Но это ведь не заменяет ей общения с ребятишками!

Она любит петь, модничает, крутится перед зеркалом. Любит кубики собирать, конструктор. Правда, тяжеловато ей. У Дарочки работают на ручках только по два пальчика: нет суставов. С этим ничего не поделать.

— Нет. До рождения Дары работала заведующей сельским клубом. Муж на инвалидности по зрению — на работе глаз потерял. Получаем пенсию.

Поклонники из Москвы

Шпенглеры рассказали про Дарину и ее беду в интернете — начали приходить деньги. И семья смогла поехать на операцию в Москву.

— Здесь у дочки друзья появились, — рассказывает Елена. — Про нее узнал один дедушка — москвич, ему 80 лет. Приезжает к ней каждую неделю. В шутку себя поклонником Дары называет.

И еще одна женщина, Валентина Александровна, игрушки в подарок Дарине принесла: «У меня внуков нет. Можно, я буду Даришке бабушкой?» Я говорю: «Конечно!»

Сейчас в московской клинике Дарина проходит реабилитацию после первой успешно проведенной операции. Ей ушили рот, чтобы не было такой большой расщелины.

— В дальнейшем будем делать ей губы, наращивать кость и мышцы, так как у нее нет совсем нижней кости — подбородка, — продолжает Елена. — Каждые два года будет операция…

«Они сами сломали ей руки и ноги»

— А родственники продолжают доставлять неприятности, — негодует Елена Шпенглер. — В красноярскую полицию пришло заявление: якобы мы мошенники, сами сломали рот ребенку, руки и ноги! Мне из полиции звонили, требовали объяснения. Хирург, который оперировал Дару, был в шоке, когда об этом узнал…

Конечно, по этому заявлению разберутся и поймут, что это полная глупость. Но нервы-то треплют!

А нам Дарочку надо поднимать. И мы, родители, должны нормально себя чувствовать, не дергаться, потому что наши нервы передаются ей. Дарочке еще много всего предстоит выдержать.

МНЕНИЕ ВРАЧА

«Порой бессердечность поражает»

— Девочка сейчас лежит у нас в больнице, — сказал « КП » оперировавший Дару хирург Орест Топольницкий. — Случай очень редкий. Некоторые благотворительные фонды отказались помочь деньгами на операцию — сказали, мол, «все равно она умрет». Но мы по ОМС (полису обязательного медицинского страхования) на свой страх и риск прооперировали ребенка. Девочке предстоит еще много операций. Сейчас сделали самую сложную. Риск был: у ребенка низкая масса тела, кровопотери опасны.

Знаю, что у родителей возникла еще неожиданная проблема, связанная с их родственниками. Невзлюбили они эту девочку. Бессердечность некоторых взрослых просто поражает!

Если кто-то хочет помочь Дарине, вот счет ее мамы:

источник

Эта семья позировала для фото. Когда мать увидела, КТО стоит сзади, то чуть не упала в обморок!

Не преувеличу, если скажу, что матери везде ждут сыновей одинаково, будь то в Росси, США или на Ближнем Востоке. Ведь материнская любовь как безусловный рефлекс — на всю жизнь. Они молят Бога каждую секунду, чтоб их сыновья и дочери были целы и невредимы и чтобы их не настигла никакая беда.

Однажды одна американская семья решила сделать фото на память неподалеку от спортивной площадки. Когда фотограф уже хотел сделать кадр, вдруг оказалось, что позади женщины в розовой футболке кто-то стоит. Обернувшись, она увидела перед собой своего сына в военной форме и с букетом цветов.

Словами тяжело описать, какой вихрь эмоций испытала эта женщина. В какую-то секунду мне даже показалось, что она вот-вот упадет в обморок. Из-за искренности эмоций можно даже простить видеооператору, что он перевернул камеру в самый неподходящий момент.

Здесь невозможно не вставить цитату из стихотворения Высоцкого: «Возвращайтесь скорей! Ивы плачут по вас, и без ваших улыбок бледнеют и сохнут рябины…»

Какое же это счастье — дождаться своего сына, которого не видела уже несколько лет! Желаем, чтобы каждая женщина испытала подобные эмоции и призываем распространить это трогательное видео среди друзей.

источник

Мама решила проконтролировать купание сына и чуть в обморок не упала! Но врач скорой не смог сказать, что с ребенком….

В одной близко знакомой мне семье случилось на той неделе вот что: Пришло, значит, чадо с прогулки (8 лет), все такое довольное и страшно грязное.

И немедленно было отправлено в ванну мыться. Сын, в принципе, уже взрослый и сам моется, но сегодня родительское сердце захотело полного контроля.


В ходе процедуры мама замечает на лопатке сына странное новообразование — сине-фиолетового цвета. При попытке прикоснуться к зловещему вздутию сын начинает дергаться, орать и вырываться. Мама бледнеет с лица, прекращает мытье, наскоро вытирает сына и немедленно вызывает неотложку. Детская неотложка — это отдельная песня — но в данном случае она приехала быстро, молодой врач поковырял волдырь пинцетом — принял денежку, вздохнул, и сказал, мол — чего там — это не укус неизвестной твари, а нечто странное, идите в поликлинику, да не затягивайте.

Пришедший вечером папа был немедленно отправлен записываться к местному терапевту. Придя к 7 утра за номерками, он офигел — и немедленно проплатил денюжку — ибо номерки были только на конец следующей недели.

И вот терапевт — женщина многих вздутий под белым халатом. Приняла денюжку, повертела мальчишку, брезгливо покосилась на его спинный нарост и сказала:

— Что ж вы, мамочка, так затянули? Это видать онкология, да еще и запущенная. Вот я вам направление в детский онкодиспансер выпишу. Маму откачивали лекарствами и водкой. Папа молча скрипел крышками от пива на зубах. Запись в онкодиспансер уже датируется только следующим месяцем. Проплатили денюжку раз — за быстрый прием и денюжку два — за быстрые анализы.

Врач-онколог посмотрел ребенка, принял денюжку и мрачно изрек: — Плохая опухоль, в зоне сердца. Может быть неоперабельна. Мама начала сползать со стула, хотя она, вообще, женщина крепкая и бывалая.

— Но вы к профессору наведайтесь, в Академии принимает, — обнадежил врач, — может он чего и присоветует.

Значится — денюжка за прием к профессору, денюжка за анализы в его лаборатории. Заводят мальчишку к светиле, который в это время недоуменно изучает анализы и спрашивает (но вежливо):

— Чего, мол, с такими прекрасными анализами приперлись?

— Да вот, — говорит мама, — на спинке тут у нас…

Профессор долго смотрит на спину мальчика, трогает опухоль пальцем, скоблит ее специальной палочкой. Мама тихо доходит рядом. Потом профессор берется за опухоль рукой и, эдак по-богатырски, ВЫРЫВАЕТ ее из спины. Мама падает в обморок, сын орет и носится но кабинету кругами. Профессор (здоровый дядька) мрачно приводит маму в чувство и грозно спрашивает:

— Зачем вы, уважаемая, ко мне привели ребенка, у которого жевачка приклеилась к спине и грязью уже покрылась от времени? Вот такая развязка. Но денюжку профессор взял — а чего? На доброе дело — денег не жалко!

В самой обычной, среднестатистической семье произошел такой случай: 8 летний сын заходит в квартиру после прогулки грязный, измазанный, как только можно.

Его естественно сразу отправили в ванну.

В принципе, ребенок уже довольно взрослый и в состоянии сам помыться, но маму что-то «дернуло» проконтролировать сей процесс. В процессе мама увидела странное вздутие на лопатке мальчика.

А когда она попыталась потрогать это сине-фиолетовое новообразование, чадо сразу начало кричать, пытаться вырваться. Мать понятное дело пугается, бледнеет, быстро заканчивает купание, и пока сын вытирается, сразу же вызывает скорую помощь. Добралась до их дома скорая довольно быстро.

Осматривать сына зашел совсем юный врач. Начал он с того, что взял деньги, а лишь потом придвинулся к мальчику. Молодой врач взял пинцет, потыкал им в волдырь и говорит: «Это явно не укус. Но вздутие очень странное. Не могу вам сказать что это, так что обращайтесь в поликлинику. Затягивать с этим не советую».

Вечером домой пришел глава семейства, но он сразу же ушел записывать маму с сыном на ближайший прием к педиатру. В больнице ему дали номерок на следующую неделю. А ждать то никак нельзя, нужно скорее узнать, что с сыном, вот отцу и пришлось платить за ближайший прием.

Придя на обследование, мама с сыном увидели женщину. Она тоже сначала взяла деньги, потом лениво начала осматривать мальчишку, окинула брезгливым взглядом спинной нарост и сказала: «Это не ко мне. Скорее всего это онкология, а запустили то как… Нельзя так, мамаша. Всё, что я могу сделать – выписать направление в онкологическое отделение».

Маму с такими событиями придется класть в кардиологию, потому что сердце у неё уже прихватывало. Отец только бегал за спиртным и пытался держаться.

Ближайшая запись в онкологическом отделении через месяц, а нужно как можно быстрее. Снова пришлось выкладывать деньги за то, чтобы быстро приняли и чтобы быстро сделали анализы. Онколог показался опытным мужчиной.

Серьезный взгляд, умный вид и очень плохие слова: «Оперировать нельзя, опухоль образовалась близко к сердцу. Я ничем не смогу помочь… Но есть один профессор, который берется даже за самые отчаянные случаи, сходите в его Академию».

Мама чуть было от его слов в обморок не упала. Надежда умирает последней.

Пришли в Академию, очередной раз заплатили деньги за быстрый прием и ещё одни анализы (в его лаборатории).

Сделали значит всё, уже стоят перед профессором и тут он выдает: «Анализы прекрасные. В чем проблема то?» Мама показывает на спину сына. Профессор осмотрел этот нарост, поковырял палочкой.

А в это время мама уже почти без чувств. Потом просто взял рукой и отодрал эту опухоль от спины. Мама в шоке падает в обморок, сын бегает по кабинету и кричит от боли.

Тем временем чудо — врач привел мать в чувства и говорит ей: «Не стоит переживать. Это просто жвачка к спине прилипла и давно, потому что грязью уже вся покрылась. Не приводите больше сына с такими «проблемами» ко мне». Далее профессор вернул деньги и отправил счастливую семью домой.

Мать начала купать ребенка и чуть не упала в обморок! Но доктор скорой помощи не смог сказать, ЧТО с ее сыном…

В одной близко знакомой мне семье случилось на той неделе вот что: Пришло, значит, чадо с прогулки (8 лет), все такое довольное и страшно грязное.

И немедленно было отправлено в ванну мыться. Сын, в принципе, уже взрослый и сам моется, но сегодня родительское сердце захотело полного контроля.

В ходе процедуры мама замечает на лопатке сына странное новообразование — сине-фиолетового цвета. При попытке прикоснуться к зловещему вздутию сын начинает дергаться, орать и вырываться. Мама бледнеет с лица, прекращает мытье, наскоро вытирает сына и немедленно вызывает неотложку. Детская неотложка — это отдельная песня — но в данном случае она приехала быстро, молодой врач поковырял волдырь пинцетом — принял денежку, вздохнул, и сказал, мол — чего там — это не укус неизвестной твари, а нечто странное, идите в поликлинику, да не затягивайте.

Пришедший вечером папа был немедленно отправлен записываться к местному терапевту. Придя к 7 утра за номерками, он офигел — и немедленно проплатил денюжку — ибо номерки были только на конец следующей недели.

И вот терапевт — женщина многих вздутий под белым халатом. Приняла денюжку, повертела мальчишку, брезгливо покосилась на его спинный нарост и сказала:

— Что ж вы, мамочка, так затянули? Это видать онкология, да еще и запущенная. Вот я вам направление в детский онкодиспансер выпишу. Маму откачивали лекарствами и водкой. Папа молча скрипел крышками от пива на зубах. Запись в онкодиспансер уже датируется только следующим месяцем. Проплатили денюжку раз — за быстрый прием и денюжку два — за быстрые анализы.

Врач-онколог посмотрел ребенка, принял денюжку и мрачно изрек: — Плохая опухоль, в зоне сердца. Может быть неоперабельна. Мама начала сползать со стула, хотя она, вообще, женщина крепкая и бывалая.

— Но вы к профессору наведайтесь, в Академии принимает, — обнадежил врач, — может он чего и присоветует.

Значится — денюжка за прием к профессору, денюжка за анализы в его лаборатории. Заводят мальчишку к светиле, который в это время недоуменно изучает анализы и спрашивает (но вежливо):

— Чего, мол, с такими прекрасными анализами приперлись?

— Да вот, — говорит мама, — на спинке тут у нас…

Профессор долго смотрит на спину мальчика, трогает опухоль пальцем, скоблит ее специальной палочкой. Мама тихо доходит рядом. Потом профессор берется за опухоль рукой и, эдак по-богатырски, ВЫРЫВАЕТ ее из спины. Мама падает в обморок, сын орет и носится но кабинету кругами. Профессор (здоровый дядька) мрачно приводит маму в чувство и грозно спрашивает:

— Зачем вы, уважаемая, ко мне привели ребенка, у которого жевачка приклеилась к спине и грязью уже покрылась от времени? Вот такая развязка. Но денюжку профессор взял — а чего? На доброе дело — денег не жалко!

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Многие родители, которые хоть раз испытали чувство страха, видя, как их малыш упал в обморок, задаются вопросом: «Отчего это происходит? Почему здоровый и активный ребенок падает в обморок, и каковы причины такого состояния?». Несмотря на то, что кратковременная потеря сознания у детей – явление не частое, мамам и папам следует знать, что предпринимать и как действовать, если малыш упал в обморок, что может сопутствовать внезапному оттоку крови от головного мозга.

Основной причиной падения ребенка в обморок является нарушение процессов работы головного мозга, вследствие резкого кратковременного оттока крови. На незначительное время малыш теряет чувствительность и возможность управлять своими движениями.

Что чувствует ребенок перед тем, как падает и на что следует обратить вниманием родителям, если у малыша участились случаи потери сознания? На что необходимо обращать внимание прежде всего? Тревожными симптомами перед наступлением приступа могут стать:

  • Обмороки у детей начинаются с проявления внезапной слабости – малыш как бы оседает, кожный покров его бледнеет;
  • Ребенок может пожаловаться на легкое головокружение, потерю зрения («темнеет в глазах»);
  • Перед тем, как ребенок падает в обморок, у него появляется «звон» в ушах, в голове, неприятные ощущения в виде тошноты;
  • Вышеперечисленные признаки сопровождаются нестабильным ритмом пульса, он либо учащается, либо становиться реже.
  • Если вы находитесь рядом со своим малышом, вы можете наблюдать, как он резко начинает бледнеть, на лбу выступают капельки пота, затем резко опускается на землю и в течение 25-30 секунд перестает реагировать на внешние раздражающие факторы.

После того, как ребенок упал в обморок, а затем пришел в себя, он еще некоторое время не понимает, что же с ним случилось, находясь как бы в прострации. Наступает этап реабилитации, у малыша может побаливать голова, его может подташнивать и наблюдается некоторые болевые ощущения в груди, чаще всего в области сердца. Такое состояние может продлиться некоторое время, и зависит от причин, по которым малыш потерял сознание, и от той помощи, которую оказали родители или близкие люди, находящиеся рядом.

Почему малыш упал в обморок и каковы основные причины потери сознания? Часто мы недоумеваем – отчего среди множества детей именно наш ребенок вдруг резко оседает или падает на улице? На что необходимо обратить свое внимание, и к какому врачу нам следует сразу же обратиться?

Причин падения в обморок может быть несколько, вот основные из них:

  1. Кроха травмирован и ощущает сильную боль, с которой маленький организм еще не способен справиться. При этом головной мозг, перестающий реагировать на болевые ощущения в других органах организма, начинает отключаться;
  2. Ребенок падает в обморок от большой кровопотери в следствие травмы.
  3. Нервное или эмоциональное возбуждение или потрясение, связанное с детскими страхами и предубеждениями. Это может случиться в поликлинике на приеме у врача, если ваш малыш боится доктора и уколов, дома, если кроха сделал что-нибудь такое, за что однозначно должен понести наказание, при первых посещениях детского сада, когда ребенок испытывает страх остаться один без родителей.
  4. Отсутствие аппетита и необоснованное голодание, употребление некачественных продуктов питания или алкогольных и табачных изделий в раннем возрасте. Чаще всего это случается в неблагополучных семьях, где дети предоставлены сами себе и родители не контролируют их поведение и действия.
  5. Ребенок падает в обморок при плаче, если он перевозбужден и работа его вегето-сосудистой системы нарушена. Нестабильная работа сосудистой системы часто приводит и к тому, что резкие движения, например смена положения тела, могут явиться причиной обморока.
  6. Жаркое время года, длительное нахождение на солнце или в плохо проветриваемом помещении. Недостаток кислорода и перегревание организма – наиболее часто встречающиеся причины обморока у детей в летний промежуток времени.
  7. Общее состояние здоровья ребенка, авитаминоз и инфекционные заболевания. Ребенок падает в обморок, если его организм ослаблен, и иммунная система перестает справляться с вирусами и инфекциями.

Обычно каждое обморочное состояние у маленьких детей проходит само и с течением времени организм возобновляет свое нормальное функционирование. Однако в любом случае, если даже вы знаете точную причину того, почему ребенок падает в обморок, и не видите в этом ничего страшного, обязательно обращайтесь к врачу. За видимой обоснованностью потери сознания могут стоять серьезные заболевания и нарушения работы маленького организма.

Первой, и самая главная рекомендация для родителей, если малыш потерял сознание – не поддаваться панике и взять себя в руки. От этого зависит насколько быстро вы приведете ребенка в чувства и насколько эффективна будет помощь, которую вы ему окажете.

Первая помощь при обмороке у детей:

  • Незамедлительно уложите ребенка в горизонтальное положение. Положение ног при этом должно быть чуть приподнято по отношению к голове, чтобы максимально обеспечить приток крови к головному мозгу;
  • Обеспечьте доступ кислорода малышу. Если потеря сознания случилась в помещении – откройте она и двери, дав возможность свежему воздуху вентилировать. Если в помещении скопление людей – попросите их выйти или хотя бы отойти от малыша.
  • При обмороке обязательно дайте малышу понюхать нашатырный спирт, если под руками нет этого препарата, легко похлопайте ребенка по щекам. Таким образом, вы сможете быстрее привести его в чувство.
  • Когда состояние нормализовалось, найдите возможность дать малышу что-нибудь сладкое – конфету, кубик шоколада или сладкий напиток. Ребенок должен находиться в горизонтальном состоянии до полного прихода в сознание или до приезда скорой помощи.

Определить истинную причину того, почему случилась потеря сознания, поможет только специалист. Причем, это не касается возраста малыша и причин, приведших к этому. Обморок у ребенка 3 лет или старше обязательно должен стать поводом посещения педиатра и проведения тщательного обследования.

источник

Трехлетней девочке с редким заболеванием пытаются вернуть нормальное лицо

В Клиническом центре челюстно-лицевой, реконструктивно-восстанови-тельной и пластической хирургии Московского государственного медико-стома-тологического университета прошла сложная операция.

Дарина родилась 18 июня 2013 года с редким диагнозом: «акрофациальный дизостоз Нагера». У нее большая расщелина рта, нет губ и подбородка… Врачи пытаются помочь девочке обрести нормальное лицо. Историю Дарины «Комсомолке» рассказала ее мама, Елена Шпенглер.

УЗИ отклонений не показало

– До рождения Дарины мы с мужем воспитали троих здоровых детей, – говорит Елена. – Сыну Алексею 28 лет. Дочке Любаше – 27. Есть приемный сын 17 лет.

Одна дочка у нас умерла при родах. Это было 18 лет назад. Я очень переживала… С тех пор детей у нас с мужем больше не было, хотя нам очень хотелось!

Шло время. 42-й год мне пошел – уже не возраст для родов. И вдруг новость – как снег на голову – беременность! Мы с мужем не сомневались: будем рожать!

Раз УЗИ прошли, два, три. Никаких патологий внутриутробно не обнаружили. И беременность проходила прекрасно, никакого токсикоза.

Муж понял и поддержал

– Дарина родилась семимесячной. Когда малышка появилась на свет, я поняла: что-то не так. Врачи стали куда -то звонить, волновались. Новорожденную завернули, бочком ее мне показали – я не успела разглядеть.

Когда я немного отошла, попросила показать дочку. Медсестра меня так странно спрашивает: «А вы готовы увидеть? Она в кювезе».

Подхожу, глаза поднимаю и вижу… этот распахнутый ротик! У меня все в глазах потемнело. Упала в обморок. Я потеряла сознание, меня отправила в реанимацию. Когда пришла в себя, врачи предложили написать отказную на ребенка. Но я твердо решила, что Дариша будет с нами.

– За два дня до рождения Дарочки наш папа (муж Юрий. – Ред.) чуть не погиб в ДТП . Поехал на машине за цветами, а ось оторвалась. Попал в больницу. Поэтому сразу после моих родов он не смог прийти ко мне. Но когда стало получше, примчался. На его лице ни мускул не дрогнул, когда ему показали Даришу. «Наша! Родная!» – только и сказал. Это испытание нас только сплотило.

Дарина родилась 18 июня 2013 года с редким диагнозом: «акрофациальный дизостоз НагераФото: Виктор ГУСЕЙНОВtrue_kpru

Родня отвернулась

– Врачи не объяснили, как ухаживать за таким ребенком. Никому не пожелаю испытания – когда видишь изуродованного, плачущего младенца и не знаешь, что делать. Дарочка плакала сутками. И я ревела, видела, что ей больно.

У нее же нет губ. Рот постоянно открыт, весь кровил. Покупала абрикосовое масло, ромашку отварю и делаю ей марлевые аппликации. Пыталась, как могла, помочь, по наитию. Сосать грудь, конечно же, дочка не могла. По полтора-два часа сидела и сцеживала ей молоко. Так мы промучились три месяца. Потом пришла педиатр и посоветовала: поезжайте в челюстно-лицевую хирургию. Оказалось, беда исправима – такие операции делают в Москве !

У Дарины выявили серьезный генетический сбой, восемь мутаций в организме. Ротик кровил постоянно. Твердую пищу она до сих пор есть не может – только жидкую.

– Из-за чего этот сбой? Возраст не мог повлиять?

– Мне сейчас 46 лет. Мужу будет 10 ноября – 48. Но говорят, в любом возрасте может родиться такой ребенок.

По словам женщины, после рождения Дарины родственники от их семьи отвернулись.

– Только одна моя сестра меня поддержала, остальные родные – нет, – вздыхает Елена. – Братья, их дети, мама мужа не приняли Даришу. Не замечали ее с рождения.

Мы Дарочку не прячем, везде с ней ходим. И вот представьте: мы заходим в магазин и сталкиваемся с родными – они тут же выходят, в нашу сторону не смотрят. Делают вид, что не видят. И своих детей просят отвернуться.

Нам не нужна была война с родственниками. Мы вынуждены были уехать из родного поселка Вольного подальше.

Зато наши дети и их семьи нас поддерживают. Они любят Дариночку. Признавались, что сначала тяжело было смотреть на нее, но теперь привыкли.

Муж Юра ничуть не стесняется – везде гуляет с дочкой. Некоторые говорили, мол, наденьте ребенку маску противогриппозную. Муж отвечает: «Не хотите – не смотрите, а мы принимаем нашу дочку такой, какая она есть».

Не взяли в детский сад

– В детский сад по месту жительства Дариночку не приняли, – продолжает Елена. – Мол, другие дети испугаются. Но сейчас из местного социального центра приезжают воспитательницы, раз в неделю занимаются с дочкой. Она девочка компанейская. Мы накупили ей игрушек – ходящих, говорящих. Но это ведь не заменяет ей общения с ребятишками!

Она любит петь, модничает, крутится перед зеркалом. Любит кубики собирать, конструктор. Правда, тяжеловато ей. У Дарочки работают на ручках только по два пальчика: нет суставов. С этим ничего не поделать.

– Нет. До рождения Дары работала заведующей сельским клубом. Муж на инвалидности по зрению – на работе глаз потерял. Получаем пенсию.

Поклонники из Москвы

Шпенглеры рассказали про Дарину и ее беду в интернете – начали приходить деньги. И семья смогла поехать на операцию в Москву.

– Здесь у дочки друзья появились, – рассказывает Елена. – Про нее узнал один дедушка – москвич, ему 80 лет. Приезжает к ней каждую неделю. В шутку себя поклонником Дары называет.

И еще одна женщина, Валентина Александровна, игрушки в подарок Дарине принесла: «У меня внуков нет. Можно, я буду Даришке бабушкой?» Я говорю: «Конечно!»

Сейчас в московской клинике Дарина проходит реабилитацию после первой успешно проведенной операции. Ей ушили рот, чтобы не было такой большой расщелины.

– В дальнейшем будем делать ей губы, наращивать кость и мышцы, так как у нее нет совсем нижней кости – подбородка, – продолжает Елена. – Каждые два года будет операция…

«Они сами сломали ей руки и ноги»

– А родственники продолжают доставлять неприятности, – негодует Елена Шпенглер. – В красноярскую полицию пришло заявление: якобы мы мошенники, сами сломали рот ребенку, руки и ноги! Мне из полиции звонили, требовали объяснения. Хирург, который оперировал Дару, был в шоке, когда об этом узнал…

Конечно, по этому заявлению разберутся и поймут, что это полная глупость. Но нервы-то треплют!

А нам Дарочку надо поднимать. И мы, родители, должны нормально себя чувствовать, не дергаться, потому что наши нервы передаются ей. Дарочке еще много всего предстоит выдержать.

МНЕНИЕ ВРАЧА

«Порой бессердечность поражает»

– Девочка сейчас лежит у нас в больнице, – сказал « КП » оперировавший Дару хирург Орест Топольницкий. – Случай очень редкий. Некоторые благотворительные фонды отказались помочь деньгами на операцию – сказали, мол, «все равно она умрет». Но мы по ОМС (полису обязательного медицинского страхования) на свой страх и риск прооперировали ребенка. Девочке предстоит еще много операций. Сейчас сделали самую сложную. Риск был: у ребенка низкая масса тела, кровопотери опасны.

Знаю, что у родителей возникла еще неожиданная проблема, связанная с их родственниками. Невзлюбили они эту девочку. Бессердечность некоторых взрослых просто поражает!

Понравилась статья? Подпишитесь на канал, чтобы быть в курсе самых интересных материалов

источник

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30